Музыкальный салон Максима Миронова

Игорь Корябин, 23.12.2016 в 16:43

Максим Миронов

Камерная музыка Беллини в фокусе лирического тенора

Зал Моцарта в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко вовсе даже не зал, а гостиная, музыкальный салон, место проведения камерных концертов. Сцены здесь нет: контакт публики с исполнителем происходит непосредственно глаза в глаза. На сей раз погрузиться в волшебный мелодический мир вокальных миниатюр Беллини в восхитительный салон первой половины XIX века своих слушателей пригласил Максим Миронов. Концерт-рассказ, состоявшийся 15 декабря, с новой силой убедил в том, что этот на редкость изысканный, утонченный певец – не просто обладатель высокого и легкого тенора благородно-яркого тембра, не просто мастер бельканто и не просто мастер лирически-проникновенных интерпретаций мелодий знаменитого сицилийца.

Программа, представленная как литературно-музыкальная композиция, показала, что ее исполнитель и составитель – еще и немалый эрудит! Как истинный Музыкант с большой буквы, он всегда доходит до сути исполняемой им музыки не только с позиций стиля и своей феноменально развитой техники, но и с позиций истории опуса, атмосферы его появления и существования в ту или иную эпоху. И в полуторачасовом путешествии в мир Беллини перед нами пронеслась вся скоротечная жизнь композитора – от рождения и до смерти. В программе прозвучали шестнадцать избранных вокальных миниатюр. С точки зрения вокального хронометража, это, возможно, и немного, но, с точки зрения создания тематически целостного – хотя и не исчерпывающего – представления о камерной музыке Беллини, автором-составителем программы был найден драматургический оптимум.

Сквозная драматургия вечера – непрерывное обрамление его музыкального пласта живым рассказом (историческими фактами, воспоминаниями современников Беллини, фрагментами его переписки со своим другом Франческо Флоримо). Эта переписка, дойдя до нас в отредактированном получателем виде (ясно, из благих побуждений!), абсолютно достоверную картину жизни Беллини дать сегодня всё же не может. Но если вы думаете, что рассказ Максима Миронова о Беллини был скучным докладом, то ошибаетесь! Певец предстал великолепным актером-рассказчиком, и это, несомненно, еще одна грань его дарования. Но, кажется, в облике певца-актера воплотился сам композитор. Тонкие черты, романтически цельный имидж, продуманность концертного костюма и прически невольно заставили воскликнуть: «Да это же сам Беллини!» Конечно, имеется в виду, не буквальное портретное сходство, а весьма глубокое проникновение певца в психологическую ауру композитора, в сокровенный внутренний мир, оживший в «прямой речи» его писем.

Впрочем, дадим слово самому артисту, подготовившему экспликацию проекта еще задолго до концерта: «Идея программы пришла мне в голову, когда я попал в музей музыкальных инструментов в Болонье, а затем – в музей Беллини в Катании. В Болонье есть фортепиано, которое принадлежало самому Россини. А в Катании стоят несколько инструментов Беллини. Я смотрел на них и думал: как они звучат? И как будут звучать написанные для них произведения? В последнее время у нас есть много возможностей послушать аутентичную музыку на инструментах разных эпох. Но камерную музыку XIX века теперь исполняют на современных фортепиано. За сто лет этот инструмент претерпел колоссальную эволюцию. Изменилось его строение и, самое главное, его звучание. Поэтому я решил попробовать восстановить “историческую справедливость”».

Жизнь Беллини интересовала певца уже очень давно, но то, что он взялся рассказать ее с помощью камерных произведений композитора, – поистине счастливое озарение, ни дать ни взять, творческое ноу-хау.

«Мне открылся новый мир, когда я приступил к изучению этой темы, – говорит певец. – Камерная салонная музыка, время, обычаи, исторические лица. Всё это сверкало и переливалось, как какие-то драгоценности, которыми я решил поделиться с любителями музыки, создав этот концерт-рассказ».

Свою программу, снабдив ее подзаголовком «Жизнь и музыка Винченцо Беллини», он назвал «La Ricordanza» («Воспоминание»). Живые впечатления от концерта показали, что источниковедческая работа была проделана певцом просто колоссальная, но при естественно-органичном артистизме исполнителя казалось, что это была не предварительная заготовка, а блестящая сиюминутная импровизация!

К счастью, и в Москве удалось найти аутентичную копию фортепиано середины XIX века. Франческо Чезаре, профессор Болонского университета, на страницах программы концерта характеризует подобный тип инструмента так: «Его звук, чистый и собранный, скупой на гармонические обертоны по сравнению с современными инструментами, позволяет тенору вывести на первый план все оттенки вокальной линии, избегая какой-либо конкуренции с аккомпанементом. Напротив, мягкость тембра, которая так характерна для инструментов преромантической эпохи, позволяет установить постоянный диалог между голосом и инструментом и там, где он лишь аккомпанирует голосу, и там, где мелодия льется от одного к другому. Вся тонкость музыкальной мысли Беллини – те интимные штрихи, которые он использует, отрицая напыщенность мелодрамы, и которые сделают его аутсайдером итальянской оперной школы – в данном случае проявляется во всей полноте».

Вооруженные экспликацией певца и необходимым теоретическим минимумом, мы доверились потрясающему исполнительскому дуэту, и наше доверие было щедро вознаграждено массой новых, не ведомых ранее эстетически высоких впечатлений – музыкальных и слуховых. Партию фортепиано в обсуждаемом проекте исполнил известный итальянский концертмейстер и педагог Микеле д’Элиа. Все вечера в цикле «Концертный зал имени Моцарта» проводятся при поддержке Департамента культуры города Москвы в рамках проекта «Открытая сцена», а нынешний концерт-рассказ Максима Миронова прошел еще и при поддержке Итальянского института культуры в Москве.

В 1989 году, практически уже на исходе советских времен, в серии «Жизнь замечательных людей» вышла популярная переводная монография «Беллини», написанная итальянцем Франческо Пастурой (1959). В 1992 году она была переиздана в серии «Загадки и тайны судьбы». Этот труд и сегодня остается для нас единственным русскоязычным монографическим источником сведений о жизни композитора, но ведь почти за полвека зарубежное музыковедение, связанное с именем Беллини, явно должно было продвинуться вперед! И для расширения нашего отечественного кругозора обсуждаемый проект, основанный на современных итальянских источниках, несомненно, очень нужен и важен.

Необычайно чувственный голос Максима Миронова итальянцы назвали бы tenore lirico leggero или tenore di grazia. Именно этот голос – богатый на оттенки и тембры, с широкой чувственной палитрой разнообразных душевных состояний – и представил нам камерно-интимную вокальную лирику Беллини. В основном, мы услышали опусы, навеянные романтико-любовными увлечениями композитора, говорящие со слушателем на многоликом языке любви, любовных мук и неизбежно причиняемых любовью страданий. Лично я такую большую подборку камерной музыки Беллини в живом исполнении услышал впервые (на этом концерте вообще впервые услышал и ряд представленных опусов). В основе большинства избранных песен-романсов – слова неизвестных авторов (далее в перечислении номеров, если автор слов не указан, предполагается именно это).

Итак, вокальную часть вечера открыли зарисовки «Dolente immagine» («Скорбный образ») и «Quando verrà quel dì» («Когда придет тот день»). Продолжили программу миниатюры, известные как «Шесть ариетт», и хотя почти за два столетия порядок исполнения за ними давно успел закрепиться, традиционного вокального цикла они всё же не составляют. «Malinconia, ninfa gentile» («Меланхолия, прекрасная нимфа», стихи Ипполито Пиндемонте) – это раз. «Vanne, o rosa fortunata» («Иди же, о счастливая роза») – это два. «Bella Nice» («Прекрасная Ниче») – три. «Almen se non poss’io» («И если не могу я», стихи Пьетро Метастазио) – четыре. «Per pietà bell’idol mio» («Молю, мой прекрасный кумир», стихи Метастазио) – пять. И, наконец, «Ma rendi pur contento» («Но сделай счастливым», стихи Метастазио) – шесть.

Перед водоразделом программы – широко известным ноктюрном Шопена ми-бемоль мажор (соч. 9, № 2), исполненным Микеле д’Элиа, – прозвучали еще три вокальные миниатюры: это «Venticel che l’ali d’oro» («Ветерок, что на крыльях златых»), «Vaga luna che inargenti» («Тусклая луна») и «L’abbandono» («Разлука»). А затем мы услышали романс «La ricordanza» («Воспоминание», стихи Карло Пеполи), давший название всей программе. В основе этого романса – мелодия арии Эльвиры из последней в творчестве Беллини оперы «Пуритане», либреттистом которой стал Карло Пеполи (премьера с триумфом прошла в Итальянском театре в Париже 24 января 1835 года). Этот номер занял место поистине дивного бриллианта всей программы! Но, увы, премьера «Пуритан» стала для Беллини последней: 23 сентября 1835 года молодой композитор, которому не исполнилось даже 34 (!) лет, при загадочных обстоятельствах скончался на вилле в Пюто под Парижем.

Продолжили вечер еще две итальянские миниатюры «Odia la pastorella» («Ненавидит пастушка», стихи Николы ди Санто Маньо) и «O crudel che il mio pianto non vedi» («О жестокая, что не видишь моих слез»). Завоевав Париж на ниве итальянской оперы, для музыкальной столицы мира того времени Беллини собирался написать и большую французскую оперу, поэтому в качестве практических упражнений с языком, которым владел весьма робко, стал создавать романсы и на французские тексты.

Пара подобных опусов – «Les joyeux matelots» («Радостные моряки») и «Le souvenir» («Воспоминание») – прозвучала под занавес программы, став для России подлинной репертуарной сенсацией и, пожалуй, главной изюминкой вечера. Наряду с миниатюрой «Ненавидит пастушка», опус «Радостные моряки» стал еще одной жанровой зарисовкой программы. Первая выдержана в духе маленькой пасторальной идиллии, вторая – в романтико-героическом ключе. Положенное на музыку французское четверостишье «Воспоминание» (всего 25 тактов) было найдено на письменном столе композитора уже после его смерти, и этим своим последним опусом он романтически красиво, как и подобает истинному романтику, словно простился с жизнью…

«Я приглашаю современного слушателя в салон начала XIX века и рассказываю о жизни Беллини, исполняю его произведения так, как, может быть, их исполняли почти двести лет назад», – этот финал экспликации проекта Максима Миронова я приберег для финала настоящих заметок. Но не слишком ли пафосны эти слова? Творческий результат вечера как раз уверенно говорит, что нет! Феноменальное чутье интерпретационного стиля исполнителя все сомнения сразу же рассеивает! Ставку в своей игре певец-исследователь делает весьма серьезную, но делает ее как подлинный профессионал, а потому побеждает. И Москва дает старт уникальному проекту, которому предстоит совершить тур по городам Италии. А всё же, как было бы здорово, если по завершении этого тура Максим Миронов смог бы представить свой проект в Москве повторно: одного раза однозначно мало!

Фото: stanmus.ru

На правах рекламы:
Интернет-магазин Лабиринт — один из наиболее известных магазинов книжной продукции. Купить шедевры художественной литературы можно с существенной скидкой, если на сайте labirint-secret.ru получить промокод. По нему вас также ждет скидка на детскую литературу, на книги об искусстве. Да и постоянная накопительная ссылка будет не лишней!

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть