Немецкие страсти

Александр Матусевич, 30.11.2003 в 14:40

Вальтрауд Майер

Цикл "Камерные вечера в Большом", который проводится театром уже второй год, набирает обороты. В этом сезоне он - преимущественно пиршество для меломанов, поскольку его устроителям удалось привлечь к участию весьма известных в мире певцов, каждый из которых достаточно знаменит и интересен по-своему. Открыла череду звездных имен молодая француженка Патрисия Петибон. Выступление одной из ведущих на сегодняшний день исполнительниц партий колоратурного меццо-сопрано в операх Беллини, Россини и др. болгарки Веселины Казаровой к сожалению не состоялось. Однако впереди нас еще ждут встречи с Сергеем Лейферкусом и Бо Сковхусом, дебютирующим в России.

В последнюю субботу ноября в рамках цикла на Новой сцене театра пела вагнеровская дива Вальтрауд Майер. В представлениях певица не нуждается: уже более четверти века она - желанная гостья ведущих сцен мира, причем не только родной немецкий репертуар ей подвластен. Майер состоялась и как вердиевская певица (Амнерис, Эболи), обращалась она также и к русской опере (Иоанна в "Орлеанской деве"; Баварская госопера, 1990 год). Несмотря на столь продолжительную карьеру в нашу страну Майер заглянула впервые: субботний вечер стал ее дебютом не только на сцене Большого, но и в России.

Для своего первого появления в Москве немецкая примадонна выбрала изысканную программу - исключительно все немецкое, камерное, рафинированно интеллектуальное. Такой выбор легко объясним - кому как не ведущей представительнице немецкой вокальной школы исполнять замысловатые немецкие Lieder? Эту музыку поют в России редко, и каждая такая попытка по-своему оригинальна (из концертов последних лет - Образцова, Казарновская, Мещерякова, Любовь Петрова и пр.), однако, как правило, бесконечно далека от немецкого эталона - русские исполнители вкладывают в нее свою славянскую тоску и недюжинную экспрессию. Классическое немецкое прочтение Lieder предполагает нечто иное, и это нечто было с успехом продемонстрировано Вальтрауд Майер в ее московском выступлении. Прежде всего, это - сдержанная, скупая эмоция; это весьма далекий от оперы и вердиевско-веристских страстей вокал - собранный, концентрированный звук, минимум вибрато, "оперные" страсти, вне зависимости от содержания исполняемого произведения, прорываются наружу только в момент сверхкульминаций; это почти математический подбор программных произведений, призванный погрузить слушателя во вполне определенное настроение, где-то перекликающееся с метафизическими кантианскими эфирами. Это, безусловно, интеллектуальное пение - аналитическое и рациональное мощно властвует над экспрессивным и чувственным.

Майер как никто понимает классический немецкий стиль Lieder. Однако, не скажешь, что ее пение навевает скуку. Прежде всего, потому, что голос певицы в рамках предложенных правил все-таки способен, что называется, "пронять": несмотря на скупую эмоцию и сдержанность, он - богат красками, имеет в своем арсенале разнообразную тембральную палитру, т.е. способен и в рамках несколько сухой, классицистской схемы выразить простые и подлинные чувства. Майер остановила свой выбор на песнях Брамса и Шуберта, а также на двух циклах - Мёрике-Lieder Гуго Вольфа и вагнеровских песнях Матильды Везендонк. Наиболее живыми и разнообразными получились песни Брамса, несмотря на то, что ими концерт начинался: певица не распевалась на них (как того можно было бы ожидать), а действительно проживала каждую маленькую историю или этюд-настроение. В шубертовских песнях были отдельные удачи, и, прежде всего, знаменитая и любимая в России "Форель", но все же они уступали брамсовским. Везендонк-Lieder показали нам Майер как певицу большой глубины, философского масштаба и, конечно, как крупного мастера именно вагнеровского стиля. Как бы продолжением этой идеи была и спетая на бис сцена смерти Изольды из бессмертного творения байройтского гения: единственный оперный номер, исполненный в этот вечер. Жаль, что не было возможности услышать этот шедевр, что называется, в полноценном варианте: даже при почти совершенной игре Николаса Карти, бывшего в тот вечер очень чутким партнером Майер, остро чувствовалась нехватка настоящего оперного оркестра, способного ответить на ту бурю страстей, которую разлила по залу Изольда-Майер. Несмотря на некоторые технические шероховатости, и, прежде всего, не всегда удачно взятые верхние ноты, поднятые певицей глубинные эмоциональные пласты, выхваченные из какой-то неведомой пропасти бессознательного, опалили слушателей мощной энергетической волной, вызвавшей в зале ответную бурю нескончаемых аплодисментов.

реклама

вам может быть интересно

На одном дыхании Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Вальтрауд Майер

просмотры: 3133



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть