Жан Бабиле

Jean Babilée

Жан Бабиле

Жан Бабиле родился в 1923 году. Его настоящая фамилия – Гутман. Как он обзавелся псевдонимом – это особая история. Впрочем, вся жизнь Бабиле – цепочка невероятных историй.

В детстве он был непоседой. Мать, заметив его страсть к движению, поставила в детской турник, трапецию, кольца. Все свободное время ребенок проводил на этих снарядах. Когда он был совсем маленьким, то упал на палку, которая вдавила ему один позвонок между двумя другими, и они почти сомкнулись. Мальчик услышал разговор родителей: «Если он шелохнется, то может быть парализован на всю жизнь». Он пролежал два месяца, абсолютно не двигаясь. Потом быстро восстановился и стал еще более подвижным.

Его очень рано начали водить в театр. Он видел много опер, оперетт, драматических спектаклей прежде, чем оказался на балете. Это было в Театре Елисейских Полей, где выступал «Балет Монте-Карло». В тот вечер показывали балеты Михаила Фокина: «Шопениану», «Испытание любви» и «Шехерезаду». Мальчик был в таком восхищении, что, выходя из театра, сказал: «Хочу быть танцовщиком». Ему было почти двенадцать лет, и он принял решение.

Отец будущего артиста был человек удивительно образованный, писал картины, сочинял стихи, дружил с Пикассо, который приходил в дом Гутманов на воскресные обеды. Когда сын надоел просьбами отдать в балетную школу при парижской Опере, отец предложил ему проучиться там год, и если педагоги не обнаружат в ученике настоящего таланта, – уйти. Сын согласился и через год стал в классе лучшим учеником. Его одноклассником был будущий хореограф Ролан Пети.

Впереди было прекрасное будущее, но началась Вторая мировая война. Немцы оккупировали Париж. Жан с другом Роланом уехали из Парижа на юг Франции, где у его родителей было небольшое имение. Оба очень беспокоились, что от вынужденного безделья потеряют форму. В результате Бабиле оказался в труппе Марики Безобразовой в Канне, там много танцевал и приобрел немалый опыт. А потом он, понадеявшись на свою счастливую судьбу, вернулся в оккупированный Париж. Его взяли в балетную труппу Оперы, и он ездил с ней даже на гастроли в Испанию. Ради безопасности пришлось взять псевдоним «Бабиле» – это была девичья фамилия матери. Вернулся – и чудом спасся от газовой камеры и каторжных работ, куда отправляли евреев. Полицейский уже взял его паспорт, прочитал фамилию Гутман, но ему помешала паника, во время которой артисту удалось скрыться. Бабиле прятался в бистро, принадлежавшем отцу Ролана Пети, а потом взял и ушел в Сопротивление.

Быть партизаном ему понравилось – он жил в лесу, был в передовом отряде. А когда все кончилось, партизан поместили в казармы. Дисциплина очень быстро надоела Бабиле – он терпеть не мог подниматься по сигналу трубы. Он вышел на шоссе и стал голосовать. Никто не останавливался, Бабиле вытащил пистолет, направил на один переполненный «ситроен» и сказал: «Мне надо в Париж». До Парижа он доехал на крыле автомобиля.

Бабиле стал танцовщиком в Балете Елисейских Полей и решил попробовать себя в качестве хореографа – он влюбился в «Психею» Сезара Франка, мелодии обретали в его фантазии какие-то пластические очертания. В свободное время он репетировал с несколькими танцовщиками. Через пару недель директор театра зашел в зал и сказал: «Это уже готовый балет, мы его покажем на сцене». Но где декорации, костюмы, название? Директор посоветовал позвонить Кокто – тот был мастером на все руки, художником, поэтом, драматургом. И действительно – с его легкой руки появились и декорации, и костюмы, и даже название – «Амур и его любовь».

Тогда Балетом Елисейских Полей руководил Борис Кохно, бывший секретарь Сергея Дягилева и друг Жана Кокто. Он пригласил в гости Кокто и Бабиле. Поэт сказал: «У многих танцовщиков были свои «фирменные» балеты. У Нижинского, например, «Призрак розы», я же подарю тебе твой балет, ты этого заслуживаешь». Так началась работа над балетом «Юноша и смерть», который сделал Бабиле знаменитым – танцовщик в двадцать три года стал кумиром послевоенной Франции.

Сперва Кокто и Пети хотели поставить этот балет без музыки – начать с хореографии, выстроить действие, а потом подобрать музыку. Дошло до генеральной репетиции – а ничего подходящего не нашли. Буквально в последнюю минуту дирижер отыскал совпадающую по времени «Пассакалью» Баха. И оказалось – она словно нарочно создана для этого балета, и даже жесты попадали на самые сильные доли тактов. Под эту музыку и разворачивалась история молодого художника, который ждет девушку, мучается оттого, что она опаздывает, а потом понимает, что его возлюбленная – это смерть, и погибает в парижской мансарде.

Роль Юноши Бабиле исполнял двадцать лет. А когда другие артисты, в том числе Рудольф Нуриев и Михаил Барышников, просили разучить с ними эту партию, – всегда отказывал. Не из эгоизма, просто считал, что они не подходят к этой роли.

Он был артист с характером, мог поспорить с хореографом, мог его передразнить, он никогда не танцевал то, что ему не хотелось танцевать. Даже в парижской Опере он пробыл всего полгода из-за конфликта – вроде бы Серж Лифарь, который тогда был руководителем Оперы, дал ему партию Альберта в «Жизели», но сделал все, чтобы Бабиле на премьере провалился. Балетмейстеры не учитывали жизненной позиции Бабиле: он занимался балетом не ради карьеры, а для собственного удовольствия. Ему нравилось волнение перед выходом на сцену, нравилось делать то, чего никто раньше не делал. Он танцевал сложную партию Голубой птицы в «Спящей красавице» и умудрился сделать ее еще сложнее – ввел в танец бризе с двойной заноской. И когда танец становился для него рабочей рутиной – он мог все бросить и уехать в Лаос, чтобы курить там опиум, потому что в жизни все надо попробовать. Через несколько месяцев путешествий он возвращался в Париж и опять выходил на сцену. Его счастье, что балетмейстеры знали ему цену и постоянно приглашали в свои проекты.

В начале шестидесятых Бабиле вообще устроил себе семилетние каникулы, из которых его вывел хореограф Жозеф Лаззини, уговорив танцевать в «Блудном сыне». В семидесятых тоже была длительная пауза, за которой последовала работа с Морисом Бежаром. Их встреча – тоже из разряда фантастических историй. Бежар пришел отбирать молодых танцовщиков для своего проекта на урок, который вел Бабиле. Потом подошел и сказал: «Из всего класса я хочу взять одного – учителя». Для Бабиле Морис Бежар создал балет «Жизнь», где партнершей опытного танцовщика стала звезда французского балета Мари-Клод Пьетрагалла.

Он многое в жизни испытал – танцевал в балетной труппе «Ла Скала», «Америкен балле тиетр», создал собственную компанию «Балеты Бабиле», попробовал силы в драматическом театре – с Лукино Висконти, Питером Бруком. Висконти дважды приглашал его в свои постановки («Волшебник Марио» в миланской «Ла Скала» и «Танцевальный марафон» в берлинской «Городской опере»). Он играл в пьесе «Орфей спускается в ад» в постановке Раймона Руло – и перед выходом на сцену в вечер премьеры не на шутку испугался. Это был его дебют в «разговорном театре» – и он должен был напомнить себе, что вообще-то выходит на сцену с двенадцати лет.

В 80 лет Бабиле станцевал главную роль в спектакле Жозефа Наджа «Нет больше небесного свода». Сегодня он выходит на сцену, снимается в кино, любит свою жену – бывшую танцовщицу, ныне фотографа и видеорежиссера Запо, встречается со зрителями, путешествует и получает удовольствие от каждого прожитого дня.

Д. Трускиновская

реклама

вам может быть интересно

Арнольд Шёнберг Композиторы

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

02.02.1923

Дата смерти

30.01.2014

Профессия

танцовщик, балетмейстер

Страна

Франция

просмотры: 3058
добавлено: 29.03.2011



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть