Концертное исполнение «Девы озера» в Москве

Мария Жилкина, 25.01.2012 в 15:04

Концертное исполнение «Девы озера» в Москве. Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

Джоаккино Россини относится к числу композиторов, горячо любимых российскими ценителями оперы, но вот у функционеров наших оперных театров, увы, как правило, на «Севильском цирюльнике» притязания останавливаются. Тем ценнее любое, пусть даже концертное, обращение к операм Россини в нашей стране.

Достойная попытка освоить непростое оперное наследие композитора была предпринята 18 января 2012 года в Концертном зале им. Чайковского в Москве, где в концертном исполнении прозвучала опера «Дева озера». Вместе с зарубежными вокалистами выступили дирижер Лучано Акочелла (Италия), Государственный симфонический оркестр «Новая Россия» под рук. Ю. Башмета, Государственный академический русский хор имени А. В. Свешникова.

Опера «Дева озера» (La donna del lago) написана Россини на либретто А. Тоттолы по сюжету исторической поэмы Вальтера Скотта. В центре сюжета — вольная интерпретация истории Шотландии, легенда о соперничестве шотландского короля Якова V (будущего отца Марии Стюарт) и двух его политических противников за любовь прекрасной Елены. Премьера состоялась в Неаполе в 1819 году, а спустя 5 лет опера была поставлена и в России. В Европе опера многократно исполнялась и в XX веке, и в наши дни, но с отечественной сцены, к сожалению, она надолго исчезла.

Сложно вообразить что-то более нехарактерное для русской оперной традиции, чем эта опера — безусловно, трудная, требующая виртуозного вокала, и при этом очень эстетичная и «вкусная» для слуха. Возможно, поэтому вся ответственность была возложена на западных солистов, имеющих серьезный опыт в исполнении музыки Россини (два представителя СНГ, привлеченные на «моржовые» партии — не в счет, там слишком мало текста для хоть каких-то выводов). И может быть, исполнение и не было выдающимся и эталонным (тем более, что в тексте сделали кое-какие купюры), но в целом, соответствовало хорошему европейскому уровню и получило очень теплый прием публики.

Главную партию Елены исполнила француженка Karine Deshayes (оставим вопрос о корректности русской транскрипции «Карин Дейе» на совести авторов материалов концерта). Голос певицы — высокое меццо-сопрано, на наш взгляд, даже с чрезмерной сопрановой компонентой. Впрочем, это не помешало исполнительнице приобрести статусный европейский опыт выступления в великих партиях меццо в комических операх Россини (Анжелина в «Золушке» и Розина в «Севильском цирюльнике»), а партию Елены она пела в Парижской опере.

В Москве она оставила неплохое, но не восторженное впечатление — для такой партии не помешало бы и побольше выразительности, объема и полетности звука. Певице удалось продемонстрировать легкость и чистоту наверху, аккуратно оформленный низ, то есть в рамках предписанной задачи она честно отработала (более того, сохранила силы до серьезного финала). Но в целом, сравнение с ее же записями, доступными в сети интернет, было не в пользу данного живого исполнения.

Зато теноровые силы (а в «Деве озера» целых два главных героя-тенора) нам предстали в более любопытном ракурсе. Молодой американец Рэндалл Биллс (Родрик) пока пробует силы в репертуаре разных веков и стран, в чем он «найдет себя» прогнозировать не беремся, но артист он, безусловно, яркий и запоминающийся, и партия яростного бунтовщика Родрика ему по силам уже сегодня. Можно придраться к некоторой оторванности самых высоких нот от остального текста, из-за чего в отдельных местах могло создаться ошибочное впечатление, что он делает все это с напряжением, на пределе возможного. Но в действительности возможности певца оказались достаточно широки, в том числе и вполне озвученная нижняя часть диапазона, и весьма темпераментная передача характера героя.

Более опытный британец Колин Ли (король Яков) обладает серьезным послужным списком исполнения Россини, в том числе обеих теноровых партий в «Деве озера» — в Европе ему довелось попеть и короля Якова, и Родрика (причем, тогда его партнерами были Джойс ди Донато и Хуан Диего Флорес). В московском концертном исполнении такое распределение ролей между тенорами оказалось оправданным: по классу и мастерству Ли, безусловно, существенно превосходит оппонента, и тембр его голоса — значительно более лирический, хорошо подходящий для мелодичных кантиленных фрагментов и любовных объяснений, да и сценического обаяния ему не занимать.

И если Биллс наиболее выигрышно выступил в начале, а потом пошел на спад, то Ли, напротив, от номера к номеру только набирал силу. Правда, и композитор обошелся с тенорами неодинаково, предписав «хорошему» Якову щадящий оркестр и сладкозвучные мелодии, а «плохого» Родрика сопроводил обильным медным громыханием, да еще и хором. Особенно наглядно выявило вокальную победу Ли трио с повторением одной и той же мелодии во втором действии, что, впрочем, соответствовало и сюжету.

Итальянский бас-баритон Умберто Кьюммо (Дуглас), в целом, с партией справился и последовательно провел и стилистическую концепцию той музыкальной эпохи, и актерский образ. У артиста присутствует выучка и вкус, но голос сам по себе довольно скромный, звук тускловатый, «припыленный». Показалось, что и зал ему чуть великоват, да и соседство с яркими тенорами — невыигрышное.

Очень хорошо приняла публика Сильвию Тро Сантафе (Испания), выступившую в «брючной» меццо-сопрановой партии Малькольма. Певица (в отличие от главной героини, густое низкое меццо) обладает специфическим и запоминающимся голосом, который, один раз услышав, потом уже ни с кем не спутаешь, кроме того в ее активе и неплохая техника, и умение воодушевить зрителя, и в хорошем смысле «исполнительский драйв». Но нельзя игнорировать и недостатки: есть в ее голосе какая-то «непричесанность» — и тембральная, и интонационная. В общем, если ставить вопрос, кому из солистов отдавать пальму первенства — я бы однозначно поставила на Колина Ли, а не на нее, хотя аплодирующий зал, похоже, сделал противоположный выбор.

К сожалению, при очень достойной вокальной стороне исполнения, остались некоторые вопросы к дирижеру и оркестру. В глаза бросалось слишком спокойное, деликатно-флегматичное отношение к происходящему у дирижера — и как следствие, странные плавающие или подзатянутые темпы, ненужные паузы и пр. Плюс к тому — очевидные недоделки в работе и с солистами (которым, впрочем, справедливости ради заметим, тоже случалось по темпу «повиснуть на руках» у дирижера, никак тому не сопротивлявшегося, и слегка недодать «россиниевской» подвижности), и с оркестром. Особенно напрягли многократные ляпы у медных духовых, часть из которых с дирижером-дублером отсадили за сцену и на балкон, но чище их это не сделало.

Хор же, наоборот, против ожиданий (признаться, было немного неспокойно увидеть на афише произведения Россини коллектив, обычно практикующийся в русском репертуаре) слушался очень прилично.

Музыка Россини подобна сиянию драгоценных камней-голосов бельканто в инструментальной «оправе». Январская концертная интерпретация оперы, невзирая на недочеты по мелочи, блеска роскошной музыки ничуть не омрачила, с чем следует поздравить и западных гастролеров, и московских слушателей. Может быть, успех концертного исполнения побудит и российские театры получше присмотреться к «не комической» опере великого музыкального шутника?

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ

реклама

вам может быть интересно

Психоделический Бах Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Концертный зал имени Чайковского

Коллективы

Хор имени Свешникова

Произведения

Дева озера

просмотры: 3398



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть