И снова вместе!

Торжественный гала-концерт в честь воссоединения Крыма с Россией

Игорь Корябин, 13.05.2014 в 21:04

Торжественный гала-концерт в честь воссоединения Крыма с Россией

Политика и культура — категории, которые, в зависимости от исторического контекста, могут быть как совершенно самостоятельными и независимыми друг от друга, так и тесно связанными общностью какой-либо идеи. Идея национального патриотизма как раз и является таким очень важным связующим звеном, и на этот раз

поводом для ее проявления стало одно из значительнейших событий новейшей мировой истории — воссоединение Крыма с Россией.

Участниками торжественного гала-концерта «И снова вместе!», состоявшегося в Большом зале Московской консерватории 10 мая, стали российские звезды мировой оперы, а с инициативой его проведения, поддержанной Президентом России В. В. Путиным, выступил Фонд Елены Образцовой — благотворительный фонд содействия музыкальному искусству.

И хотя главными фигурантами этого концерта стали певцы оперные, его обширная программа оказалась шире привычных рамок академического гала-концерта. Опера как жанр присутствовала в обоих отделениях этого мероприятия, но если в первой части вокальный академизм царил безраздельно, то во второй он заметно был потеснен эстрадными и народными шлягерами.

Случился и вовсе незапланированный сюрприз — участие в вечере Иосифа Кобзона, который, надо сказать, явно к месту и к случаю исполнил популярнейший хит Давида Тухманова «День Победы». Во-первых, День Победы мы праздновали не далее как накануне этого концерта, а во-вторых,

историческое воссоединение Крыма с Россией — это не менее долгожданная наша победа.

Градус музыкальной отдачи второго отделения, более демократичного и доступного широкой публике — а именно таковая и превалировала в этот вечер, — оказался несравненно выше, чем первого, хотя в стенах Большого зала консерватории во втором отделении слышать пение в микрофон певцов-академистов было не то что странно, а абсолютно противоестественно. То, что является нормой для эстрады, в академические музыкальные рамки и залы вписывается с трудом, если вписывается вообще.

Но торжественная праздничность вечера в итоге искупила всё.

Консолидирующий эмоциональный эффект всей программы был очевиден, а успех у публики оказался просто фантастическим. К тому же не следует забывать, что у концерта была и адресная благотворительная направленность: часть средств, собранных от продажи билетов, предназначалась Крымской филармонии на приобретение так необходимых ей сегодня музыкальных инструментов.

Если каждый участник концерта в каждом из двух отделений предложил вниманию публики по номеру, то сама Елена Образцова «перевыполнила норму» ровно в два раза. В ее исполнении в первом отделении прозвучали ария Принцессы де Буйон из «Адриенны Лекуврер» Чилéа, «Слезы» Шарлотты из «Вертера» Массне и «Ave Maria» Каччини, а во втором – «Колыбельная» Дунаевского из кинофильма «Цирк».

Уже давно завершив активную оперную карьеру, сегодня прославленная примадонна в рамках созданных ею общественных институтов — Благотворительного фонда в Москве и Культурного центра в Санкт-Петербурге — с большим успехом выступает на ниве передачи своего бесценного опыта и мастерства молодым певцам.

Елена Образцова — это целая эпоха, оставившая в музыкальной истории XX века свой неизгладимо яркий след,

и в последние годы этот след уверенно вбирает в себя всё новые и новые весьма весомые результаты организационно-конкурсной, фестивальной и педагогической деятельности.

В силу совершенно объективных причин, в качестве творческого срока любому академическому голосу Богом отпущено столько, сколько ему отпущено. И любые попытки поспорить с этим, конечно же, тщетны, но в последние годы Елена Образцова, выходя в экстраординарных концертных проектах на одну сцену с молодежью, а зачастую и представляя это молодое поколение певцов, являет собой пример истинно творческого подвижничества.

Для исполнителей, которые сегодня либо только начинают свою карьеру, либо уже достигли каких-то важных высот, такая форма доверительно-равноправного сотворчества на одной сцене со звездой мирового уровня чрезвычайно важна. Действенное сотрудничество на практике, которое прочно зиждется на неразрывной связи певческих поколений, несомненно, дает свои плодотворные результаты. Это показал и обсуждаемый концерт, хотя совершенно очевидно, что потенциал его участников был весьма неоднороден, и не всё в нем впечатлило одинаково безоговорочно.

В первом отделении пришлось изрядно поскучать

на абсолютно безликих, трафаретных интерпретациях арий Гремина из «Евгения Онегина» Чайковского и Кончака из «Князя Игоря» Бородина, представленных соответственно Алексеем Тихомировым («Геликон-Опера») и Михаилом Колелишвили (Мариинский театр).

Большинство современных басов — и эти два не исключение — сегодня явно утратили свободу пения на широком дыхании с вовлечением в процесс звукоизлечения грудного регистра, отсюда — вся неполетность, вся «точечность» их звучания, сфокусированная лишь «на кончике языка», а не сообщенная каждой точке пространства концертного зала.

Беспроигрышные хиты второго отделения с микрофоном оказалось несколько «повеселее»:

первый из названных певцов исполнил «Песню о далекой Родине» Таривердиева, второй (его голос, несомненно, позычнее будет) — русскую народную песню «Дубинушка».

Другую крайность обнаружила манера интерпретации Ольги Пудовой (Мариинский театр). Прозвучавшие в ее исполнении суперколоратурные шлягеры — каватина Розины из «Севильского цирюльника» Россини и «Соловей» Алябьева — выявили перекос в сторону однообразной механистической техничности и ложно понятых задач музыкального стиля: обоим трактовкам явно не хватало изящества и грациозности, тепла и одухотворенности. В этот вечер певица оказалась единственной, кто во втором отделении не взял в руки микрофон: ультразвуковая, детонирующая резкость тембра исполнительницы прорезала слух и без этого, впрочем, сие вряд ли можно было отнести к творческим достижениям.

С большим интересом и надеждой я ждал встречи с замечательным лирическим тенором Алексеем Саяпиным,

которого не слышал, кажется, с момента его конкурсных триумфов 2008 года в Москве (вторая премия на Конкурсе оперных артистов Галины Вишневской) и в Санкт-Петербурге (Первая премия на Конкурсе теноров памяти Лучано Паваротти, организованном Культурным центром Елены Образцовой).

Сегодня певец позиционируется в качестве солиста Венской государственной оперы, но каково же было мое удивление, когда в этот вечер он предстал совершенно не в своем, абсолютно чуждом природе его голоса драматическом репертуаре: речь идет об арии Пинкертона из «Мадам Баттерфляй» Пуччини. Естественно, голос певца просто утонул в оркестре, а сам этот номер впечатления ни произвел никакого. Да и «помощь» тенора великолепной Динаре Алиевой во время исполнения арии Леоноры из четвертого акта «Трубадура» Верди вряд ли была уж столь необходимой: в условиях концерта без нескольких реплик Манрико можно было и обойтись. Да — без нескольких реплик, но каких драматически насыщенных! Поэтому, слыша, как певец заведомо надрывает свой голос, мне было ужасно обидно за него: он достоин лучшей доли и совсем иных партий. При исполнении русской народной песни «Родина» («Вижу чудное приволье…») микрофон певцу, конечно же, помог, но при этом фольклорный настрой номера сменился на чисто эстрадное незатейливое прочтение.

Одинаково впечатляюще хороши (как с микрофоном, так и без него) предстали сопрано Динара Алиева (Большой театр) и меццо-сопрано Агунда Кулаева («Новая Опера»).

Первая помимо уже упомянутой арии Леоноры исполнила известнейшую пахмутовскую «Нежность», вторая — арию Иоанны из «Орлеанской девы» Чайковского и романс Женьки Комельковой из оперы Молчанова «А зори здесь тихие». Ярко драматическое дарование обеих исполнительниц, подкрепленное отменной природой их голосов (разных по вокальной принадлежности, но в чем-то сходных по степени чувственной аффектации) нашло свое благодатное воплощение в представленных ими музыкально разноплановых номерах.

Агунда Кулаева особенно восхитила вокальным прочтением образа Иоанны — рафинированно тонким и страстным, философски осмысленным и целостным, а Динара Алиева, несомненно, блеснула в коронном для нее вердиевском репертуаре, расцветив арию центральной героини оперы мириадами оттенков переживаний и одним пронизывающим настроением трагической безысходности.

Еще одним украшением вечера стал Василий Ладюк («Новая Опера»).

Благородство врожденной вокальной культуры исполнителя, его всепоглощающую лирико-драматическую кантилену сегодня можно смело назвать эталоном баритональной интерпретации нашего времени. Красноречивым свидетельством тому стала песня Веденецкого гостя из «Садко» Римского-Корсакова, представленная певцом просто феноменально безупречно! Признаться, такого изумительного, истинно «музыкального» прочтения этого оперного хита мне слышать давненько уже не доводилось. Вторым номером прозвучал еще один шлягер XX века — «Севастопольский вальс» Листова, непосредственно вписавшийся в основную тематику программы. И это снова была удача, и это снова было отменное чувство благородного артистического стиля.

Вообще, тройка исполнителей — Динара Алиева, Агунда Кулаева и Василий Ладюк — предстала подлинным лидером обсуждаемого концерта:

в ней отразилось не только молодое настоящее отечественного оперного исполнительства, но и его уверенное светлое завтра.

Помимо певцов-солистов в концерте принял участие виолончелист Борислав Струлёв (соло в «Вокализе» Рахманинова). Весь вечер на сцене Большого зала консерватории был Государственный академический симфонический оркестр России им. Е.Ф. Светланова, а по мере необходимости к нему присоединялся Академический Большой хор «Мастера хорового пения» п/у Льва Конторовича.

Практически всё первое отделение (не считая двух номеров) за дирижерским пультом стоял до этого неизвестный нам маэстро из Италии Марчелло Рота. В его финале он продирижировал знаменитым хором «Va pensiero sull’ali dorate» из «Набукко» Верди, а Льву Конторовичу достались упомянутый уже хит Римского-Корсакова и большая симфонически-хоровая картина «Половецкие пляски» из оперы Бородина «Князь Игорь».

Однако затем в полное распоряжение нашего маэстро было предоставлено всё второе отделение. В нем помимо сольных вокальных номеров прозвучали русская народная песня «Вечерний звон» (с хором и солистом), «Романс» Свиридова из музыкальных иллюстраций к повести Пушкина «Метель» и — в качестве финального аккорда вечера — хор «Славься!» из оперы Глинки «Жизнь за царя».

Фото: vk.com/elena_obraztcova

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть