Рихард Вагнер и король Баварии Людвиг II

25.12.2002 в 14:25

король Баварии Людвиг II

Городок Байрейт-на-Майне ничем особенно не отличается от других франконских городов: островерхие черепичные крыши, средневековые стены старого города, собор, мощеная торговая площадь - пиршество для туристов. И все же в Байрейте есть нечто, что выделяет его среди других немецких городов и притягивает к нему меломанов со всего мира, - это фестиваль Рихарда Вагнера, проводимый ежегодно в августе. Уже одно это обстоятельство сделало его Меккой для поклонников немецкого композитора. Вагнер переехал в Байрейт в 1872 году и здесь же в 1876 году завершил главный труд своей жизни - "Кольцо Нибелунгов". Фестиваль, на котором мне удалось побывать во время моей поездки по Германии, был 89-м по счету. Этот величественный парад вагнеровских опер проходил в уникальном театре, построенном на основе идей Вагнера. В дни фестиваля мне захотелось рассказать о человеке, без которого не было бы ни театра, ни фестиваля, да и гений Вагнера не раскрылся бы во всей своей полноте. Этого человека звали Людвиг Второй, король Баварский.

Родился он 25 августа 1845 г. в столице Баварии Мюнхене и унаследовал трон после смерти своего отца Максимилиана Второго, когда ему было восемнадцать с половиной лет. Воспитанный в деревенской глуши в родовом замке Хоэншвангау в обществе матери, нескольких слуг и местных бауэров, Людвиг рос романтическим и мечтательным юношей, обожавшим музыку, природу и поэзию, и совершенно не готовым к управлению страной. Когда он предстал перед подданными, народ ахнул: Людвиг был писаным красавцем почти двухметрового роста, с черными, вьющимися волосами и голубыми глазами. Баварцы тут же окрестили его "принцем из сказки".

Когда Людвигу было 16 лет, в его жизни произошло событие, во многом определившее его судьбу - 2 февраля 1861 года он присутствовал на представлении оперы Вагнера "Лоэнгрин". Музыка Вагнера потрясла его. Он увидел в ней воплощение своих романтических грез. С этой поры он стал страстным поклонником Вагнера и коллекционером его произведений.

Когда он стал королем, то первым делом отдал распоряжение разыскать и привезти Вагнера к нему в Мюнхен. Их встреча состоялась 4 мая 1864 г. и имела далеко идущие последствия для обоих. Вечером того же дня Вагнер писал своему другу, доктору Вилле: "К сожалению, он (король - Б. Е.) такой блестящий, такой благородный, такой эмоциональный и изумительный, что я боюсь, как бы его жизнь не пропала, как ручеек в песке, в этом жестоком мире. Мне так везет, что я просто раздавлен; только б он жил..." Людвиг сделал его своим протеже, построил ему роскошный дом и взял на себя все материальные заботы. Отныне Вагнер мог всецело заняться творчеством, не отвлекаясь на добывание хлеба насущного. Но Вагнер, увы, оказался пророком...

Король создал в Мюнхене музыкальную школу и решил построить новый оперный театр, оборудованный в соответствии с требованиями вагнеровских опер. Он видел Мюнхен музыкальной столицей Германии, чем-то вроде немецкой Вены. Но тут планы короля натолкнулись на противостояние правительства, собственных родственников и жителей Мюнхена. Причина была не только в непомерной стоимости проекта, но, прежде всего, в том, что этот проект был связан с Вагнером. В Мюнхене его не любили и дружбу императора с ним не поощряли. Дело было, конечно, не в зоологическом антисемитизме композитора - это баварцы охотно бы ему простили, а в том, что за Вагнером в молодости водились карбонарские грешки, а революционный дух был ненавистен баварским бюргерам. Газета "Баварский курьер", орган аристократии и духовенства, писала, в частности: "Наименьшее зло, которое этот чужак принес в нашу страну, можно только сравнить - имея в виду его ненасытный аппетит - с нашествием саранчи. Этот платный сочинитель, этот революционер, который в 1848 году во главе банды головорезов хотел взорвать королевский дворец в Дрездене, теперь хочет изолировать короля и эксплуатировать его для своих революционных идей".

Не зная подробностей революционной деятельности великого немецкого композитора, смею все же предположить, что священный гнев "Баварского курьера" имел под собой фактическую основу. Охотно допускаю, что баварцы давно уже простили "чужаку" его революционное прошлое.

Полтора года Людвиг мужественно противостоял возмущению парламента и народных масс. В конце концов, король был вынужден уступить и попросить Вагнера покинуть Мюнхен, что стоило ему невыразимых моральных мучений. Этого предательства мюнхенцев он до конца не мог им простить. Тогда-то и началось взаимное отчуждение короля и парламента, с годами все углублявшееся и приведшее к катастрофе. Людвиг возненавидел Мюнхен настолько, что хотел перенести столицу в Нюрнберг. Отношения с Вагнером, тем не менее, продолжались и, как утверждает молва, не только на музыкальной почве*, хотя Вагнер был женат. Его женой была Козима, дочь Ференца Листа, в первом браке фон Бюлов. После смерти композитора она стала главным куратором вагнеровских фестивалей. Но короля женить никак не удавалось: он упорно избегал уз Гименея и не был замечен в адюльтере. Его помолвка со своей кузиной, принцессой Софией, была расторгнута через 8 месяцев без объяснения причин. Королевской родне стало очевидно, что наследника престола им не дождаться.

В 1866 году назрела война с Пруссией, которую Людвиг, человек сугубо мирный, всячески старался избежать. Он даже готов был отказаться от престола во имя этого. Не доверяя своему правительству, он тайком покинул Мюнхен и, никому не сказавшись, поехал к Вагнеру в Швейцарию за советом. Каков был совет, можно судить по тому, что через два дня король вернулся, отказался от отречения и объявил мобилизацию.

В этой войне, продолжавшейся всего три недели, Бавария была наголову разбита прусской армией, понесла большие потери и должна была выплачивать Пруссии репарации в размере 154 миллионов марок. На фоне этой национальной катастрофы Людвиг начал воплощать романтическую мечту своей жизни - строительство замков в Баварских Альпах. Всего их за его жизнь было построено три, но завершенным оказался только один - в Линдерхофе.

В 1869 году Людвиг заложил первый камень на месте старинной крепости на склонах Альп. Замок Нойшванштайн был построен в виде средневекового замка с крепостной стеной, башнями и переходами и очень красиво смотрелся на фоне парка. Его строительство заняло 17 лет, но так и не было завершено. По злой иронии судьбы в этом романтическом замке Людвиг Второй пережил самое большое унижение в своей жизни.

Его любимым замком был Линдерхоф - настоящий маленький Версаль. Людвиг взял за образец своей жизни Людовика ХIV и следовал ему во всем. Даже спальня в Линдерхофе, как и спальня "короля-солнца", была расположена и устроена так, что в окнах никогда не заходило солнце.

Вызывающая роскошь рококо поражает даже видавших виды туристов. Обилие золота, зеркал, ваз, большим ценителем и собирателем которых был Людвиг; павлины в натуральную величину из драгоценного мейсенского фарфора, люстра из слоновой кости, букет фарфоровых цветов, неотличимых от настоящих; огромная хрустальная люстра на 108 свечей, никогда не зажигавшаяся из боязни пожара, подъемный стол из кухни в столовую - все это свидетельствовало не только о неограниченных средствах, но и об изысканном вкусе их владельца. Белый рояль, покрытый золотым орнаментом, был заказан специально для Вагнера, но композитор никогда не прикасался к его клавишам. Вся избыточная, вычурная роскошь Линденхофа была рассчитана на одного-единственного человека - Рихарда Вагнера, но тот так ни разу и не побывал в Линденхофе. Король коротал дни в полном одиночестве, если не считать нескольких слуг, слушал музыку Вагнера в исполнении первоклассных оркестров и оперных коллективов в специально для этого вырубленном в скале театре-гроте или катался на лодке по искусственному озеру вблизи. Он все больше отходил от государственных дел, погружаясь в созданый для себя идеальный романтический мир.

Между тем в 1870 г. грянула вторая война, которую Людвиг так же страстно хотел избежать, как и первую, и так же вынужден был принять в ней участие. Бавария по условиям мирного договора должна была воевать против Франции на стороне Пруссии. Эта война закончилась поражением Франции. Прусский король Вильгельм I был объявлен императором объединенной Германской империи. Вся немецкая аристократия присутствовала на этом торжественном событии в зеркальном зале Версальского дворца. Не было только короля баварского.

Безудержное строительство и уходившие на него средства не способствовали популярности некогда обожаемого монарха. Он всадил в свои проекты собственный годовой доход в 5,5 миллионов марок и глубоко залез в государственный карман. К моменту смерти Людвига его долг государству составлял 21 миллион марок. Богатство страны, нажитое за 800 лет многими поколениями баварских монархов, было пущено на ветер за какие-нибудь 20 лет.

В результате успешного заговора, во главе которого стоял премьер-министр Лутц, король был объявлен недееспособным. Правителем объявили его дядю, баварского принца Лютпольда. Лутц был заинтересован в изоляции короля, потому что в качестве главы правительства был осведомлен о непомерных расходах, но держал их в тайне от плохо разбирающегося в экономике короля.

В изгнание в замок Берг возле озера Штарнберг Людвига проводил придворный врач фон Гудден. Он же сообщил ему решение консилиума из четырех медиков о необходимости изоляции и лечения.

— Как вы можете объявить меня психически больным, если вы никогда не освидетельствовали меня? - спросил Людвиг.

На что придворный врач ответил:

— Ваше величество, в этом нет необходимости. Мы обладаем информацией, которая нам дает достаточно доказательств.

13 июня 1886 года в в шесть часов вечера Людвиг и его врач Гудден вышли на короткую прогулку по парку без телохранителей - в последнюю минуту от их услуг отказался врач. Через несколько часов их тела нашли в озере. Было это убийством или самоубийством, следствие так и не установило. Оба были в сюртуках, шляпах и с зонтиками, что исключало намерение искупаться. Людвиг был отличным пловцом, что делало версию несчастного случая маловероятной. Вскрытие тоже не пролило свет на причины гибели короля. Официальным источникам выгодно было поддерживать версию безумия и самоубийства. Противоположные свидетельства замалчивались. После смерти Людвига правление перешло к его умственно неполноценному брату Отто под опекунством его дяди Лютпольда.

После правления Людвига, кроме его дворцов, остались Академия изящных искусств и Технологический институт в Мюнхене, баварский Красный Крест. Из созданных им фондов поддерживалось развитие музыкальной культуры, которое привело к строительству Дворца фестивалей в Байрейте.

Белла Езерская, vestnik.com

Комментарий

* Езерская намекает на то, что Людвига, известного своей нестандартной сексуальной ориентацией, могло связывать с Вагнером и это обстоятельство. Данный факт, однако, нельзя считать доказанным. В одном из своих высказываний о греческой культуре Вагнер утверждает: "Единственное, чего мы никогда не сможем понять и что полностью отделяет нас от них (греков - прим. ред.), это их любовь - педерастия". Здесь предельно ясно отношение Вагнера к данному вопросу. Да и его семейная жизнь подтверждает это.

Но вернемся к баварскому монарху. Безусловно, Людвиг был странным человеком. Достаточно вспомнить, какие приказы он отдавал, когда был в ярости. Тут были и удары розгами, и требование "заковать в цепи" и даже "утопить в озере". Недаром, его привлекало творчество Захер-Мазоха, который описывает их таинственную встречу в своем рассказе "Приключение с Людвигом II".

Да, любовь Людвига к Вагнеру была необыкновенной. Ведь нельзя сказать, чтобы король был большим специалистом в области музыки. В Вагнере его больше увлекала литературно-романтическая и мистериальная сторона творчества. Лебединые мотивы, Лоэнгрин, искушение Тангейзера, мифологические метаморфозы в "Нибелунгах" - этими зрительными (именно зрительными) образами насыщены его дворцы. Рядом с родовым замком Хоэншвангау Людвиг устраивал на альпийском озере представления с лебедями и явлением Лоэнгрина. В Линдерхофе он воссоздал "Грот Венеры" с цветомузыкой и водопадами, хижину Хундинга.

Так или иначе, но благодаря Людвигу Вагнер смог преодолеть душевный кризис. В 1865 король содействовал постановке многострадального "Тристана" в Мюнхене. Благодаря ему же стала возможной и премьера "Мейстерзингеров" в 1868 году. На премьере Вагнер сидел в королевской ложе рядом с баварским королем. В том же году он окончательно соединяется с Козимой и, наконец-то, может целиком отдаться окончанию работы над "Нибелунгами"...

Загадочная личность Людвига привлекала и продолжает привлекать художников, вдохновляет их на творческие свершения. За примерами далеко ходить не надо. "Лебединое озеро" Чайковского написано во многом под непосредственным впечатлением от личности баварского монарха после посещения композитором Байрейта в 1876 году. Спустя 100 лет этот мотив использовал Джон Ноймайер в своей знаменитой гамбургской постановке "Лебединого озера" (1976), где главным героем стал именно Людвиг. Можно также вспомнить и знаменитый фильм Лукино Висконти "Людвиг" (1972). Проникновенные слова о Людвиге сказал великий французский поэт 19 века Поль Верлен: "Король, единственно истинный король этого века, исцели его Господь!"

Евгений Цодоков

реклама

вам может быть интересно

Дыхание богов Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

опера

Персоналии

Рихард Вагнер

просмотры: 8471



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть