«Лёгкая» программа нелёгкой классики

Юлия Лежнева на фестивале «Под покровом музыки»

Игорь Корябин, 10.01.2013 в 23:17

Юлия Лежнева. Фото: Decca/Uli Weber

В декабре на сцене Большого зала Московской консерватории прошел мини-фестиваль Владимира Федосеева и возглавляемого им Большого симфонического оркестра имени Чайковского. Цикл из четырех концертов, объединенный абстрактно общим названием «Под покровом музыки», завершился концертом, в котором в качестве солистки мы вновь услышали Юлию Лежневу: на страницах Belcanto.ru с этой певицей мы совсем недавно встречались на одном из концертов фестиваля «Декабрьские вечера Святослава Рихтера».

Если упомянутый концерт полностью погрузил тогда в стихию барочной музыки (как инструментальной, так и вокально-оперной), то явно предновогодняя — а потому весьма компактная — программа концерта в Большом зале консерватории была построена по принципу «всего понемногу, но непременно изысканного и вкусного». Понятно, что репертуарные предпочтения программы этого вечера кардинально отличалась от идеи концерта в Белом зале ГМИИ, но всё же Юлия Лежнева, Владимир Федосеев и Большой симфонический оркестр имени Чайковского неожиданно и весьма изящно перекинули мостик к услышанному ранее.

Так, первым номером вокальной программы прозвучала вставная ария Арбака «Son qual nave ch’agitatа» из оперы «Артаксеркс» Хассе, сочиненная Риккардо Броски для своего брата Карло Броски (сопраниста-кастрата Фаринелли) по случаю первой постановки этой оперы в Лондоне в 1734 году. Если на «Декабрьских вечерах» мы услышали эту арию в камерном сопровождении оркестра «Il Giardino Armonico», то на сей раз Юлия Лежнева доказала, что и с большим составом симфонического оркестра эта бравурно-виртуозная пьеса может звучать не менее тонко, не менее деликатно и не менее выверенно в стилистическом отношении.

В качестве второго вокального номера вниманию публики были предложены явно усладившие слух ее наиболее эстетствующих представителей речитатив и ария Фьордилиджи «Temerari, sortite fuori … Come scoglio immoto resta» из оперы Моцарта «Так поступают все» — и в этой музыкальной зарисовке Юлия Лежнева предстала невероятно искушенным и психологически чувственным художником как музыки, так и слова: образ мятущейся, «раздираемой» противоречиями и бегущей от своих истинных чувств героини удался певице просто на славу! Естественно, это исполнение было подкреплено также и безупречной вокальной техникой.

Собственно, вокальная часть первого отделения на этом оказалась исчерпанной, но чтобы окончательно поставить точку в моцартовской теме, следует упомянуть о двух восхитительных бисах, представленных певицей безмятежно изящно и непринужденно свободно, спетых словно играючи, но при этом по-прежнему интонационно выразительно и осмысленно.

Мелодически «задумчивая» ария Cюзанны «Deh vieni non tardar» и пылко-восторженная ария влюбленного во всех и вся персонажа-травести Керубино «Voi che sapete» (обе — из оперы «Свадьба Фигаро») слились в единый весьма приятный финальный аккорд вечера, не проникнуться душевным расположением к которому было абсолютно невозможно.

В первом отделении прозвучала также увертюра к «Свадьбе Фигаро», а в пандан к Моцарту открыла концерт оркестровая пьеса Сальери под названием «Вариации на тему испанской фолии». И, надо сказать, интерпретации опусов и Сальери, и Моцарта Владимиру Федосееву и его оркестру в этот вечер весьма и весьма удались. Особенно интересной, по-настоящему многослойной и политонально красочной предстала музыка Сальери, но и музыка его известного антагониста Моцарта, традиционно воспринимаемого таковым в сознании нашего времени, была сыграна на редкость вдумчиво и убедительно: это в равной степени относится как к аккомпанирующему, так и к чисто инструментальному музицированию.

Совсем иная ситуация сложилась во втором отделении, полностью посвященном Россини, в котором прозвучали две крупномасштабные известнейшие увертюры к операм «Семирамида» и «Вильгельм Телль», а также речитатив и романс Матильды «Ils s’éloignent enfin … Sombre forêt» из «Вильгельма Телля» и финальное рондо Елены «Tanti affetti in tal momento» из оперы «Дева озера».

Если говорить об увертюрах, то, увы, исполнены они были явно «поперек» стиля Россини: тяжеловесно, напористо, агрессивно, с явной «тягучестью» темпов и неразличимостью тончайших оттеночных фигураций. Знаменитые россиниевские crescendi в увертюре к «Семирамиде» не удались, превратившись в громыхания, а изысканность музыкальной романтической фактуры увертюры к «Вильгельму Теллю» оказалась попросту недостижимой. Что же касается оценок оркестрового аккомпанемента, то, несмотря на их сдержанность, в данном случае они всё же склоняются на сторону вполне приемлемого музыкального сопровождения, ведь главное заключалось в том, что в вокальных номерах праздник музыки и на этот раз несло одухотворенное искусство Юлии Лежневой.

Я снова невольно вспоминаю концерт 2008 года в рамках Россиниевского фестиваля в Пезаро, который назывался «Романтическое предзнаменование» и программу которого составили фрагменты из опер «Дева озера» и «Вильгельм Телль». Основным солирующим фигурантом этого экстраординарного события стал Хуан Диего Флорес, но вместе с ним Юлия Лежнева блестяще представила тогда сцены и дуэты из названных опер. Теперь же, более чем четыре годя спустя, я, наконец, услышал в ее исполнении и арии из них.

В 2008 году Юлия Лежнева была совсем еще молодой, но уже уверенной в себе вокалисткой. Теперь же на сцену Большого зала консерватории она вышла полностью сформировавшейся певицей, по-прежнему молодой, но умудренной профессиональным опытом, так что ее творческая аура оставила свет в наших сердцах, а тепло ее волшебного голоса сразу же согрело наши души…

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть