«„Весна священная“ — это взрыв»

Анна Ефанова, 30.12.2013 в 15:14

Фотография с концерта в Устилуге. Слева направо: Леонид Новохатько (министр культуры Украины), Борис Клименчук (губернатор волынской области), Константин Учитель (продюсер), Петр Лаул (пианист), Павел Райкерус (пианист).

«Путь „Весны священной“», приуроченный к 100-летию со дня мировой премьеры балета Игоря Стравинского «Весна священная», подошел к финишной прямой: заключительные концерты состоялись в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, Новгородском культурном центре «Диалог», Санкт-Петербургской филармонии имени Шостаковича и школе искусств имени Стравинского в Ораниенбауме.

Накануне выступления в Москве с автором проекта — театроведом, критиком и музыкантом Константином Учителем встретилась корреспондент Belcanto.ru, чтобы поговорить о самом известном скандале в истории музыки и его нынешней жизни в российских городах и зарубежных странах.

— Как давно произошло Ваше знакомство с музыкой «Весны священной»?

— Лет тридцать семь назад. Стравинский, как и Барток — мое увлечение младшего школьного возраста.

— Что Вас привлекло в этом сочинении тогда?

— Не помню. Возможно, то же, что и сейчас — невероятный драйв, идеальное соотношение интеллектуального и эмоционального.

— Чем объясняется непреходящая ценность балета Стравинского?

— По части радикальности трудно переплюнуть взрыв, а это взрыв. И вместе с тем событийно насыщенная, чувственная партитура. Рядом с «Воццеком» Берга, «Лунным Пьеро» Шёнберга и «Свадебкой» того же Стравинского она остается одним из самых смелых и умных сочинений XX века, в которых заложены основные черты и музыки ушедшего века, и музыки, еще не написанной.

— Какие балетные версии «Весны священной» Вам близки?

— Мне нравится постановка Вацлава Нижинского. Нахожу очень убедительной реконструкцию Миллисент Ходсон и Кеннета Арчера. Из современных — Мориса Бежара, Матса Эка, Пины Бауш.

Стравинский в 1911 году

— Почему музыка Стравинского не перестает становиться основой новых решений современных хореографов?

— Как любое великое сочинение, «Весна» содержит множество слоев и смыслов, которые никогда не будут окончательно прочитаны.

— В Вашем проекте «Путь "Весны священной"» части музыки балета чередуются с этнографическими блоками. Почему?

— Нам было важно организовать непосредственную взаимосвязь народного и академического исполнительства. Аутентичный фольклор сегодня, как и барочная опера или многое из средневековой музыки звучит современно и своевременно.

Посмотрите партитуру «Ярославны» Бориса Тищенко — он рассказывает о событиях Древней Руси с помощью традиционной японской музыки гагаку. Послушайте сочинения Леонида Десятникова, Владимира Мартынова, Юрия Красавина, Анатолия Королева — в сегодняшней музыке очень многое из разнофольклорных интонаций, фольклорного фонизма. Подлинный фольклор — живая звуковая среда, бесконечный источник вдохновения.

— Стравинский был немного фольклористом?

— Он глубоко интересовался русским фольклором. И в Петербурге, и в местах, которые посещал в России. И когда вместе с Николаем Константиновичем Рерихом был в селе Талашкино Смоленской губернии — в имении собирательницы этнографических редкостей Марии Клавдиевны Тенишевой, где замысел «Весны священной» только рождался.

Стравинский записывает лирника в Устилуге

Сохранилась фотография, где он записывает лирника-украинца на пороге своего украинского дома. Мы знаем, что Игорь Фёдорович был на еврейской свадьбе в Устилуге, и это, конечно, был для него экзотический опыт. Мне кажется, он настолько углубился в фольклорный материал, что смог дойти в своих сочинениях до архаичного слоя общего, наднационального фольклора. Вместе с тем «Свадебка» — одно из самых русских произведений.

— Кто выбирал фольклорный материал для Вашего проекта?

— Исполнители — уникальный ансамбль аутентичного фольклора «Виртуальная деревня», в котором выступает известный в России фольклорный музыкант Сергей Старостин и потрясающе разносторонний музыкант из Кировограда Светлана Концедалова. Здесь коллективное творчество — все работают вместе: москвичи, парижане, минчане и киевляне. Научным консультантом программы стал доктор искусствоведения, профессор Михаил Лобанов. Он предоставил записи песен середины 1980-х годов, которые были сделаны им в Устилуге.

Фотография с концерта в Устилуге. Слева направо: Андрей Лящук (лирник), Петр Лаул (пианист), Павел Райкерус (пианист).  Фото: Мария Слоева

— Почему вместо оркестровой версии Вы предпочли переложение для двух фортепиано?

— Во-первых, два рояля обладают уровнем ритмической свободы, добиться которого оркестру требует огромных усилий. Во-вторых, наш состав очень мобилен и не так дорог. И, наконец, мы вносим в «Весну» те черты, которые для Стравинского станут характерными в позднем творчестве — «Свадебке» и «Истории солдата».

— Пианисты ранее исполняли эту версию?

— Петр Лаул играл ее в Монте-Карло и в Петербурге со своим педагогом и моим другом, профессором Санкт-Петербургской консерватории Александром Сандлером. Они серьезно и тщательно проработали нотный текст, смотрели партитуру и даже иногда вставляли голоса из оркестра, которых не было в авторском варианте. Потом Лаул ее играл с Франсуа Фредериком Ги.

— Сейчас «Весну священную» в дуэте с Петром Лаулом играет Павел Райкерус.

— Он тоже ученик Сандлера — замечательный и невероятно виртуозный пианист. Его интерпретация иная, чем у его профессора, но тоже мне кажется интересной: отчетливая, эмоционально и темброво контрастная. Вообще, этот дуэт совершенно огненный. И очень важно, что программа строится на слушании фольклорными и академическими музыкантами друг друга — это таит звуковые неожиданности, все время происходит какой-то обмен ритмами, интонациями, тембрами, и, конечно, фантастическими выбросами энергии.

реклама

вам может быть интересно

Дом музыки открыл сезон Классическая музыка

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть