Константин Михайлович Сергеев

Konstantin Sergeyev

Константин Сергеев
Константин Сергеев и Наталья Дудинская в концертной миниатюре. Константин Сергеев и Наталья Дудинская (балет "Спящая красавица" П. И. Чайковского).

Его жизнь и судьба — Кировский театр, ныне — снова Мариинский. Там он танцевал более тридцати лет, там ставил свои спектакли.

Константин Сергеев родился 20 февраля 1910 года в Петербурге. Его вырастила рано овдовевшая мать. Впервые он попал в театр в шестилетнем возрасте и был потрясен удивительной волшебной сказкой «Спящая красавица». Чуть позже, увидев на сцене Анну Павлову в р оли Жизели, он понял, как сильно и неодолимо его влечет именно к танцу.

Сергеев мечтал научиться танцевать. Но поступать в хореографическое училище было уже поздно – после тринадцати лет туда не брали. Единственной реальной возможностью научиться балету стала простая танцевальная студия. Попасть туда было несложно, однако Сергеев мечтал не просто научиться танцевать – он хотел постичь основы классического балета. Неизвестно, как бы сложилась его судьба, если бы не случайность: впервые в истории училища в 1924 году открылись вечерние курсы. Обучение было таким же, как и на дневном отделении, а возраст поступающих не был ограничен так строго. Для Сергеева это стало настоящим подарком судьбы.

Он настолько хорошо показал себя, что вскоре его педагогом стал сам руководитель вечерних курсов Виктор Семенов. Здесь, в мужском классе, в течение двух лет юный Константин Сергеев изучал основы классического мужского балетного танца, развивал технику прыжка, учился чувствовать стиль, вести пластический диалог с партнершей.

Но вечерние курсы не давали права на поступление в академический балет.

В конце двадцатых годов по России гастролировала балетная труппа Иосифа Кшесинского – брата примы-балерины Матильды Кшесинской, к тому времени жившей во Франции. Заметив талантливого танцовщика, Кшесинский предложил ему место в труппе. Сергеев задумался. С одной стороны, он уже давно горел желанием выступать перед зрителями, стать настоящим артистом. К тому же у Кшесинского он мог немного поправить материальное положение. Но, с другой стороны, непредсказуемость судьбы артиста бродячей труппы пугала его.

Семенов, узнав о предложении, которое сделал его лучшему ученику Кшесинский, пришел в настоящую ярость. Он был убежден в том, что, став бродячим артистом, Сергеев потеряет свой профессионализм и не сумеет полностью раскрыть потенциал, заложенный в него природой. Но восемнадцатилетний Константин Сергеев все же решился на этот шаг. Семенов, узнав об этом, распорядился, чтобы его исключили с курсов, до окончания которых оставался всего один месяц.

Этот поступок учителя по отношению к ученику вполне объясним. Сергеев был для него не просто учеником – он был его лучшим учеником, на примере которого Виктор Александрович мог доказать все совершенство своей методики. Поступок Сергеева он считал не только нелепым, но и жестоким по отношению к себе, к училищу, к Большому искусству.

С первых дней своей работы в бродячей труппе Сергеев выступал в главных партиях. Именно во время гастрольных поездок он впервые станцевал партию Принца в «Лебедином озере», Альберта в «Жизели». Его бессменной партнершей была Фея Балабина. Но условия работы у Кшесинского были очень сложными: артисты давали по двадцать четыре спектакля в месяц. Репетировали подчас в холодных, абсолютно не приспособленных для этой цели помещениях. Постоянные переезды, напряженный ритм работы – все это изматывало артистов.

Первый гастрольный тур принес Сергееву успех. Но во время второй гастрольной поездки Хореографическое училище объявило о приеме на двухгодичные курсы, выпускники которых получали право поступления на академическую сцену. Сергеев, прервав выступления, вернулся в Ленинград, блестяще сдал экзамен и был зачислен в выпускной класс.

Прошло два года.10 сентября 1930 года ленинградские зрители впервые увидели Константина Сергеева на большой сцене. Он танцевал партию Кавалера в балете «Спящая красавица». Уже через четыре дня после своего дебюта он станцевал главную партию в балете «Красный мак», которая, правда, на протяжении первых двух сезонов была единственной – в основном роли Сергеева были эпизодическими. Однако его артистическое дарование, техничность, великолепное сценическое мастерство, удивительный лиризм и пластичность ярко проявились и в эпизодических ролях.

Дебют в партии Зигфрида состоялся 8 мая 1932 года. Именно тогда родился творческий дуэт Сергеева и Галины Улановой.

Их дуэт был прекрасен. Вацлав и Мария в «Бахчисарайском фонтане», Принц и Маша в «Щелкунчике», Альберт и Жизель в «Жизели», Люсьен и Корали в «Утраченных иллюзиях» и, наконец, финал творческого союза – Ромео и Джульетта. Они так много могли сделать вместе – но судьба распорядилась иначе. «Лебединое озеро», один из текущих спектаклей репертуара Кировского театра, показанный зрителям в июле 1941 года, стал последним спектаклем для этого дуэта. Уланова уехала в Москву.

Шла война. Труппа была эвакуирована, а вскоре после этого на здание Кировского театра упала бомба. С первых дней войны Сергеев в составе труппы выезжал с концертными бригадами во фронтовые подразделения.

Два с лишним года труппа работала в Перми. Именно в это время Сергеев все чаще выступал в паре с Натальей Дудинской. Их первым совместным выступлением в составе труппы был балет-фантазия на музыку А. Скрябина «Жар-птица и Иван-царевич». С этого момента они стали неразделимы. Вместе они станцевали множество великолепных вальсов. «Венский вальс» в постановке Якобсона был предназначен для других исполнителей, но Дудинская и Сергеев попросили отдать им этот номер и исполнили его великолепно. Потом были зажигательный вальс Хачатуряна к драме Лермонтова «Маскарад», вальс Штрауса в постановке Вахтанга Чабукиани.

Их часто приглашали из Перми в Москву танцевать в Большом театре. Во время такого недолгого пребывания в Москве, в августе 1943 года, им предложили слетать в Ленинград. Летели в сопровождении двух истребителей, чтобы дать два концерта в Филармонии. Во время репетиции рядом со зданием разорвался снаряд. Воздушной волной артист был отброшен от окна. И все же через несколько часов они танцевали адажио из «Щелкунчика». Успех был невероятный!

Пермь стала родиной Сергеева-постановщика, родиной его первого балетного спектакля – «Золушки». Премьера постановки состоялась на сцене Кировского театра, но замысел ее родился в Перми в годы эвакуации.

К тому времени, когда Сергеев решился впервые взяться за осуществление собственной постановки, он не был дилетантом в этой области, ведь при работе над различными ролями ему неоднократно приходилось самому сочинять фрагменты танцев, исходя уже не только из своей исполнительской индивидуальности, но также и из индивидуальности своей партнерши.

Работа над первой постановкой происходила в сложных условиях эвакуации – в небольшом номере одной из пермских гостиниц. Очень много времени Сергеев проводил в архивах и музеях, просматривая старые книги, журналы и альбомы для того, чтобы отыскать необходимый материал. Премьера первого спектакля балетмейстера Константина Сергеева состоялась 8 апреля 1946 года. Главные партии – Принца и Золушки – исполняли Сергеев и Дудинская. Интересно, что почти в то же время «Золушка» была поставлена Ростиславом Захаровым на сцене Большого театра. Там, в Москве, Золушкой была Галина Уланова, а ее партнерами теперь были Михаил Габович и Юрий Жданов.

«Золушка» шла на сцене Кировского театра десять лет без перерыва, и за нее Сергеев получил Государственную премию. Вскоре после ее премьеры зрители увидели новую – сергеевскую – редакцию «Раймонды». Она принесла вторую Государственную премию.

Следующей постановкой Сергеева стала в 1950 году новая редакция «Лебединого озера». Его работа над образом Зигфрида началась еще в то время, когда он танцевал партию Принца в постановке Вагановой. Тогда ему пришлось самостоятельно сочинять собственный вариант соло для вальса. В результате творческих поисков балетмейстера зрители открыли для себя совершенно новое «Лебединое озеро». А его «Спящая красавица» в 1952 году вызвала широкий международный резонанс.

Наследие Сергеева-постановщика удивительно многогранно. Его новые редакции классических балетов («Раймонда», «Спящая красавица», «Корсар») всегда отличались тонким чувством стиля и бережным отношением к первоисточнику. В собственных постановках («Гамлет» Червинского, «Тропою грома» Кара-Караева, «Далекая планета» Майзеля и других) Сергеев стремился языком классического танца создать балет, созвучный современности.

В 1951–1955 и 1960–1970 годах Сергеев был главным балетмейстером Кировского театра. Характер у него был непростой, стиль руководства труппой – авторитарный. Многие артисты не без оснований были недовольны им, однако Сергеев ставил своей задачей любыми средствами отстаивать чистоту классического танца и был совершенно искренен и последователен в этом стремлении. Интересно, что, занимая этот ответственный пост, он оставался беспартийным.

4 сентября 1970 года во время гастролей Кировского театра в Лондоне осталась за границей солистка Кировского театра Наталья Макарова. До этого в 1961 году в Англии остался Рудольф Нуриев. У Сергеева были крупные неприятности, он покинул театр, но в 1971 году стал художественным руководителем Ленинградского хореографического училища, а после его преобразования в 1991 году – президентом Петербургской академии русского балета имени Вагановой. Вместе с женой, Натальей Дудинской, он вел курс «Классическое наследие». Он написал сценарии нескольких телефильмов-балетов, сам снимался в таких постановках, вёл цикл передач об истории русского балета.

Была в его жизни и настоящая трагедия – он потерял единственного сына. Николай Константинович Сергеев, сын Сергеева и артистки Феи Балабиной, выбрал ту же дорогу, что и родители. В 1969 году Николай Сергеев был удостоен премии Всесоюзного конкурса артистов балета в Москве, а два года спустя стал лауреатом Международного конкурса артистов балета. Жизнь Николая Сергеева оборвалась трагически – в августе 1973 года он погиб в автомобильной катастрофе. Ему было двадцать семь лет.

Константин Сергеев продолжал заниматься балетом до последних дней своей жизни. Он скончался 1 апреля 1992 года в Петербурге. Через год после его смерти в России был учрежден фонд Константина Сергеева.

Д. Трускиновская


Заслуженный артист РСФСР (1939), народный артист РСФСР (1951), народный артист СССР (1957), лауреат Сталинских премий (1946, 1947, 1949, 1951), удостоен почетной премии Парижской академии танца (Париж, 1965).

Окончил Ленинградский хореографический техникум в 1930 (ученик М. Кожуховой, Е. Снетковой, В. Пономарева, В. Семенова). В 1928-29 в передвижной труппе И. Кшесинского исполнял партии: Зигфрид, Альберт; Гренгуар («Эсмеральда»), Невольник («Корсар»), Юноша («Шопениана»).

В 1930-61 в Театре им. Кирова. Первый исполнитель партий: Петер («Милица»), Ромео; Ленни («Тропою грома»), Арбенин («Маскарад»), Евгений; Андрей («Родные поля»), Армен («Гаянэ»), Добрый молодец («Весенняя сказка»), Люсьен («Утраченные иллюзии»), Щелкунчик («Щелкунчик»), Андрий («Тарас Бульба»), Коломан («Раймонда», балетм. В. Вайнонен), Вацлав, Али-Батыр; Актер («Пламя Парижа»), Фрондосо; др. партии: Граф («Лебединое озеро», балетм. А. Ваганова), Зигфрид, Альберт, Дезире, Голубая птица; Молодой кули, Феникс («Красный мак»), Базиль, Колен; Юноша («Шопениана»), Филипп, Марльбер, Жером («Пламя Парижа»), Жан де Бриен, Актеон; Раб Клеопатры («Египетские ночи»), Гений вод («Конек-Горбунок»), Раб («Корсар»), «Венский вальс» («Хореографические миниатюры»).

Снимался в ф/б «Мастера русского балета» (Зигфрид).

С 1946 балетмейстер, в 1951-55, 1961-70 главный балетмейстер Театра им. Кирова. С 1931 несколько лет преподавал классический танец в ЛХУ, в 1938-40 и с 1973 худ. рук. ЛХУ, где поставил балеты «Времена года» (1974), «Аппассионата» (1978).

В Театре им. Кирова поставил балеты: «Золушка» (1946, нов. ред. — 1964), «Тропою грома» (1957, перенес в ГАБТ в 1959), «Далекая планета» (1963), «Гамлет» (1970), «Левша» (1976); обновил балеты: «Раймонда» (1948), «Лебединое озеро» (1950), «Спящая красавица» (1952), «Корсар» (1973). В Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко поставил «Легенду о Жанне д'Арк» Н. Пейко (1980).

Поставил ф/б «Лебединое озеро», «Спящая красавица», т/ф «Дон Жуан».

«В лице Сергеева мы имеем большого танцовщика лирико-романтического плана. Сегодня он лучший «тенор» советского балета»,— писал Ф. Лопухов. Его называли «поэтом мужского танца» (М. Михайлов) и «королем лирической фразы». А. Ваганова считала его танцовщиком «большой лирической темы». Б. Львов-Анохин писал, что Сергееву лучше всех подходила тема «большой, преданной и пылкой любви». В. Соловьев-Седой назвал его «неповторимым Ромео нашего балета». Но и в лирической теме он утверждал «активное, волевое отношение к жизни, к любви, к любимому человеку» (Ю. Слонимский).

В первый, довоенный период творчества Сергеева его партнершей была Г. Уланова. «Осмысленная отделка каждого мгновения пребывания на сцене и в особенности — танцевальных движений — вот что делает Сергеева достойным партнером Улановой, а ее вдохновенная лирика возвышает танец Сергеева»,— писал Лопухов. «Они были созданы в искусстве друг для друга... но, увы! в самом расцвете их талантов обстоятельства безжалостно разрушили этот ансамбль, небывалый по пластической и духовной красоте. Никогда мне не забыть совместно созданных ими образов: Одетты и Зигфрида, Жизели и Альберта, Ромео и Джульетты... Трудно даже представить себе реально, какой огромный ущерб понесло наше искусство из-за этого разрыва» (М. Михайлов).

После войны партнершей Сергеева стала Н. Дудинская. В их дуэте «привлекали инструментальная точность, неустанные поиски новых оттенков и красок танца» (Б. Львов-Анохин).

Сергеев был романтичным Зигфридом, поэтичным сказочным Дезире, ироничным и насмешливым Принцем в «Золушке». Среди партий классического репертуара одной из самых интересных в его исполнении была партия Альберта. «Как создатель и исполнитель серии образов современного балета он был одним из главных и поэтичнейших трубадуров современного ему течения в хореографии. Актер, Вацлав, Люсьен подготовили появление Ромео, в роли которого он достиг зрелости сценического мастерства» (Ю. Слонимский).

С выступления в этой партии начали крепнуть «драматические ноты его танца» (Ю. Слонимский), которые потом так явственно сказались в создании образов Евгения, Ленни и др. В партии Ленни звучала в полный голос лейттема творчества артиста: это было «воспевание сильной и прекрасной любви, побеждающей ненависть, предрассудки, страх, воспевание любви как наивысшего проявления жизни» (Б. Львов-Анохин).

Сочинения: Воспоминания.— В кн.: Л. М. Лавровский. М., 1983; Вечно живая традиция.— Сов. балет, 1983, № 4; Мой путь.— Театр, 1983, № 6; Выбор на всю жизнь.— Сов. культура, 1985, 24 апр.

Литература: Богданов-Березовский В. Заслуженный артист РСФСР К. М. Сергеев,— Л., 1951; Михайлов М. Жизнь в балете.— Л.; М., 1966; Прохорова В. Константин Сергеев.— Л., 1974; Константин Сергеев; Сб. статей.— М., 1978; Чернова. Н. От Гельцер до Улановой.— М., 1979; Львов-Анохин Б. Сергеев в «Жизели».— Нева, 1957, № 7; Прохорова В. Озарение.— Театральная жизнь, 1967, № 11; ее же. Константин Сергеев.— Театр, 1969, № 12; Степанова И. Поэт танца.— Сов. музыка, 1970, № 5; Луцкая Е. Константин Сергеев.— Муз. жизнь, 1981, № 12; Уральская В. Константин Сергеев.— Сов. балет, 1983, № 3; Ороховацкий Ю. Судьба, воплощенная в танце.— Ленингр. правда, 1985, 5 марта; Лопухов Ф. Константин Сергеев.— Сов. балет, 1986, № 6.

А. Деген, И. Ступников

реклама

вам может быть интересно

Жоскен Депре Композиторы

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

05.03.1910

Дата смерти

01.04.1992

Профессия

танцовщик, балетмейстер

Страна

СССР

просмотры: 8158
добавлено: 30.03.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть