В шоке от крыс

«Лоэнгрин» на Байройтском фестивале

Сергей Коровин, 25.08.2012 в 16:13

«Лоэнгрин» на Байройтском фестивале

В этом году наш специальный корреспондент находится на знаменитом Вагнеровском фестивале в Байройте, где увидит четыре из пяти спектаклей, предлагаемых публике этим летом. Подробные отчёты о них появятся вскоре на страницах нашего сайта. А пока мы предлагаем вниманию наших читателей небольшую рецензию из зарубежной прессы, рассказывающей о «Лоэнгрине», единственном спектакле, который не посетит наш корреспондент. Пусть эта публикация будет своеобразным приглашением к долгому и увлекательному разговору о Байройте–2012!

Среди последних событий Байройтского фестиваля можно отметить возобновление новой спорной постановки, которая, казалось бы, неохотно будет принята всеми и, в конечном итоге, не вызовет большого восторга. Оперная тетралогия «Кольцо нибелунга», поставленная Патрисом Шеро в 1976 году, спустя сто лет со времени первого представления публике этого произведения, до сих пор является стандартом, своего рода классикой современной режиссуры, а вот «Лоэнгрин» Ганса Нойенфельса, удивившего всех хором в костюмах крыс, последняя (и по времени, и по качеству) постановка в вагнеровском ряду. В 2010 году, когда эта версия была впервые обнародована, большинство критиков охарактеризовало «Лоэнгрина» как «евромусор». Прошлогодняя попытка возродить оперу была вновь принята с недоверием. Но третий «заброс удочки», состоявшийся этим летом, кажется, действительно будет иметь успех. Удивительно, но на выходе из театрального зала можно было часто услышать не совсем немецкое слово «супер».

«Лоэнгрин» на Байройтском фестивале

Несомненно, само музыкальное исполнение должно иметь к успеху какое-то отношение. В течение двух сезонов подряд звездный тенор Клаус Флориан Фогт был единственным солистом во всех пяти постановках, получившим бурные овации публики. Его гибкий и искристый голос не только полностью соответствовал неземному героизму главного героя, но и внес свой вклад в историю исполнения вагнеровских произведений. Вместе с великолепной Эльзой в исполнении Аннет Даш, они непринужденно и, как кажется, без малейших усилий придали постановке шарм, красоту и невинность – это было действительно прекрасное исполнение.

«Лоэнгрин» на Байройтском фестивале

Злодеи оперы не уступали героям ни в вокальной, ни в драматической части. Тельрамунд Томаса Майера напомнил нам его чудесное воплощение Вотана на многих европейских сценах. Неимоверная трудность роли, особенно требующая больших усилий в исполнении нисходящих пассажей, не чувствовалась на фоне грандиозной музыкальности этого великолепного исполнителя. Соблазнительно было спеть притягательную партию Ортруды, которая должна посеять в душе Эльзы скорбь и печаль, с самым высоким драматическим напряжением, рискуя утратить необходимую утонченность. Обладающая изысканным меццо, Сьюзен Маклин искусно избежала этого, благодаря восхитительной художественной наполненности и драматизму, схожими с этюдами великой Маргарет Клозе.

«Лоэнгрин» на Байройтском фестивале

Король Генрих в исполнении Вильгельма Швингхаммера мог бы быть и громче, а вот Самуэль Юн, в роли герольда короля, напомнил о своём прекрасном исполнении Голландца в новой постановке этого лета. Прекрасный оперный хор был представлен великолепным Байройтским хором, возможно, самым лучшим в мире, по крайней мере, что касается опер Вагнера. Заслуженных аплодисментов был удостоен и хормейстер Эберхард Фридрих. Андрис Нельсонс, которому в этом году исполнилось 34 года, дирижировал выразительно и увлеченно, что также вызвало бурные овации.

«Лоэнгрин» на Байройтском фестивале

От постановки Нойенфельса часто необдуманно отмахиваются, называя пренебрежительно «Лоэнгрин с крысами». Но данная характеристика не передает сути его посыла. В действительности, в опере с притягательными подробностями раскрываются близкие отношения главных героев. То, что хор появляется в костюмах крыс, передает, основную концепцию оперы как научного эксперимента, в котором путем наблюдения исследуются такие абстрактные человеческие понятия, как верность, доверие, свобода выбора и лидерство. В ходе представления появляются работники сцены в защитных халатах с тем, чтобы задать действию направление развития, разместить потрясающие декорации и отобразить проблематику оперы. Видео проекции показывают полчища крыс, неумолимо продвигающихся вперед, заселяющих человеческий мозг и атакующих друг друга на фоне короны и других символов власти.

Поскольку по сюжету в конце оперы героев ожидают поражения и неудачи – поражение Тельрамунда в захвате власти, тщетная попытка Лоэнгрина рассеять сомнения, неспособность Эльзы остаться твердой в своей вере – становится понятным, почему все герои, кроме титульного, умирают в конце этого эксперимента, который можно назвать только научным провалом. Кто-то представляет себе расстроенного исследователя где-то за кулисами концертного зала, не оставляющего попыток изобрести то, что заставляет человечество работать. Возможно, с эмбрионом, представляющего возрожденного Готфрида, исчезновение которого стало исходной точкой всей оперы, немного перегнули палку, но, тем не менее, в финале возникает ощущение, что что-то новое и совершенно иное когда-то заменит погрязшее в коррупции человечество.

Поль дю Кеной, ConcertoNet.com
Перевод Сергея Коровина
Фото: Bayreuther Festspiel / Enrico Nawrath

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Байрёйтский фестиваль

Произведения

Лоэнгрин

просмотры: 4543



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть