Опера Вагнера «Гибель богов»

Götterdämmerung

Опера Вагнера «Гибель богов» / Götterdämmerung

Опера в трех действиях с прологом Рихарда Вагнера на либретто (по-немецки) композитора.

Действующие лица:

Дочери Эрды:
   ПЕРВАЯ НОРНА (контральто)
   ВТОРАЯ НОРНА (меццо-сопрано)
   ТРЕТЬЯ НОРНА (сопрано)
ЗИГФРИД, внук Вотана (тенор)
БРУНГИЛЬДА, дочь Вотана (сопрано)
Гибихунги:
   ГУНТЕР (бас)
   ГУТРУНА (сопрано)
ХАГЕН, их единоутробный брат (бас)
ВАЛЬТРАУТА, валькирия (меццо-сопрано)
АЛЬБЕРИХ, нибелунг (баритон)

Время действия: мифическое.
Место действия: Германия.
Первое исполнение: Байрейт, 17 августа 1876 года.

Тетралогия «Кольцо нибелунга».
Пролог: «Золото Рейна».
Первый день: «Валькирия».
Второй день: «Зигфрид».
Третий день: «Гибель богов».

Напомним, что, согласно одному из преданий, рассказанных Брунгильде ее отцом во втором действии «Валькирии», Альберих подкупил смертную женщину, чтобы та родила ему ребенка. Этот ребенок, почти в точности ровесник Зигфрида, воспитывался угрюмым мрачным юношей по имени Хаген. Его матерью была Гримгильда, жена уважаемого тевтонского вождя Гибиха, и у нее было два законных ребенка по имени Гунтер и Гутруна. На момент начала «Гибели богов» Гунтер является королем Гибихунгов, Гутруна и Хаген живут вместе с ним. Никто из троих не состоит в браке.

ПРОЛОГ

Ночь. Так темно, что зритель еще долго не будет знать, что сцена представляет собой скалу, где Брунгильда была погружена Вотаном в глубокий сон (в конце "Валькирии"), а впоследствии найдена Зигфридом (финал "Зигфрида"). Три норны (которые в северной мифологии в некотором роде соответствуют трем мойрам, или паркам в греческой и римской мифологии) сидят на земле и рассказывают грустные истории о смерти богов. Одна из них повествует о том, как много лет назад Вотан отдал глаз свой за глоток из источника мудрости. Теперь Вотан, который всегда предстает потерявшим один глаз, сказал Фрикке (в первом действии, сцене 2 "Золота Рейна"), что он потерял его во время сватовства к ней. Является ли это противоречие результатом забывчивости Вагнера или это тонкое напоминание о том, что правитель богов опустился до лжи, когда убеждал даму, - теперь никто точно не знает. Годится любое из этих объяснений.

Вотан, мы также знаем, соорудил свой посох из ветви мирового дерева (то есть, из ясеня). С тех пор ясень захирел, а источник мудрости высох. Вотан заставил героев Валгаллы сложить костер из веток ясеня вокруг крепости богов на горных высях; и теперь он вместе с богами и сонмом светлых героев сидит у священного костра. "Если пламя охватит его, если жар в залу проникнет к богам, тогда и бессмертных гибель скоро должна наступить". Все время, пока норны рассказывают эту зловещую сказку, они прядут золотую нить, передавая ее от одной к другой. Но когда они спрашивают друг друга, когда разыграется огонь и что станет с золотом Альбериха, нить неожиданно рвется. Напуганные, они связывают себя друг с другом концом оборванной нити и с криком: "К матери!" - исчезают.

Эта таинственная и в определенном смысле мистическая сцена готовит нас к заключительной катастрофе в третьем действии; но, поскольку она не строго необходима драматургически, а сама опера необычайно длинная, ее часто опускают.

Во время оркестровой интерлюдии постепенно утренняя заря разгорается, свет от огня в глубине слабеет. Вскоре из пещеры появляются влюбленные - Зигфрид и Брунгильда; он в полном вооружении, она ведет за узду своего коня. Они клянутся друг другу в любви: он познал от нее мудрость, и теперь он отправляется на великие свершения. Но прежде чем уйти, он снимает с пальца свое Кольцо и передает ей; она с восторгом надевает его. В свою очередь Брунгильда отдает ему своего коня Гране. После героического прощания Зигфрид быстро ведет коня по направлению к склону гор; Брунгильда провожает его взглядом. В оркестре звучит знаменитый эпизод — "Путешествие Зигфрида по Рейну" - восхитительная музыкальная поэма, сотканная из самых значительных мотивов "Кольца".

ДЕЙСТВИЕ I

Сцена 1. Зал Гибихунгов. Он под открытым небом, и позади него виден Рейн. Глубину сцены до самой реки занимает свободное пространство, скалистые возвышения окружают берег. Хаген, по-видимому, более разумный, решительный и способный, чем его единоутробные брат и сестра - Гунтер и Гутруна, - дает один хитрый совет. Настало время обоим - Гунтеру и Гутруне - жениться и выйти замуж, говорит он, и вот как он придумал это устроить. Брунгильда - самая благородная женщина в мире и могла бы стать Гунтеру прекрасной женой. К сожалению, она может достаться только тому герою, который проложит себе путь через огонь, а Гунтер не в состоянии этого сделать. А Зигфрид может. Теперь же, если бы Зигфрид влюбился в Гутруну (вот была бы замечательная пара!), он мог бы отдать Брунгильду за Гунтера ("Довольно будет и просьбы, если Гутруна пленит (Зигфрида. - А.М.)"). А чтобы Зигфрид пленился Гутруной, необходимо лишь волшебное питье, которое хранится в винном погребе и которое заставит Зигфрида забыть Брунгильду. Гунтер, отнюдь не шокированный этим тайным планом, с благодарностью вспоминает о матери за то, что та произвела ему такого брата ("Хвала будь Гримгильде, что нам тебя дала!" - восклицает Гунтер). Что касается Гутруны, то она жаждет увидеть героя, подобного Зигфриду.

Сцена 2. Ждать ей пришлось недолго. Зигфрид появляется плывущим по реке в лодке (где он ее раздобыл, остается неясным, поэтому большинство импресарио не утруждают себя тратами на приобретение этого реквизита). И вот он вступает в зал гибихунгов. Хозяева зала сердечно приветствуют его, а Хаген из краткого разговора Зигфрида с Гунтером извлекает важную информацию от Зигфрида о том, что из всего клада Фафнера он, Зигфрид, взял себе шлем-невидимку, который он привязал себе на ремень, и Кольцо, которое он отдал одной женщине. ("Брунгильда", - восклицает Хаген про себя.)

Гутруна, которая сначала, снедаемая любопытством увидеть красивого героя, с восторгом и удивлением смотрела на Зигфрида, а потом по знаку Хагена незаметно, смущенная, удалилась в свои покои, теперь возвращается с напитком, которым приветствует Зигфрида, - тем самым напитком, который может заставить каждого, кто его выпьет, все забыть. И Зигфрид, по мере того как пьет его, все больше и больше влюбляется в девушку. (Отзывчивость Зигфрида на женские ласки интересно сопоставить с противоположной неуступчивостью им Ромео). Он пламенно хватает Гутруну за руку. Она униженно склоняет голову и с жестом, выражающим, что она недостойна его, покидает залу. Зигфрид как зачарованный смотрит ей вслед. Вскоре освободившийся от воспоминаний герой больше не может вспомнить имени Брунгильды: жест Зигфрида доказывает, что при упоминании имени Брунгильды память его исчезает совершенно. И теперь он с шаловливой веселостью обращается к Гунтеру: "Дай только мне Гутруну ты". "Гутруна будет твоею", - заверяет его Гунтер. Хаген наполняет рог вином и держит его перед Зигфридом и Гунтером, которые своими мечами делают себе надрезы на руках и некоторое время держат руки над отверстием рога, позволяя каплям крови упасть в рог. Затем сначала Гунтер, а вслед за ним Зигфрид пьют из него. Хаген, однако, отказывается присоединиться к клятве. Он говорит, что его кровь может отравить напиток, так как не столь благородна. Он разрубает рог своим мечом пополам.

Сцена 3. Во время оркестровой интерлюдии сцена вновь превращается в скалу Брунгильды, где бывшая валькирия расточает восторги по поводу Кольца и покрывает его поцелуями.

Неожиданно она слышит звуки, которых не слышала вот уже двадцать лет. Это конь несет одну из ее сестер-валькирий - Вальтрауту. Она принесла дурные вести с Валгаллы. В длинном монологе, известном как "Рассказ Вальтрауты", она повествует о той судьбе, которая, по-видимому, уготована богам, и о том, что сказал Вотан как бы в мечтательном состоянии: "Когда бы детям Рейна снова Кольцо она (то есть Брунгильда - А.М.) отдала, от проклятья снова спасла бы богов и мир!". По своей собственной инициативе предприняла Вальтраута это путешествие, чтобы умолить Брунгильду отвести рок от богов, вернув Кольцо дочерям Рейна. Но Брунгильда совершенно предана Зигфриду: для нее пусть лучше Валгалла обратится в руины, чем нарушить клятву любви. С возгласом отчаяния Вальтраута убегает.

Стемнело. Отблеск пламени, горящего внизу, постепенно становится все ярче. Из глубины поднимается свет, все более и более разгорающиеся языки пламени начинают лизать край скалы. Неожиданно пугающая фигура вырастает перед Брунгильдой. Это Зигфрид, но благодаря волшебству своего шлема он принял облик Гунтера, а также перенял его низкий голос. Он заявляет, что пришел взять ее себе в жены, он, Гунтер Гибихунг. Отчаянно Брунгильда старается защититься - она, грозя, поднимает палец с Кольцом Зигфрида, будучи уверенная, что оно ее защитит. Но Кольцо не имеет силы над самим Зигфридом. Он нападает на нее, она бежит, они ожесточенно борются. Он хватает ее за руку и срывает Кольцо с пальца, и тогда как подкошенная она падает ему на руки. Он переносит ее к пещере. Но прежде чем последовать за нею в эту пещеру, Зигфрид вынимает меч и уже своим природным голосом поет: "Ну, Но тунг, докажи, что честно сватал я, храня невесту для брата, ляжешь ты меж ней и мной".

ДЕЙСТВИЕ II

Прелюдия и Сцена 1. Зал Гибихунгов на берегу Рейна. С одной стороны сцены Рейн несет свои потоки, с другой - вход в зал. Здесь в полудреме сидит Хаген, он охраняет вход, у него в руке копье, рядом лежит меч. В ночи различима фигура его отца, Альбериха; он присел перед Хагеном и оперся руками в его колени. Он говорит Хагену, что абсолютно необходимо заполучить Кольцо, прежде чем Брунгильда вернет его дочерям Рейна. Хаген, на свой грубый лад, говорит отцу, чтобы тот не беспокоился: "Кольцо я достану".

Сцена 2. Альберих удалился. Солнце начинает подниматься, и над Рейном разливается утренняя заря. Внезапно из-за куста подле самого берега появляется Зигфрид. Теперь он в своем собственном облике; только шлем еще надет на голове. Он на ходу его снимает и перевешивает к поясу. Хаген зовет в зал сестру, и Зигфрид сообщает об успехе своего похода, опуская при этом обстоятельства борьбы со своей невестой, но включая его примерное поведение в пещере, где, будучи "вблизи от ней, как он говорит, - я был далек, и меч лежал между ними". По Рейну приближается парусник, и Хаген созывает вассалов, чтобы они помогли приготовить все для свадьбы. Их грубый радостный хор - это единственный хоровой эпизод во всем "Кольце".

Сцена 3. Но когда Брунгильда является с Хагеном и видит не только Зигфрида, но и Кольцо на его пальце, ее обуревает гнев и отчаяние. Она кричит, что Зигфрид ее муж, а не Гунтер, что Гунтер, если он ее муж, пусть возьмет Кольцо и, наконец, что меч Зигфрида не лежал между ними, когда он владел ею, но что он висел в своих ножнах на стене. В конце концов, когда ей удалось посеять у Гибихунгов сомнения по поводу благородного поведения Зигфрида, тот клянется копьем Хагена - кладет два пальца правой руки на его наконечник, предлагая взять его жизнь, если обвинение Брунгильды истинно. Но теперь вперед выступает Брунгильда и столь же торжественно клянется, что Зигфрид клятвопреступник. Что же, пусть время рассудит их спор!

Сцена 4. А пока, убедив всех, что Брунгильда помутилась рассудком, Зигфрид предлагает начать праздник. Нежно обняв за плечи Гутруну, он беззаботно направляется к замку. Гости следуют за ним. Брунгильда, Гунтер и Хаген остаются одни. Последний обдумывает планы, как отомстить Зигфриду за вероломство. От Брунгильды он узнает, что герой неуязвим в бою; уязвима лишь его спина. Наделяя его такой сверхъестественной защитой, она была уверена в том, что он никогда не повернется к врагу спиной. У Гунтера с самого начала были некоторые угрызения совести по поводу убийства Зигфрида - он не хочет нарушать кровное братство (которое, как указывает ему Хаген, уже нарушено), а также сомнения, как ко всему этому отнесется Гутруна. В конце концов Хаген строит план убийства Зигфрида завтра же на охоте, а Гутруне решает сказать, что его убил вепрь.

И как только все трое - Хаген, Гунтер и Брунгильда - сговорились в своих действиях, из зала появляется праздничная свадебная процессия: размахивая увитыми цветами жезлами, весело прыгают мальчики и девочки; мужчины несут Зигфрида на щите, а Гутруну в кресле. На заднем плане слуги и служанки сносят по горным тропинкам жертвенную утварь и животных к священным камням, которые они украшают цветами. Зигфрид и мужчины трубят в рога свадебный клич. Женщины приглашают Брунгильду пройти с ними к Гутруне. Брунгильда упорно смотрит на Гутруну, которая манит ее с приветливой улыбкой. Когда Брунгильда порывисто подается вперед, между ними быстро становится Хаген и оттесняет Брунгильду к Гунтеру, который снова берет ее за руку, после чего его также поднимают на щит. Тем временем на минуту прерванное шествие приходит снова в движение и быстро направляется к возвышению. Б этот момент занавес закрывается.

ДЕЙСТВИЕ III

Прелюдия и Сцена 1. Дикая лесная скалистая долина на Рейне, который протекает в глубине мимо крутого обрыва. Три дочери Рейна - Воглинда, Вельгунда и Флосхильда - всплывают наверх и кружатся, как в хороводе. Они нежно поют об их потерянном золоте и о герое, который, как они надеются, вернет им его. Над обрывом появляется Зигфрид в полном вооружении. Он заблудился и случайно вышел на это место, хотя охотничьи рога звучат справа вдали (затем эхом отдаются слева). Сначала уговорами, затем предупреждениями о том проклятии, которое лежит на том, кто владеет Кольцом, они стараются заполучить его у Зигфрида. Добродушный, он смеется над их предупреждениями, рассказывая им, как он добыл его в том первом месте, где оно хранилось, а также что он не изведал еще, что такое страх. Когда дочери Рейна исчезают, отказавшись от него как от безнадежного, он восхищенно смотрит им вслед, размышляя о том, что "если бы не Гутруна, из девушек красивых одну бы взял себе".

Сцена 2. И вот теперь остальные, кто принимает участие в охоте, находят Зигфрида. Они все собираются здесь, неся с собой тяжелую добычу. С ними Гунтер и Хаген. Все располагаются на отдых. Зигфрид рассказывает о том, как он пошел за зверем, но видел лишь водоплавающую дичь - "водяных трех птичек": "Они мне пропели песню, что нынче я буду убит". Гунтер пугается и мрачно смотрит на Хагена. Гунтер пребывает в подавленном настроении. Зигфрид обращается к нему, чтобы приободрить его, заводит рассказ о своем детстве с Миме и битве с Фафнером, драконом. Все, полулежа, слушают. В разгар рассказа Хаген предлагает Зигфриду напиток, который изготовил он для того, чтобы Зигфрид лучше мог все припомнить. Напиток возвращает Зигфриду память, которую он потерял до того, как отправился к скале, где спала Брунгильда. Он рассказывает, как нашел ее. Слыша этот рассказ, Гунтер вскакивает в величайшем ужасе. Два ворона вылетают из куста, кружатся около Зигфрида и улетают в направлении к Рейну. Гунтер указывает на них Зигфриду и спрашивает: "Ты понял ли этих воронов крик?" Зигфрид быстро поднимается и смотрит вслед воронам, повернувшись к Хагену спиной. В этот момент Хаген вонзает копье в спину Зигфрида. Зигфрид высоко обеими руками взмахивает щитом, чтобы бросить его в Хагена, но силы покидают его, щит выпадает из его рук за спину, и сам Зигфрид падает на него. Умирающий, он призывает Брунгильду, но поздно... Хаген со словами: "Я мстил за клятву!" - направляется в сторону и исчезает на возвышении, где некоторое время в опускающихся сумерках видна его удаляющаяся фигура.

С наступлением ночи вассалы по молчаливому знаку Гунтера поднимают тело Зигфрида и медленно несут его, направляясь через скалистую возвышенность. Месяц прорывается сквозь облака и все ярче и ярче освещает печальное шествие, которое достигает вершины возвышенности. И когда сцена меняется, оркестр играет суровый и мрачный "Похоронный марш Зигфрида".

Сцена 3. Снова зал Гибихунгов. Гутруна спускается сюда из своей комнаты и встречает Хагена. Он как раз пришел сказать ей о приближающейся процессии, которая несет тело ее мужа, убитого на охоте диким вепрем. Когда тело вносят, Гутруна, потрясенная горем, бросается к нему с гневным осуждением Гунтера. Ее брат, однако, говорит ей, что этим вепрем был именно Хаген. Хаген подступает с устрашающе вызывающим видом. Он признается, что действительно именно он убил Зигфрида. Он оправдывает себя тем, что покарал клятвопреступника, и утверждает теперь, что имеет право на добычу. Вспыхивает схватка двух названых братьев. В ней Хаген убивает Гунтера, короля Гибихунгов. Бросившись к Зигфриду, Хаген пытается стянуть Кольцо с его пальца. В этот момент рука мертвого Зигфрида угрожающе поднимается, и все присутствующие замирают в оцепенении от ужаса.

В этот момент из глубины зала твердо и торжественно выступает Брунгильда. Она требует: "Смолкни, ликующий горя звук!" Теперь она понимает все, что случилось, и демонстрирует искреннюю жалость к Гутруне, которая распростерлась над телом брата. Призвав вассалов, Брунгильда повелевает им сложить погребальный костер на берегу реки, чтобы сжечь на нем тело величайшего из героев. Тем временем она стоит, погруженная в созерцание лица Зигфрида, и затем в длинном соло, часто исполняемом отдельно в симфонических концертах, она поет о трагическом конце планов Вотана. Она берет Кольцо: только от нее получат золотой перстень дочери Рейна. Она надевает Кольцо себе на палец. Из рук вассала она вырывает горящую головню и, размахивая ею, обращается к кружащим здесь двум воронам: "Домой летите, вороны, вы с вестью о том, что слышали вы здесь. Час богов уже наступил. Я бросаю огонь в Валгаллы светлый чертог". Она бросает головню на костер, который быстро и ярко разгорается. Два ворона вспархивают с прибрежной горы и исчезают по направлению к заднему плану. Брунгильда замечает своего коня, Гране, которого вводят два человека. Она бежит навстречу коню, берет повод и быстро снимает узду. Она вскакивает на него, поднимает его на дыбы для скачка, понукает его и одним прыжком взлетает в пылающий костер. Пламя тотчас же с треском вспыхивает, так что огонь заполняет все пространство позади зала дворца и даже начинает проникать в самый зал. Когда все пространство сцены кажется наполненным пламенем, оно вдруг гаснет, и вскоре от него остается только облако пара, которое постепенно сдвигается к заднему плану и там, на горизонте, располагается в виде мрачного облачного слоя. В то же время Рейн сильно вздувается, выходит из берегов, и его волны подкатывают к костру. На волнах приплывают три дочери Рейна и появляются теперь на месте сгоревшего костра. Хаген, который с все возрастающим страхом следил за Брунгильдой и за всем, что касалось Кольца, при виде дочерей Рейна приходит в величайший ужас. Он спешно отбрасывает копье, щит и шлем и как безумный кидается в воду. Воглинда и Вельгунда обхватывают его и влекут за собою в глубины вод. Флосхильда, плывя впереди сестер, по направлению к заднему плану, с торжеством высоко держит возвращенное Кольцо.

Тем временем огонь от горящего зала Гибихунгов достигает самых облаков, и в его свете становятся видны боги и герои, сидящие в зале Валгаллы, как это описано Вальтраутой в первом действии. Яркое пламя охватывает и их, и когда оно их полностью поглощает, в оркестре звучит мотив "Спасения любовью". Кажется, будто Вагнер говорит: весь мир возродится и новый порядок будет установлен через благородную любовь Брунгильды.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Опера Вагнера «Гибель богов» / Götterdämmerung

В «Гибели богов» господствует мрачный, трагический колорит, здесь преобладают образы зла. Герои лишены своей воли и становятся орудием темных сил. Большое внимание уделено раскрытию внутренней психологической борьбы, характеристики героев даются в острых столкновениях, важную роль играют ансамбли.

Пролог состоит из двух контрастных сцен, разделенных оркестровой картиной. Ночному пророчеству норн присущи темные, сумрачные краски. Оркестровая картина рисует восход солнца. Она подводит к большому любовному дуэту Брунгильды и Зигфрида, проникнутому ликующим чувством. Завершает пролог симфоническая картина — «Путешествие Зигфрида по Рейну», также светлая по колориту: звонко звучит вдали рог Зигфрида, радостен прощальный привет Брунгильды, весело плещут волны Рейна, в них резвятся русалки.

Резким контрастом начинается первый акт. Тревожная первая сцена — беседа Гунтера, Хагена и Гутруны — прерывается радостной фанфарой, возвещающей прибытие Зигфрида, но в момент его встречи с Хагеном звучит зловещий мотив проклятья, неоднократно повторяющийся в драматических эпизодах оперы. Центр этой сцены — клятва побратимства Зигфрида и Гунтера («Жизни цветущей свежую кровь пролил я в это питье») с энергичной, волевой и суровой мелодией. Завершает первую картину грозная и ироническая «Сторожевая песня» Хагена.

Волнение и беспокойство царят во второй картине, состоящей из двух диалогических сцен. В первой основное место занимает рассказ валькирии Вальтрауты о близком конце богов; вторая сцена рисует борьбу Брунгильды с Зигфридом, явившимся в образе Гунтера.

Второй акт насыщен драматическими событиями. Он начинается призрачной ночной сценой нибелунга Альбериха с Хагеном «Спишь ли, Хаген, мой сын». Контрастен небольшой светлый эпизод Зигфрида и Гутруны. Жутким весельем проникнут диалог Хагена с вассалами — его открывает мрачное звучание воловьего рога. Сцена свадьбы — кульминация оперы. Трижды повторяется беззаботный свадебный напев в оркестре, оттеняя трагические ансамбли. В центре первого из них — клятва на копье: жесткая угловатая мелодия «Ты, священное оружье, будь мне свидетелем клятвы» звучит вначале у Зигфрида, затем, более взволнованно, у Брунгильды. Второй ансамбль — терцет мести: в нем сочетаются глубокое горе Брунгильды, коварная решимость Хагена, отчаяние подавленного стыдом Гунтера.

Третий акт распадается на две противоположные по настроению картины: светлую, безмятежную — на лоне природы и мрачную, гнетущую — в замке Гибихунгов. Оркестровое вступление строится на красочной перекличке рогов за сценой: звонкой фанфаре рога Зигфрида отвечает зловещий воловий рог Хагена. Затем возникает картина спокойно текущего Рейна и веселых русалочьих игр (терцет дочерей Рейна напоминает первую сцену «Золота Рейна»). Светлое настроение царит и в диалоге русалок с Зигфридом; его обрамляет звонкая фанфара рога Зигфрида. Центральное место занимает большой рассказ героя о своем детстве «Миме, карлик, старый ворчун». Здесь сменяются разнохарактерные эпизоды, пронизанные ощущением радости жизни: первый сопровождается ритмом ковки, во втором возникает «шелест леса» и пение птички, в следующем слышится сверкание пламени. Рассказ прерывается предательским ударом Хагена — грозно звучит мотив проклятья. Вторая часть рассказа — просветленное лирическое воспоминание о Брунгильде. Завершает первую картину «Траурный марш на смерть Зигфрида» — величественная эпитафия герою. В этой мощной симфонической фреске чередуются темы предшествующих опер: композитор воскрешает прошлое, напоминая о славных подвигах, о великой любви Зигмунда и Зиглинды, Зигфрида и Брунгильды.

Вторая картина начинается сценой трагических предчувствий Гутруны. Завершает ее обширный монолог Брунгильды; богатство настроений при общем возвышенном, торжественном тоне, приподнятая декламация, большая внутренняя сила придают ему подлинное величие. Обрамляет монолог героический эпизод, связанный с образом сверкающего огня; лирические воспоминания о Зигфриде «Как солнце светит свет мне его» сменяются патетическим обвинением Вотана «О вы, хранители вечные клятвы». Оркестровое заключение тетралогии живописует мерное течение Рейна; возникают величавые аккорды гибнущей Валгаллы и, как луч надежды на иное, светлое будущее, звучит экстатическая музыкальная тема, когда-то возвестившая о рождении Зигфрида.

М. Друскин

реклама

Публикации

Главы из книг

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Рихард Вагнер

Дата премьеры

17.08.1876

Жанр

оперы

Страна

Германия

просмотры: 19919
добавлено: 12.01.2011



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть