Не уходи

Сильви Гиллем посетила Москву с прощальным туром «Жизнь продолжается»

Екатерина Беляева, 30.06.2015 в 14:59

Сильви Гиллем

Самый представительный театральный фестиваль-биеннале имени Чехова дошёл до своей половины и триумфально двигается дальше к 17 июля, когда на закрытии состоится последний показ «Ложных признаний» Мариво в постановке руководителя театра «Одеон» Люка Бонди.

Как обычно, на фестивале представлены лучшие российские и западные спектакли последних лет чистых и смешанных жанров. В этом году музыкально-танцевальные представления лидируют два к трём. Танец и живая музыка пробрались в драму и завоёвывают там все новые пространства.

Спасибо руководителю фестиваля Валерию Шадрину, который успевает отследить все тенденции мирового театра и наполнить афишу тем, что сейчас на гребне волны. Очень важно, что он сделал все возможное и невозможное, чтобы

в Москву «завернула» главная балерина мира Сильви Гиллем со своим прощальным турне «Жизнь продолжается».

Если не сейчас, то уже никогда. Знаменитая француженка дала зарок уйти со сцены в 50 лет. Говорит, что у неё есть душеприказчик, который должен застрелить её, если она вдруг захочет продолжать танцевать после этого девятимесячного турне. Она работает не в щадящем режиме, без скидок на возраст и, действительно, находится на пике.

Гиллем держала программу прощального спектакля в секрете, первыми её увидели зрители Театро Коммунале имени Лучано Паваротти в Модене. Гиллем последнее время живёт в Италии, поэтому начала прощаться со сценой в стране, которая стала её второй родиной, а закончит тур в Японии, где балерину буквально носят на руках.

Сильви заказала своим друзьям английским хореографам Акраму Хану и Расселу Малифанту новые спектакли, попросила у Уильяма Форсайта, чьей музой она была на заре своей юности в Парижской Опере (Гиллем и Лоран Илер танцевали премьеру «In the middle» Тома Виллемса в 1987), сделать новую версию его балета 1996 «Дуэт» для пары солистов-мужчин, чтобы использовать её для интеллектуальной паузы между своими выходами. А во втором отделении она станцевала балет своего фаворита Матса Эка «Bye» на музыку ариетты из последней 32-й сонаты Бетховена, поставленного в 2011 для предыдущей программы, но очень подходящего для темы прощания.

Начинался вечер с «Techne» Акрама Хана.

Музыку к нему написала Алис Слютер, которая участвует в спектакле в качестве живого музыканта, в её ведении были скрипка, голос и ноутбук. Вместе с ней на сцене присутствовали Пратхап Рамачандра (перкуссия) и Грейс Сэвэдж (битбокс). Музыканты сидели в глубине сцены за чёрным пологом, едва видные из окошек прорезей.

У Хана самый острый из всех сегодняшних хореографов нюх, он быстро замечает трещины в современном социуме и немедленно ищет экологически чистые противоядия. Он экспериментирует с «прозрачным и поэтичным» телом Сильви, которая должна как-то разрешить проблему усложнённого в современном обществе отчуждения установления контакта с неживым наэлектризованным объектом.

Только Сильви и светящееся дерево из сетки, её тело — последняя возможная технология для контакта.

Балерина выходит из кулисы на корточках, изогнутая, как диковинная птичка в джунглях. Она обходит странное чужеродное дерево кругом, продолжая бойко семенить на корточках. Затем дотрагивается до него, и её слегка ударяет током, но пытливая птица не собирается отступать. Под Грейс Сэвэдж и её бьющий током битбокс Гиллем начинает соблазнять недружелюбную железку классической техникой. Живая балетная techne против электротехнической машины. Нет, Гиллем не бежит к станку и не завязывает пуанты – вот как есть в тряпочных туфлях и мятой трикотажной юбке садится в глубокие задумчивые плие, кидает ровные и высокие батманы, приветствует «гостя» гордым арабеском.

Натанцевавшись, она снова подходит к дереву и – о чудо! – оно тоже начинает танцевать на свой своеобразный электрический манер: крутится, вращается, весело подмигивает огоньками. Сильви гладит его металлическую кору, и гармония восстанавливается. Балерина снова принимает позу птички и по-хозяйски уже без опаски обходит на корточках свои джунгли.

Пока балерина, утомлённая арабесками и недетскими жете, готовилась к балету Малифанта, на сцене чудодействовали два солиста из Fotsythe Company Бригель Гьока и Райли Уоттс. Они танцевали дуэт, сочинённый Форсайтом в период его глобальных языковых поисков, когда он из штатного хореографа, выпускающего балеты для ведущих мировых компаний, начал превращаться в замкнутого гуру-экспериментатора, который работает не на выпуск готового спектакля, а в режиме work in progress, ради процесса, ради опыта, ради воспитания последователей.

В контексте вечера Гиллем сосредоточенные на бесшумном бескостном движении

артисты рассказывали и показывали, в чём феномен Гиллем, из какого теста она вылеплена, какова природа её нечеловечески совершенной техники.

Кроме того, что наблюдение за их умением расслабляться, но не терять при этом концентрации, приносило колоссальное удовольствие, аналогичное созерцанию чего-то очень естественного, это были интересные, облечённые физикой мысли о Гиллем со стороны её профессионального цеха.

«Здесь и потом» Малифанта на музыку Энди Коутона продолжает серию балетов из программы «Push», которую балерина и хореограф показали вместе в 2005 году в Театре Сэдлерс Уэллс, а позже повезли в мировое турне. Повторяя свои композиционные принципы, Малифант меняет диспозицию – ставит Гиллем в дуэт с другой солисткой (Эммануэла Монтанари из Балета Ла Скала) и отправляет в путешествие, где ценность одного человека – в поддержке другого, но и не без оттенка соревновательности.

Только соревнуются девушки не друг с другом, а с музыкой, которая бросает им вызовы.

Их дело – двигаться синхронно, порывисто, но беззвучно, словом, быть верными своему хореографическому маршруту, не обращая внимания на музыкальные «помехи». Партитуры Энди Коутона, сшитые из шумов, ударных и фрагментов текста – это неотъемлемая часть спектаклей Малифанта, так же как и свет от Майкла Халлса, постоянного соавтора хореографа.

Номер получился неудачным, потому что Гиллем уникальна, рядом с ней проигрывает любой, даже очень хороший солист. Хотя в финале для балерин, сосредоточенных на синхронном «плавании», была предусмотрена весёлая почти дискотечная разрядка, и мажорный ряд начал брать верх, к горлу подступил комок. Появления другой такой пленительной как Сильви Гиллем звезды придётся ждать ещё долго.

В балете «Bye» Матса Эка Гиллем прощается не с публикой, это её несентиментальное путешествие в будущее.

Она не боится говорить «до свидания», не горюет о себе девчонке, о себе супербалерине, которая перешагнула за пятьдесят. Эк и Бетховен ставят её в трудные ситуации, заставляют глядеть на пройденное – чёрно-белый фильм рассказывает о жизни других людей, не имеющих отношения к Сильви: вот счастливая семья, вот красавец-мужчина, вот ласковый пёс. Угловатая девочка в старой лиловой кофте и нелепой жёлтой юбке делает упругие па, её растяжка нереальна, прыжки запредельны.

Кино пытается обидеть её наличием другой жизни, но упрямица встаёт на голову и зависает в странной позе на пару минут. Затем встаёт на ноги и двигается дальше. У неё свой путь, ей интересно то, что впереди. Это её жизнь.

Фото: C. Fox, B. Cooper

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

балет

Персоналии

Уильям Форсайт, Матс Эк

просмотры: 3165



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть