Два музыкальных полюса христианской традиции

Ещё на двух концертах Х Московского Пасхального фестиваля

Игорь Корябин, 09.05.2011 в 21:08

Несомненно, апогеем Симфонической фестивальной программы стал вечер 4 мая в Концертном зале имени Чайковского в Москве. Естественно, никто заранее и подумать не мог, что у него будет такое скорбное целевое посвящение, но 11 марта этого года случилась беда, страшная трагедия: на Японию обрушилось сильнейшее за всю историю наблюдений землетрясение, катастрофические последствия которого были усугублены вызванным им мощнейшим цунами. В результате число погибших и пропавших без вести превысило 27 тысяч человек. Этот вечер задумывался не только как акция памяти по погибшим и пропавшим без вести, но и как благотворительный концерт в поддержку пострадавших от этого страшного стихийного бедствия, поэтому все средства от концерта были перечислены в Фонд «Красного Креста» Японии.

В этом концерте принял участие Симфонический оркестр, хор и солисты Мариинского театра, за дирижерским пультом стоял маэстро Валерий Гергиев, а открыла программу «Траурная музыка» Феликса Кругликова. Мировая премьера этого сочинения состоялась 30 апреля сего года в Омске, опять же, в рамках Х Пасхального фестиваля. Последовавшим затем основным блоком программы стал «Реквием» Джузеппе Верди для солистов, хора и оркестра, сольные партии в котором исполнили Виктория Ястребова (сопрано), Ольга Бородина (меццо-сопрано), Сергей Семишкур (тенор) и Ильдар Абдразаков (бас). Этот концерт явился не только социально значимым в масштабах мировой солидарности и сплоченности перед лицом ужасной трагедии. Несомненно, он стал и запоминающимся художественным событием в жизни Москвы. «Реквием» Верди – довольно репертуарное произведение для отечественных концертных залов, но в этот вечер он звучал по-особому набатно, по-особому просветленно, по-особому страстно, а исполнение «Траурной музыки» Кругликова по отношению к бессмертному шедевру итальянского классика стало весьма впечатляющей скорбной прелюдией.

Нельзя не констатировать тот факт, что двумя брендовыми певческими именами обсуждаемого исполнения «Реквиема» стали Ольга Бородина, принимавшая участие в открытии фестиваля, и Ильдар Абдразаков. Именно на них и пришла основная часть публики – и эти мастера нисколько не заставили в них разочароваться. Ольга Бородина пела настолько эмоционально проникновенно, настолько вдохновенно глубоко, что, казалось, ее голосом наполнялась сама наша несовершенная Вселенная, становясь от этого гармоничнее и добрее. Звучания меццо-сопрано и сопрано в этот вечер сливались на редкость хорошо, но при исполнении «ударного» для сопрано соло в финале («Libera me») Виктория Ястребова так и не смогла обнаружить в своем певческом арсенале необходимые драматические краски: ее голос, лишенный звучания грудного регистра, просто утонул в оркестре (в данном случае, вовсе не по вине дирижера). И это стало даже гораздо большей досадой, чем та «ученическая» неуверенность вовсю – нельзя не отметить – старавшегося тенора Сергея Семишкура, которая пока всё же не дает оснований для того, чтобы, не задумываясь, назвать это исполнение интерпретацией. Напротив, потрясающее владение стилем исполняемой музыки, удивительную выразительность, пластичность и кантилену своего роскошного голоса продемонстрировал Ильдар Абдразаков, подлинный певец-актер, занимающий сейчас одну из ключевых позиций в международной басовой «табели о рангах». Итак, явная неровность состава солистов объективно имела место – и от этого никуда не деться. Однако хор и оркестр в этот вечер были просто на высоте, а истинную планку исполнительского качества для них удерживали не только дирижер Валерий Гергиев, но и певцы-флагманы Ольга Бородина и Ильдар Абдразаков, поэтому ощущение возвышающего величия музыки, если хотите – музыкального катарсиса, всё равно наступило…

Возвышающее величие музыки лично мне удалось ощутить и на одном из концертов Хоровой программы фестиваля, состоявшемся 28 апреля в Храме Григория Неокесарийского в Дербицах, что находится на Большой Полянке в Москве. В этот день свое высокое певческое искусство дарил прихожанам Мужской хор «Оптина Пустынь» из Санкт-Петербурга. Вот уже на протяжении 15-ти лет этот коллектив возрождает традиции древнего православного монастырского пения. Благодаря его подвижническим усилиям многие древние певческие рукописи обрели свое второе рождение на клиросе монастырского подворья, а затем и вошли в концертные программы. Богослужебный коллектив «Оптина Пустынь» был основан в 1996 году его художественный руководителем Александром Семеновым по благословению настоятеля Санкт-Петербургского подворья монастыря «Оптина пустынь» игумена Ростислава (Якубовского). За время своего существования Мужским хором «Оптина пустынь» подготовлены такие программы, как «Тысячелетие русского церковного пения», «Любовь святая», «Распевы русских монастырей», «Раннее русское многоголосие», «Распевы древней Церкви», которые исполнялись на гастролях в России и на Украине, в Германии и Голландии, в Испании и Китае, в Колумбии и Норвегии, в Сербии и Черногории, во Франции и Швеции, в Финляндии и Эстонии. На счету Мужского хора «Оптина пустынь» – 11 записанных им сольных компакт-дисков, а также, совместно с Камерным оркестром «Венецианские солисты» («I Solisti Veneti»), участие в записи и концертах в Падуе и Вероне.

В рамках X Пасхального фестиваля прозвучала программа «Распевы древней Церкви», включившая в себя христианские песнопения X – XVII веков. Девятнадцать номеров интереснейшей программы стали своеобразной мини-антологией церковного распева. Ее основной пласт составили знаменные распевы Русской Православной Церкви XVI – XVII веков, многие из которых для своего исполнения потребовали расшифровки или иной музыкальной обработки. Не обошлось и без образцов григорианского распева X – XI веков (созданных еще до разделения церквей), а также единичных примеров византийского распева XV века, грузинского (карталино-кахетинского) распева XVI века и болгарского распева XVII века. Прозвучало и одно сочинение нашего современника Владимира Мартынова (род. 1946) «Ангел вопияше» – стилизация путевого распева (разновидности знаменного). Шесть участников хора (четыре тенора и два баса) плюс дирижер (художественный руководитель) своим искусством под сводами храма рождали то благостное ощущение умиротворенных «божественных» звучностей, не плениться и не восхититься которыми было просто невозможно.

Выступление этого коллектива стало одним из несомненных украшений многоликой Хоровой программы. Московский Пасхальный фестиваль – фестиваль православного начала, но, как видим, его исполнительские рамки вовсе не замыкаются на этом. В нынешнем году прозвучал «Реквием» Верди, но в разные фестивальные годы звучали, к примеру, такие великие пассионы Баха, как «Страсти по Матфею» и «Страсти по Иоанну». Великие шедевры, созданные в католической музыкальной традиции, и духовные сочинения а cappella православного толка (хоровые и сольно-хоровые) вполне «мирно» и органично уживаются в одном и том же творческом музыкальной измерении. И это говорит о том, что Московский Пасхальный фестиваль, обращающийся ежегодно к огромнейшему пласту светской музыки, весьма демократичен и репертуарно открыт любым проявлениям и музыки духовной. Думается, что в этом кроется один из залогов его успеха и необычайно широкой географии фестивального охвата.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть