Звёзды балета: Кристина Андреева

Игорь Корябин, 11.06.2015 в 11:54

Кристина Андреева

«Царящая в театре фестивальная атмосфера — особенная…»

За те три дня, что мне удалось побывать в Казани практически под занавес проходившего там XXVIII Международного фестиваля классического балета имени Рудольфа Нуриева, побеседовать с Кристиной Андреевой, прима-балериной Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, оказалось задачей весьма не простой. Наша встреча назначалась и откладывалась несколько раз, но оно и понятно: в эти дни график балерины был буквально расписан по часам: репетиции, репетиции и снова репетиции. В программе финальных гала-концертов фестиваля Кристине Андреевой предстояло выйти в па-де-де Жанны и Филиппа из балета Бориса Асафьева «Пламя Парижа» (в дуэте с солистом Мариинского театра Денисом Матвиенко) и в хореографической картине «Вальпургиева ночь» из оперы Шарля Гуно «Фауст» (в паре с премьером ТАГТОиБ Михаилом Тимаевым).

Помимо двух заключительных гала-вечеров публика увидела Кристину Андрееву и на открытии фестиваля: в «Дон Кихоте» Людвига Минкуса она предстала вечно молодой и жизнерадостной Китри. А в один из фестивальных дней балерина создала весьма трогательный образ несчастной Джанике в балете «Золотая орда» Резеды Ахияровой. Так что при множестве приглашенных на фестиваль танцовщиков из других театров и стран Кристину Андрееву с полным правом можно было назвать лицом фестиваля, вобравшим в себя лучшие вековые традиции отечественной школы русского балета. И два упомянутых выше номера заключительного гала-концерта в фестивальном портрете нашей героини, несомненно, поставили свой впечатляющий финальный росчерк.

Язык артиста балета — это язык движения и гармонии тела, язык пластики и классической танцевальной формы, язык чувства и страсти, воплощенный в визуальных образах. Языку жестов и академических позиций танца вербальная субстанция чужда, поэтому даже десяти минут беседы с Кристиной Андреевой, состоявшейся, можно сказать, экспромтом в кулисах сцены сразу же после гала-концерта, было вполне достаточно для того, чтобы чудо очарования психологически цельным и музыкально ликующим искусством балерины продлилось и в краткой беседе с ней. И эта беседа оставила впечатление о Кристине Андреевой как о невероятно светлом, лучезарном и очень искреннем человеке.

— Кристина, в вашей жизни было много конкурсов и много конкурсных побед, но лично я впервые увидел вас в Красноярске на Международном конкурсе балета «Гран-при Сибири» в октябре прошлого года. Гран-при конкурса вы увезли с собой в Казань, и, думается, то состязание было для вас особым. Это так?

— Безусловно: оно стало едва ли не самым волнующим и ответственным в моей жизни, ведь я родилась в Красноярске и окончила Красноярский хореографический колледж. Признаться, даже боялась, ведь мне, с одной стороны, нельзя было подвести театр в Казани, в котором я работаю уже пятый сезон, и своих педагогов, которые со мной здесь занимаются, а с другой стороны — и педагогов по колледжу. Я знала, что кто-то из них и из моих старых знакомых обязательно придет, чтобы меня увидеть, хотя и понимала, что, возможно, болеть за меня будут и не все. Я счастлива, что выступила достойно, что никого не подвела. Но я была также рада, что свидетелями моего триумфа стали и мои родители. На мои спектакли в Казань они иногда приезжают, но это случается нечасто, а благодаря этому конкурсу я смогла побыть с ними подольше: это было чрезвычайно важно, ведь оценка моих родителей — для меня главная.

— Как случилось, что после окончания колледжа в Красноярске вы перебрались в Казань?

— На одном из конкурсов в Перми меня заметил художественный руководитель балета нашего театра Владимир Алексеевич Яковлев, и поначалу он пригласил меня станцевать здесь спектакль. Но я еще училась, и приехать тогда не смогла. Он же проявил поразительную настойчивость: на протяжении двух месяцев звонил и мне, и моему педагогу. И после этого мы встретились на фестивале в Уфе, куда он специально прилетел, чтобы на этот раз сделать мне уже официальное предложение стать ведущей балериной здесь, в Казани. Наш разговор занял не более двадцати минут, и, окрыленная открывавшейся передо мной перспективой работы в одном из лучших балетных коллективов России, я практически сразу же дала свое согласие. Ни моя мама, ни мой педагог по колледжу — никто даже и не знал, что я приму такое решение. Я всё решила сама, и, приняв решение, всех поставила уже перед свершившимся фактом.

— А кто был вашим педагогом в Красноярском хореографическом колледже?

— За всё время обучения учителей было много, но на выпуске, на старших курсах, моим педагогом стала Лариса Борисовна Сычёва: именно она и сыграла решающую роль в моем профессиональном становлении, именно ее я и считаю своим главным педагогом в жизни. Я до сих пор поддерживаю с ней отношения, мы общаемся, она следит за моими успехами. На старших курсах я выиграла на конкурсе семестровую стажировку в Санкт-Петербурге, в Академии русского балета имени Вагановой, и это также дало мне многое в отношении стиля танца, но о своей красноярской alma mater я до сих пор вспоминаю с большой теплотой. В родные пенаты тянет всегда, и хотя бы пару раз в год стараюсь туда наведываться.

— Пятый сезон вашей работы в этом театре близится к концу. А нынешний фестиваль балета имени Нуриева для вас — тоже пятый?

— Да. С момента моего зачисления в труппу я принимала участие во всех фестивалях. Для меня выход в любом спектакле на этой сцене — всегда большая радость, всегда стимул показать публике то, на что ты способна, показать то, что вложили в тебя педагоги. Но царящая в театре фестивальная атмосфера — особенная, ни с чем не сравнимая. Казанские балетоманы — народ весьма искушенный и требовательный, и, естественно, их внимание к фестивалю — наиболее пристальное. К тому же в эти дни в зале обычно много журналистов и критиков, а на сцену вместе с артистами нашего театра традиционно выходит много зарубежных звезд. В силу этого степень твоей личной ответственности как художника классического балета, несомненно, возрастает: планку исполнительского уровня требуется держать особенно высоко. Но при этом я всегда принимаю участие в фестивале с огромным удовольствием, всегда испытываю удовольствие от танца, всегда получаю заряд исключительно положительных эмоций.

— На сегодняшний день в этом театре вы, наверное, перетанцевали уже весь классический репертуар?

— Почти весь. Из наиболее значимых спектаклей классического наследия остался еще балет «Ромео и Джульетта» Прокофьева, но впервые станцевать Джульетту я должна уже в октябре этого года, в новом сезоне. И тогда останутся, возможно, еще два-три названия, но основной костяк классических партий будет уже собран.

— В какой мере вы сегодня сочетаете классический репертуар с танцем модерн?

— В данный момент я полностью сосредоточилась на классике и считаю это абсолютно правильным: именно сейчас и именно на этом репертуаре надо активно нарабатывать и совершенствовать свою артистическую форму. Современную хореографию до недавнего времени я танцевала только на конкурсах. Ее время в моем творчестве, наверное, когда-нибудь настанет, но для этого надо еще внутренне созреть: пока же большой потребности в реализации себя посредством эстетики танца модерн я не испытываю.

— А в какой партии состоялся ваш дебют в Казани?

— В партии Одетты-Одиллии в «Лебедином озере» Чайковского. Так случилось, что здесь всё началось сразу с высокого старта, но это не было дебютом на профессиональной сцене: еще до Казани сразу после выпуска из колледжа я успела примерно полмесяца поработать в Красноярском театре оперы и балета, и первую свою Одетту-Одиллию станцевала именно там, но, естественно, — в другой редакции. Так что, возможно, поэтому такую большую и ответственную партию мне сразу же и доверили здесь.

— Судя по большому количеству конкурсов, в которых вы участвовали, вашему характеру присуща природная тяга к соревновательности, позволяющая спокойно выходить на сцену под пристальные взгляды жюри…

— В первое время волнение было самое сильное, но с каждым разом я чувствовала себя всё увереннее. В любом случае волнение остается всегда: на конкурсах без него не обойтись, но мне интересно также посмотреть и на других участников, увидеть уровень их подготовленности. Мне, вообще, очень нравится это состояние неизведанности. Оно ведь тоже доставляет определенное удовольствие, вносит новые эмоциональные краски в твою творческую жизнь. И особенно хочется показать себя, когда тебе противостоят весьма сильные соперники: именно в этом случае состязательный азарт перевешивает волнение. И потóм, я ведь — коренная сибирячка, а настойчивость, решительность, целеустремленность — это черты характера любого сибиряка, и мне это стопроцентно присуще тоже.

— На конкурсе в Красноярске вы с вашим постоянным партнером Олегом Ивенко, который стал обладателем I премии, оказались, на мой взгляд, самым красивым дуэтом. Уверен, так было потому, что вы неразлучны не только на сцене, но и в жизни. Вы были знакомы еще до Казани?

— Впервые мы встретились на одном из конкурсов в Перми, но до Казани это было мимолетно и скоротечно. Через какое-то время судьбе было угодно распорядиться так, что в труппу Татарского театра оперы и балета мы оба были приняты с одного времени — с сентября 2010 года. Так что всё завязалось-закрутилось именно здесь, в Казани. Это, наверное, судьба: на этой сцене мы нашли с Олегом не только радость творчества, но и личное счастье. К сожалению, в марте на репетиции он сломал ногу, но сейчас всё уже позади: идет период реабилитации, и он начал посещать класс. Так что теперь уже со следующего сезона, надеюсь, снова будем танцевать вместе.

— Думаю, не будет преувеличением сказать, что за пять сезонов эта сцена стала для вас родной…

— Конечно же! Очень родной и по-настоящему близкой! Да и как может быть иначе! Я очень люблю наш театр, нашу замечательную труппу, в этих стенах я постоянно ощущаю огромную поддержку всех и во всём. Мне сейчас даже трудно представить, как сегодня сложилась бы моя творческая судьба, если бы пять лет назад я не оказалась здесь. И я безмерно рада, что мне выпало такое большое счастье.

— А за это время были ли у вас приглашения выступить в Красноярске?

— Мне бы очень хотелось время от времени появляться на красноярской сцене, однако все эти годы такая возможность даже не обсуждалась, так как, к огромному сожалению, мой отъезд в Казань был воспринят там очень болезненно. Лишь только после победы на конкурсе «Гран-при Сибири» у меня состоялся вполне конструктивный предметный разговор на эту тему с художественным руководителем Красноярского театра оперы и балета Сергеем Рудольфовичем Бобровым, но конкретно согласовать приезд по срокам и датам пока не удалось. Надеюсь, что рано или поздно это обязательно произойдет: выйти на красноярскую сцену я буду рада всегда — в любом спектакле и в любое время.

— Итак, в вашем репертуаре вы делаете упор на классику, и никаких сомнений это абсолютно не вызывает. Когда после пяти сезонов в балетной профессии вы выходите на сцену гораздо более умудренной и опытной, чем это было в начале карьеры, о чем вы думаете сегодня, исполняя ту или иную партию?

— Техника и хореографический рисунок роли — вещи необходимые для балерины, но, выходя на сцену, я стараюсь о них не думать. На первом месте — воплощение образа: душа твоей героини и чувство, которое необходимо донести до зрителя, чтобы тот пережил те же самые эмоции, что живут и в тебе. За эти годы я настолько хорошо изучила сцену и привыкла к ней, что давно уже не боюсь ее и чувствую себя на ней свободно и уверенно. Выходя в спектакле, я стараюсь полностью окунуться в роль, в характер своей героини, стараюсь полностью купаться в образе: в этом и есть счастье нашей балетной профессии.

— Номера, которые вы, на мой взгляд, просто блестяще только что исполнили в гала-концерте, — это тоже премьеры?

— Балет «Пламя Парижа» у нас не идет, и па-де-де из него с Денисом Матвиенко мы действительно подготовили специально для этого концерта. «Вальпургиеву ночь» я уже трижды танцевала на этом фестивале, и один раз — с Мэтью Голдингом из Великобритании, который в этом году был Солором в «Баядерке». Но на открытии нынешнего фестиваля у меня был еще и «Дон Кихот», а в середине фестиваля — балет «Золотая Орда». Так что сегодня я активно задействована в репертуаре театра, у меня есть любимая работа, есть любимые партнеры. Скажите, а что еще в жизни может быть лучше?..

Беседовал Игорь Корябин

реклама

вам может быть интересно

Солнечный концерт в БЗК Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

балет

Театры и фестивали

Нуриевский фестиваль, Татарский театр оперы и балета

просмотры: 4010



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть