Пять музыкальных вечеров для Ростроповича

Игорь Корябин, 07.04.2010 в 15:40

Мстислав Ростропович

Вообще-то вечеров было семь, ведь Первый международный фестиваль, прошедший в Москве с 27 марта по 2 апреля так и назывался – «Неделя Мстислава Ростроповича». Однако в невероятно насыщенной и разнообразной суете столичной музыкальной жизни стремление посетить все семь фестивальных мероприятий неминуемо натыкалось на дилемму поистине «драматического» выбора – что предпочесть, ибо одновременное нахождение в двух разных точках пространства, как известно, выходит за пределы человеческой природы…

Так, для автора этих строк за рамками посещения осознанно остался последний концерт фестиваля. Напротив, желание пойти в один из его дней на концертное исполнение оперы Верди «Отелло» с легкостью отбросило все остальные. Правда, вместо ярких художественных впечатлений этот проект принес лишь досадное разочарование – в гораздо большей степени неожиданное, чем ожидаемое. Сложилась та патовая ситуация, когда не реализованные на должном качественном уровне музыкальные достоинства хрестоматийной партитуры стали заложниками исполнителей (это касалось и хора, и оркестра, и солистов, и дирижера – персоналии и названия коллективов в данном случае не так уж и важны). Единственное счастливое исключение – американское сопрано Мишель Крайдер, чье без преувеличения потрясающее проведение сцены Дездемоны в четвертом акте принесло в конце концов долгожданное «примирение с действительностью».

В этой ситуации отчасти и критик становится заложником момента, ибо обсуждаемый фестиваль – не просто музыкальный марафон, каких в столице явный переизбыток, а фестиваль-посвящение памяти величайшего музыканта XX века, фестиваль, появление которого на московской афише лишним и несвоевременным не назовешь уж точно! Наоборот, подобного рода музыкальные события с четко продуманной и выстроенной репертуарной политикой очень даже нужны Москве, городу, о котором сам маэстро Ростропович говорил, что ни один город мира он не любил так, как этот…

Итак, пять вечеров… Пять вдохновенных музыкальных вечеров для Мстислава Ростроповича… Пять незабываемых диалогов души с музыкальной душой Маэстро, который часто любил повторять, что между рождением и смертью существует только Музыка…

Первый международный фестиваль «Неделя Мстислава Ростроповича» состоялся благодаря совместной инициативе Мэра Москвы Ю.М. Лужкова, Правительства Москвы, Департамента культуры Москвы и московского Фонда культурных и гуманитарных программ М.Л. Ростроповича, который после смерти Маэстро возглавляет его дочь О.М. Ростропович. Она же является и художественным руководителем фестиваля. Временные рамки его проведения выбраны не случайно: день открытия смотра 27 марта – это еще и день рождения всемирно известного музыканта. “Составляя программу, – поясняет свой замысел Ольга Ростропович, – я хотела, чтобы Первый международный фестиваль «Неделя Мстислава Ростроповича в Москве» стал, с одной стороны, подарком городу от Маэстро, поскольку в рамках фестиваля будут выступления его близких друзей – блистательных музыкантов, прозвучат любимые им произведения, будут, конечно, и сюрпризы, которые он обожал, – концерты тех солистов и коллективов, которые выступят в Москве впервые. А с другой стороны, это будет и подарок самому Маэстро, для которого любовь и внимание московской публики всегда были особенно значимыми и важными”.

В локальной географии фестиваля – три московские площадки. Четыре концерта прошли на сцене Колонного зала Дома Союзов, два – на сцене Большого зала консерватории и один – на сцене Международного Дома музыки. Но есть еще одна базовая «стратегическая» площадка, где располагается штаб-квартира Фонда культурных и гуманитарных программ М.Л. Ростроповича и куда сходятся все организационные и творческие нити фестиваля – Центр оперного пения Галины Вишневской. В «нулевой» день 26 марта, накануне официального открытия, здесь состоялась фестивальная презентация. В ее рамках прошла премьера документального фильма «Дружба титанов. Ростропович и Шостакович» (режиссер – М. Мамедов), основу которого составили архивные съемки Д.Д. Шостаковича и записи репетиций и интервью М.Л. Ростроповича в последние годы жизни. Сегодня для живущих в XXI веке они представляют огромную историко-музыковедческую ценность – и этот фильм стал добрым знамением всей фестивальной недели, в течение которой душа Маэстро, казалось, вопреки незыблемым законам христианского мироустройства всё же пребывала на Земле, на время спустившись с Небес.

На открытии фестиваля планку его качества в целом достаточно высоко поднял и два дня подряд удерживал Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии имени Д.Д. Шостаковича, за дирижерским пультом которого стоял Юрий Темирканов. Визиты этого легендарного коллектива в Москву нечасты, но благодаря нынешнему фестивалю московская публика смогла получить «внеплановый» праздник. Безусловно, Заслуженный коллектив уже не тот, что был раньше, да и сам маэстро Темирканов уже не тот, однако на этот раз монументально выверенные интерпретации Пятых симфоний Шостаковича и Прокофьева, прозвучавшие интонационно насыщенно и динамически ярко, заставили признать: есть еще порох в пороховницах! Струнная группа оркестра по-прежнему замечательна, вполне на уровне и деревянные духовые, однако с медью иногда случались проколы, к счастью, не очень досадные!

Досадный прокол от начала и до конца обнаружился с увертюрой к «Севильскому цирюльнику» Россини: по иронии судьбы это был первый номер первого дня фестиваля. Его можно было отнести просто к дежурному музицированию, но никак не к творческому достижению. Однако последовавшая за ним совершенно роскошная интерпретация Виолончельного концерта Шумана безоговорочно заставила забыть о неудачном начале вечера. Звуки инструмента француза Ксавье Филлипса, теплые и глубокие, чувственные и мягкие, подарили слушателям одну из изысканно благородных и виртуозно раскрепощенных интерпретаций шумановского шедевра. Под стать ему и оркестровый аккомпанемент маэстро Темирканова был точен и необычайно рафинирован. Напротив, солист второго дня Борис Белкин во Втором скрипичном концерте Прокофьева, очень тяжело и напористо пробираясь к финалу, всё время заставлял думать лишь о технических проблемах исполнения этой сложной, с большими усилиями ложащейся на слух партитуры. Естественно, что в Симфонической сюите из прокофьевских «Апельсинов» музыкального демократизма и бурлящей жизненной энергии, по сравнению со Вторым скрипичным концертом, несравненно больше, поэтому существенно большее впечатление произвела и ее оркестровая интерпретация.

Четвертый фестивальный день был отдан Государственному симфоническому оркестру «Новая Россия», художественным руководителем и главным дирижером которого является Юрий Башмет, однако на сей раз российский мэтр уступил место за дирижерским пультом Дмитрию Юровскому, самому младшему из знаменитой дирижерской династии Юровских, но, с точки зрения достигнутых вершин в музыке, далеко не последнему. Знаменательно, что именно благодаря фестивалю наш бывший соотечественник (1979 года рождения) впервые дирижирует концертом в Москве после отъезда семьи в Германию. И хотя Дмитрию Юровскому достался весьма и весьма проблемный симфонический оркестр, озарение дирижерского гения музыканта всё же не замедлило обрести свои «осязаемые» слуховые очертания. Конечно, в отношении увертюры к «Вольному стрелку» Вебера, партитуры изысканно тонкой и классически монументальной, с этим оркестром ему пришлось несладко: музыкальный каркас был выстроен, но с нюансировкой и акцентами в полной мере не сложилось. Зато интерпретацию более плотной по фактуре и более «выпуклой» в отношении звучностей музыки Рихарда Штрауса, принадлежащей уже XX веку, Симфоническую сюиту из оперы «Кавалер розы», с полной уверенностью можно было засчитать в разряд творческих достижений оркестра. Индивидуальный почерк молодого дирижера смог убедительно передать «бушующую» экспрессивность подобного рода музыки, ее причудливо изменчивую темпоритмику, непрерывную кульминационную динамику, а также ежемоментную «смещенность» и «перетекаемость» расстановок акцентов. Сам Юрий Башмет ограничил собственное афишное присутствие лишь заявлением исполнения (в качестве солиста) своего «фирменного», хотя и «дежурного» хита – Адажио на древнееврейские темы для альта с оркестром «Кол Нидрей», принадлежащего перу Макса Бруха. Весьма удачную, интересную и динамично «живую» интерпретацию его же Первого скрипичного концерта вынес на суд публики музыкант из Австралии Рэй Чен. Молодой скрипач запомнился хорошим звуком своего инструмента, чувственным, эмоционально наполненным, продемонстрировал если и не супервиртуозное, то, во всяком случае, весьма техничное исполнение. В обоих случаях дирижеру Дмитрию Юровскому удавалось очень тактично выдерживать в оркестре баланс и стилистическую подчиненность упоительно мелодичного бруховского аккомпанемента.

В афише пятого фестивального дня значился клавирабенд французского пианиста Филиппа Антремона. Монографическая программа из произведений Шопена была посвящена 200-летию со дня рождения композитора. Один полонез, один ноктюрн, одно скерцо, пять вальсов, четыре баллады, – таков количественно-жанровый состав произведений, исполненных за один вечер. Имя этого без сомнения выдающегося пианиста, отмеченное многими престижными международными званиями и наградами, практически неизвестно российским любителям музыки: с концертом в Москве пианист был всего один раз – и было это в 1964 году! Так что повторный приезд музыканта в Россию явно запоздал, а в номенклатуре пианистических имен, боготворимых отечественной публикой, этот исполнитель никогда не числился. К тому же весьма почтенный возраст маэстро в соединении с наисложнейшим и многогранным шопеновским пианизмом, требующем помимо высочайшего уровня виртуозности еще и техники «крупного» методически-философского погружения в материал, априори вызывал определенную настороженность. Обсуждаемый концерт в рамках фестиваля оставил двойственное впечатление: с одной стороны, потрясающая музыкальность, превосходное качество звука, эмоционально благородная, аристократическая подача материала, с другой, явная техническая недостаточность, скорее даже не в части мелкой виртуозности, а в отношении цельности жанровой формы прозвучавших произведений. Тем не менее, встреча с этим пианистом в рамках фестиваля, однозначно попадает в один из его неожиданных сюрпризов: в этом контексте просто невозможно не выразить восхищение блистательно исполненным бисом (жаль, единственным!) – «Фейерверками» Дебюсси!

Предпоследний день фестиваля лично для меня явился его «закрытием». Он стал просто отменным во всех отношениях музыкальным «угощением», изысканным деликатесом, которым давненько уже не потчевали отечественных меломанов! С берегов Туманного Альбиона к нам пожаловал Английский камерный оркестр (English Chamber Orchestra). Первым руководителем этого известного в мире коллектива был сам Бенджамин Бриттен, а совсем недавно в должность его нынешнего музыкального руководителя и главного дирижера вступил Пол Уоткинс, молодой британский дирижер и виолончелист. Но в Москву оркестр приехал без него. В первой части концерта при исполнении Первой кассации Моцарта и «Вариаций на тему Фрэнка Бриджа» Бриттена роль координатора взяла на себя Стефани Гоунли (первая скрипка).

Как известно, кассация – жанр ансамблево-инструментальной музыки, имевший распространение в XVIII веке в Германии и Австрии, представлявший собой разновидность многочастной сюиты развлекательного характера и напоминавший иногда дивертисмент или серенаду. Однако названный семичастный Моцарт был сыгран безупречно серьезно, с истинно английской чопорностью и респектабельностью, представ рафинированным образцом тяжеловесного камерно-инструментального классицизма. Напротив, 11 частей «Вариаций…» Бриттена – чем не кассация или дивертисмент XX века! – стали просто интерпретационным откровением, ярким, эмоциональным, отчасти даже подчеркнуто пафосным. Бриттен – это «британское музыкальное всё» ХХ века, и в том числе к его раннеакадемическим довоенным опусам у этого коллектива пиетет особый.

Одним словом, vivat English Chamber Orchestra – да здравствуют английские «чембероники»! Но особая им благодарность за исполнение «Времен года» Вивальди, полного цикла из четырех Скрипичных концертов, а организаторам фестиваля – за приглашение для этого исполнения в качестве солиста и дирижера Сергея Крылова, совершенно фантастического музыканта, виртуоза, истинного интерпретатора в самом прямом смысле этого слова. По крайней мере – за последнее десятилетие уж точно! – это было лучшее исполнение «Времен года» Вивальди в Москве. Концертный цикл начинается с «Весны», с того самого времени года, в котором родился Мстислав Ростропович. Весна традиционно ассоциируется с обновлением, с надеждами, с возрождением на качественно новом витке всего лучшего, что присуще человеческим чувствам. Точно также и Первый фестиваль, родившийся вместе с Маэстро весной, через год возродится вновь. До тех пор, пока это будет так, будет жива наша память, а душа Маэстро раз в год на неделю будет спускаться с Небес на грешную Землю…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

просмотры: 2651



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть