«Кольцо» закруглилось

Гюляра Садых-заде, 20.06.2003 в 18:36

Фото Н. Разиной

В эти дни в Мариинском театре целиком, от начала до конца, в четыре вечера дают тетралогию Вагнера «Кольцо нибелунга». К заветной и эпохальной цели театр шел долгих четыре года: оступаясь, ошибаясь, меняя на ходу тактику, стили, постановщиков и даже переставляя заново первые две части.

Окончательная сценическая версия и общая концепция постановки, как заявлено в буклете, принадлежит двоим: Валерию Гергиеву и Георгию Цыпину. Собственно режиссуру первых двух частей – «Золота Рейна» и «Валькирии» - осуществила молодая и, судя по первой самостоятельной работе, наделенная несомненным чувством сцены Юлия Певзнер. Это имя пока еще никому не известно в оперном мире; на постановку Певзнер взяли по рекомендации Дэвида Паунтни, знаменитого английского режиссера, которому она помогала в работе над «Чародейкой» Чайковского.

С приходом в проект Георгия Цыпина в прошлом году дело явно стало разворачиваться в нужном направлении.

Предложенная художником идея – прикоснуться к самым корням некоего гипотетического прамифа, от мощного древа которого впоследствии отпочковались разнообразные национальные мифологии, оказалась не просто плодотворной, а прямо-таки счастливой.

Вагнеровская тетралогия трактована в духе научно-художественного исследования, в котором отчетливо прослежены геологический, антропологический и культурологический аспекты. Параллели с нартским (аланским) эпосом пришли в голову Гергиеву, когда он рассматривал картины и скульптуры осетинских художников в родном Владикавказе. Борьба героев с драконами, великанами, троллями и прочими колоритными воплощениями Мирового Зла есть почти во всех мифологиях мира.

Нынешнее «Кольцо» - торжество избыточности. Массивные, циклопические, шероховатые формы; буйство света и цвета (художник по свету – Глеб Фильштинский). В своем втором «Кольце» (первое поставлено в Амстердаме) Цыпин последовательно развивает однажды открытый им «целлулоидный» этап в своем творчестве: и действительно, полупрозрачные пластиковые скульптуры оказались удобным материалом, легко принимающим любой цвет под воздействием света. В целлулоидной груди великанов порой зажигаются лампочки – и тогда кажется, что они сочувствуют страдающим героям. Великаны нависают над сценой, ощетинившись щупальцами, торчащими из спин и торсов. Еле намеченная форма гигантских голов напоминает то глыбы первородного золота, то черепа первобытных ящеров. Зеркало сцены отграничено с трех сторон серыми планшетами: в них, как в раму картины, вписаны циклопы и слюдяные карлики, головы которых круглы и гладки, словно речные голыши.

В «Золоте Рейна» нам показывают древнейшую эпоху в истории планеты. Органические формы только-только начинают появляться, и пока на Земле господствуют существа неорганического происхождения - камни, в которые кто-то по недоразумению вдохнул жизнь. В «Валькирии» мир уже достаточно обжит и населен, но равновесие природы нарушено безвозвратно: Альберих похитил у дочерей Рейна золото и сковал кольцо, ставшее проклятием мира, - зловещие приметы грядущего крушения заметно проступают уже в «Валькирии».

Вторая часть цикла вместе с пятидесятиминутными антрактами идет в общей сложности шесть часов. Но музыка оперы столь красива, а сценическая картинка столь разнообразна, что зрелище буквально завораживает. Вокальный ансамбль в «Валькирии» сложился отменный. Алексей Стеблянко – Зигмунд – на премьере был в ударе. И несмотря на то что взгляд его ни на минуту не отрывался от руки дирижера – даже в моменты любовных восторгов и напряженных диалогов, – голос звучал довольно стабильно, хотя временами плосковато.

Очень хорошо спела сложнейшую по тесситуре партию Зиглинды Млада Худолей. В этой постановке (в отличие от прежней «Валькирии» Готфрида Пильца) ее голос наконец обрел необходимую для этой партии экстатическую силу и экспрессию. Вотан – Владимир Ванеев – затмевал прочих богатым, насыщенным басом и гордой статью.

Некоторое недоумение вначале вызвала Ольга Савова - Брунгильда: ее голосу явно не хватало блеска и пружинящего металла для образа крылатой девы-воительницы. Однако к середине спектакля она распелась, и финал прозвучал вполне удовлетворительно.

В «Золоте Рейна» состав оказался менее однородным. Русалочье трио по звуку и по актерской игре было откровенно слабым. Голоса певцов подчас утопали в оркестре. Весьма колоритно смотрелись и слушались боги: Вотан (Михаил Кит), Доннер (Геннадий Беззубенков), Фро (Евгений Акимов), Фрика (Светлана Волкова).

Главные аплодисменты сорвал Виктор Черноморцев – Альберих. Эта партия получилась у него идеально.

И, конечно, надо всем царствовал оркестр, воспламеняемый буйным темпераментом Валерия Гергиева. Предложенный дирижером концепт вагнеровской музыки оказался чрезвычайно убедительным: эдакий «русский» Вагнер, украшенный красочными излишествами, заимствованными от Римского-Корсакова и Бородина.

реклама

вам может быть интересно

Превосходный дуэт Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Мариинский театр

Персоналии

Рихард Вагнер, Валерий Гергиев

Произведения

Кольцо нибелунга

просмотры: 3012



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть