«Аида», погребённая заживо

Ольга Борщёва, 12.04.2018 в 17:26

Если бы профессор Преображенский побывал на гамбургском представлении своей любимой «Аиды», с ним случился бы ещё один глубокий обморок. Как подступиться к описанию этой «чудовищной истории», в которую превратилась опера Верди?

Бельгийский режиссёр Гай Йостен задался целью обличить «перверсивное» общество, где всё подчинено интересам и целям войны (премьера спектакля состоялась 16 мая 2010 года.). Декорации представляют собой белые коридоры, наподобие гробниц и ходов внутри египетских пирамид. «Лабиринт – это метафора, описывающая потерю себя в конструкции, намного большей, чем сам человек», – объясняет Йостен. К сожалению, попав в капкан его режиссёрской конструкции, потерялись не только персонажи, но и замечательные исполнители.

Зрители увлеченно интерпретировали: «И черные муравьи на стенах, это – подземный мир». Спектакль открылся постельной сценой Аиды и Радамеса. Они возились под простыней, а потом дрались подушками, показывая, видимо, что в этой стране и в постели ведутся войны. Кровать убрали только в самой последней «загробной» сцене, так она в центре всё время и простояла.

Жрецов обрядили в облачение католических священников, навешали на них медалей. «Религия и вера в «Аиде» всегда тесно связаны с насилием», – проницательно замечает Йостен. Папа Франциск – прямо лицо войны и лично управляет бомбардировщиком. В партии Рамфиса немонументально выступил Алин Анка.

Многокрасочное, объёмное и лёгкое сопрано Кристин Льюис, взявшей на себя роль главной героини, обладает немалой ценностью, но выносить её присутствие на сцене можно было с трудом. Льюис изображала темпераментную афроамериканскую домохозяйку, периодически устраивающую сцены и скандалы и энергично роющуюся у себя в декольте. При всех достоинствах подобного стиля поведения, с музыкой Верди он не гармонирует.

Когда в первом акте зазвучала тема, сопровождающая появление Аиды и рисующая её утонченный портрет, Льюис грубо и возмущенно пихнула Марко Берти (Радамесу) в руки фуражку. Она, конечно же, не рабыня, а своё право имеет. Аида в исполнении Льюис ещё и плюнула потом на Радамеса, когда скакала по кровати, уговаривая его вместе бежать из Египта. Сложно предположить тут намеренно продуманный и несущий смысл раскол музыки и сценического изображения. Скорее, речь о банальном отсутствии художественного вкуса.

Свою первую арию Льюис начала агрессивно: разбила бокал шампанского, рвала на себе украшения; после второй арии ей забыли поаплодировать. Потом точно также бокал разбила Амнерис в сцене суда, демонстрируя находчивость режиссёрской фантазии. В горе она напилась, и ей казалось, что всюду, по кровати и по платью, ползают муравьи. Изображая дочь фараона, Елена Жидкова демонстрировала стройные ноги, Аида делала ей маникюр. Тонкая, стройная Жидкова пела холодно, собрано и фокусировано, делала интересные красивые жесты и нравилась на сцене, но сочувствия не вызывала.

Ария Радамеса «Celeste Aida» сопровождалась оркестровыми помарками, и сам Марко Берти сбивался с высоких нот чуть ли не в речитатив. В целом он провел партию драматично однообразно. Хор жриц звучит где-то далеко за сценой, в это время Радамес забавляется с проститутками в красных париках и комбинезонах-сеточках. Танец маленьких негритят вырезали, но это, может, и к лучшему.

Во время триумфального марша нам дали немножко послушать трубы из-за открытых в кулисы дверей, а на сцене в это время солдаты обнимались с крашеными блондинками, показывая тесную связь Эроса и Танатоса. Амонасро (Роберто Фронтали) на костыле не успел уйти от погони – его с грохотом застрелили.

Финальная декорация удачная – это белый уходящий в бесконечность коридор. В этом белом коридоре Аида и Радамес выпили яду, которым запаслась хозяйственная Аида, и повалились снопами на пол. Амнерис тоже приползла: Елена Жидкова делала египетские жесты в стиле Галины Вишневской. Может быть, и она тоже с ними замуровалась, сложно понять.

В «Аиде» много поют о любви к Родине, и, слушая оркестр, тянущийся под управлением итальянского дирижёра Ренато Палумбо, я действительно вспомнила о своей родине, о вечерах, проведённых в белорусском оперном театре. Хотя, там, всё же, величие произведения Верди ощущалось гораздо в большей мере.

Рецензируемый спектакль состоялся 5 апреля 2018 года.

Foto: © Hans Jörg Michel

Партнер Belcanto.ru — Театральное бюро путешествий «Бинокль» — предлагает поклонникам театра организацию поездки и услуги по заказу билетов в Гамбургскую государственную оперу, Филармонию на Эльбе, а также ряд немецких и европейских театров, концертных залов и музыкальных фестивалей.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Гамбургская государственная опера

Произведения

Аида

просмотры: 1764



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть