Эпоха Мариса Янсонса

Татьяна Елагина, 31.03.2013 в 16:36

Марис Янсонс (Mariss Jansons). Автор фото — Marco Borggreve

Пресс-конференция со значимым лицом — хороший способ удовлетворить всех жаждущих общения журналистов разом. Но для самого героя встречи такое общение заведомо труднее: соблюсти баланс между официальностью и доверительностью, уметь уйти от не слишком удобных вопросов удаётся не каждому.

Маэстро Марис Янсонс, подаривший нам более часа своего времени в первый день гастролей Симфонического оркестра Баварского радио, искусством общения владеет вполне. Но есть вещи, которым невозможно обучиться и за многолетнюю карьеру, их чувствуешь интуитивно.

Сочетание интеллигентности, какое-то особое обаяние Мастера, доступного без панибратства, захватило сразу, точно сто лет знакомы.

Как всегда, в начале вопросы медлили. Поэтому просьба коллеги к маэстро Янсонсу о краткой автобиографии, воспринятая многими с юмором, оказалась уместна.

Марис Арвидович вспомнил театральное детство в Риге, потом горячо благодарил школу-десятилетку при Ленинградской консерватории, собственно Консерваторию им. Римского-Корсакова, концерты в Большом зале Ленинградской филармонии, ставшие ещё одной школой.

«Отечественное музыкальное образование было, пожалуй, лучшим тогда».

Большое влияние на дирижера оказал легендарный Евгений  Мравинский, в 1971 году предложивший молодому музыканту пост своего ассистента в оркестре Ленинградской филармонии, с которым впоследствии он тесно работал вплоть до 1999 года.

Дальнейшая творческая биография Мариса Янсонса много раз описана: победа на конкурсе в Берлине в 1971 году, прорыв на стажировку в Вене у Герберта фон Караяна, открывшаяся международная карьера.

Далее процитирую из буклета фестиваля Ростроповича:

«Марис Янсонс занимал пост главного дирижера филармонического оркестра Осло (1979—2000), был главным приглашенным дирижером Лондонского филармонического оркестра (1992—1997), музыкальным директором Питтсбургского симфонического оркестра (1997—2004). Также успешно работал с самыми известными оркестрами мира, среди которых — Нью-Йоркский филармонический, Чикагский и Бостонский симфонические, оркестр Филадельфии, Израильский филармонический, Лондонский симфонический, оркестр Тонхалле (Цюрих), а также Саксонская государственная капелла (Дрезден). Особо следует отметить сотрудничество с Венским и Берлинским филармоническими оркестрами.

С 2003 Марис Янсонс занимает пост главного дирижера хора и оркестра Баварского радио, став пятым главным дирижером в истории двух прославленных коллективов. В 2004 маэстро  также стал главным дирижером Королевского оркестра Концертгебау (Амстердам). Осенью 2005 состоялись первые гастроли оркестра Баварского радио под его управлением в Японии и Китае; концерты в рамках этого турне были названы японской прессой «Лучшими концертами сезона». Среди  многочисленных успешных гастрольных туров — выступления в нью-йоркском Карнеги-холле (2006, 2009), на крупнейших международных фестивалях, выступление перед Папой Бенедиктом XVI в Ватикане (2007)».

Учитывая повод — IV Международный фестиваль Ростроповича, и присутствие рядом с маэстро Ольги Ростропович, разговор естественно зашёл про Славу — Мстислава Леопольдовича. «Великий гений и совершенно нормальный человек», — просто сказал Янсонс.

Они были знакомы с детства Мариса, с 9 лет, «Арвидик» ласково называл Слава отца, тоже известного дирижёра.

«Мне посчастливилось из мальчишки, сына друга, и начинающего юноши дорасти для Ростроповича в младшего собрата по профессии».

Несколько милых личных воспоминаний о Славе: как метки, хоть и смешны порой были его высказывания и о людях, и о музыке. Как легко схватывал суть даже новых, малознакомых произведений.

И к общеизвестной «поцелуйной» теме в общении Ростроповича со всеми добавил чудесный эпизод в Осло: её величество королева Норвегии впервые встретилась со Славой на концерте. Для полного нарушения протокола понадобилось несколько минут — королева была очарована и вовсю целовалась с Ростроповичем.

С Галиной Павловной, памяти которой посвящён именно этот, 4-й фестиваль, маэстро был тоже знаком, хоть и не так долго и коротко. Считает её великой певицей, недавно, готовясь дирижировать «Военным реквиемом» Бриттена, переслушал запись Вишневской под управлением автора. Эталонное исполнение. Из общения запомнилось, как Галина Павловна не лицемерила в оценках, умела значимо промолчать, если не за что хвалить. «Большая, сильная личность». И про супружеские союзы двух крупных творческих людей:

«Как правило, знаменитые артисты в паре мало видятся. Но для некоторых это даже хорошо. А Слава всю жизнь обожал свою Галю».

В год своего 70-летия Марис Янсонс отказался от юбилейных торжеств, даже от заманчивой идеи, чтобы два его прославленных коллектива — оркестр Баварского радио и Концертгебау сыграли вместе. Он сделал себе, а вернее нам, шикарный подарок, записал на CD все Девять симфоний Бетховена. Это этапная работа. И тут же Марис вспомнил слова Курта Зандерлинга: «Есть произведения, которые не надо играть раньше определённого возраста».

Очень увлечённо маэстро Янсонс воспринял вопрос о своей работе в оперном театре. «Я вырос за кулисами Рижской оперы, где пела моя мама, это часть моего детства. Ничего нет в мире лучше этого жанра, если встречаются настоящие певцы плюс интересный режиссёр, ну и дирижёр, конечно.

Если бы только мог — ушёл бы в оперный театр целиком, возглавил бы какую-то студенческую студию».

Но, увы, типичная для Европы оперная постановка — это месяц-полтора репетиций, потом серия спектаклей ещё четыре-пять недель. То есть, больше двух месяцев дирижёр остаётся прикован к одному городу, бросая без внимания свои основные оркестры.

Сейчас Марис Янсонс такого себе не может позволить часто, а приезжать на спектакли разово или с двух-трёх репетиций — заведомо терять в качестве исполнения.

Конкретных планов про оперные спектакли в Большом театре нет, хотя маэстро знает множество молодых прекрасных российских певцов, с которыми хотелось бы поработать.

В этой связи вариант концертного исполнения различных опер — находка для всех. Потому что при наличии высоко профессионального оркестра, хора и солистов можно и за десять дней подготовить достойное исполнение, кстати, и не отвлекаясь от замысла автора в угоду современной режиссуре.

На этот «болезненный» вопрос маэстро Янсонс, соавтор эпатирующего «Онегина» Херхаймера в Амстердаме, ответил очень политично:

«Меня не устраивает явная глупость, когда отходят от авторского текста. Но не обязательно современная режиссура в опере всегда плохо.

Помню ещё давно на видео-кассете просмотренный «Риголетто» из МЕТ, когда Герцог был превращён в главаря американской мафии, но взаимоотношения персонажей сохранены. Потрясающе сильная постановка! Оперные театры Германии всегда отличались рисковыми экспериментами на сцене, мне ближе «срединный» умеренный путь современных постановок «Метрополитен-опера», что приобретают всё большую аудиторию при трансляциях на киноэкранах.

Трагедия ещё и в том, что в споре дирижёра и режиссёра оперной постановки, как правило, уходят, хлопая дверью при разногласиях, дирижёры. Потому что на чаше весов за постановщиком — большие суммы, истраченные на декорации, костюмы, реквизит. А дирижёр в ответ может лишь бросить свою палочку. И надо обладать авторитетом Юрия Темирканова или Риккардо Мути, чтобы сделать такое».

Отвечая на вопрос, связаны ли репертуар московских гастролей Баварцев с творчеством Ростроповича, маэстро сразу назвал имена Прокофьева (Сюита из балета «Ромео и Джульетта» и Шостаковича (6-я симфония), которые были лично знакомы, дружны со Славой. Но и «Фантастическая симфония» Берлиоза, появившаяся в программе при планировании несколько лет назад, вполне созвучна творчеству Ростроповича. Потому что её литературное содержание — фантазии из жизни артиста, а Слава был человеком и артистом буйной фантазии, настоящим романтиком.

Несколько подробностей о приехавшем коллективе.

Опять цитирую буклет фестиваля:

«Симфонический оркестр Баварского радио был основан в 1949 немецким дирижером Ойгеном Йохумом и очень быстро приобрел всемирную известность.  История оркестра неразрывно связана с именами его главных дирижеров, которые одновременно возглавляли хор Баварского радио. Ойген Йохум руководил коллективом на протяжении одиннадцати лет, с 1949 по 1960; именно он сформировал его состав, в который вошли музыканты высочайшего уровня, благодаря чему оркестр с первых же зарубежных гастролей приобрел всемирную известность. Мюнхенская публика благодарна дирижеру прежде всего за его несравненные интерпретации симфоний А. Брукнера. Рафаэль Кубелик, руководивший оркестром на протяжении восемнадцати лет (1961—1979) и выступавший затем в качестве приглашенного дирижера, включил в репертуар сочинения Б. Сметаны, Л. Яначека, А. Дворжака, музыку композиторов XX века, первым из немецких оркестров исполнил цикл симфоний Г. Малера. Далее руководство осуществляли  Кирилл Кондрашин, сэр Колин Дэвис, Лорин Маазель; заметный след в истории оставили Клеменс Краус, Эрих и Карлос Кляйберы, Шарль Мюнш, Ференц Фричаи, Отто Клемперер, Карл Бём, сэр Георг Шолти, Курт Зандерлинг, Вольфганг Заваллиш. Симфонический оркестр Баварского радио — единственный немецкий оркестр, с которым на протяжении многих лет постоянно сотрудничал Леонард Бернстайн.  В наши дни с коллективом регулярно работают такие известные дирижеры, как Бернард Хайтинк, Риккардо Мути, Эса-Пекка Салонен и Франц Вельзер-Мест. Новая глава в истории оркестра началась в октябре 2003, когда пост главного дирижера оркестра и хора занял Марис Янсонс.

Наряду с интенсивной концертной и звукозаписывающей деятельностью (с 2009 оркестр выпускает компакт-диски и DVD на собственном лейбле BR-KLASSIK), коллектив активно гастролирует, выступая практически во всех европейских странах, в Азии, Северной и Южной Америке; с 2004 является резиденц-оркестром ежегодного Пасхального фестиваля в Люцерне.

Одной из наиболее длительных традиций оркестра является исполнение сочинений современных композиторов, начало которой было положено в 1945 К. Хартманном серией «Musica viva». На этих концертах, дирижировали которыми, как правило, сами композиторы, мюнхенская публика стала свидетельницей вошедших в историю исполнений произведений И. Стравинского, Д. Мийо, П. Хиндемита, П. Булеза, К. Штокхаузена, М. Кагеля, Л. Берио, П. Этвеша.  В последние годы оркестр обращается и к старинной музыке, регулярно сотрудничая с такими специалистами в области ее исполнения, как Т. Хенгельброк, Н. Арнонкур и Т. Коопман.

Особо следует упомянуть работу по оказанию поддержки молодым музыкантам. С 2001 действует Академия Симфонического оркестра Баварского радио; также оркестр традиционно выступает с молодыми участниками и лауреатами  Международного музыкального конкурса ARD».

В живом разговоре маэстро добавил, что термин «оркестр Радио» имеет свою специфику — умение постоянно играть «для микрофона», потому что в 50-60 гг. концерты коллектива чаще всего проходили в студии и всё записывалось.

Ещё из его уст слетела весьма спорная фраза, что «ритмы и звучание современной музыки больше привлекают молодёжь в концертный зал». Хотя вот на гастролях в Китае или Южной Корее процент юных слушателей неизмеримо выше. И

подтвердил известный факт, что в Японии чуть ли не главный национальный композитор — Пётр Ильич Чайковский.

На вопрос «какое же количество коллективов может возглавлять дирижёр?» Янсонс ответил: «Два уже много. Это как два сына, я могу симпатизировать в тайне больше одному, но не имею права уделять внимания меньше одному оркестру, чем другому. Выбор репертуара диктуется прежде всего интересами и возможностями коллектива, а не моими личными предпочтениями. Так, например, 4-я симфония Брукнера почти подряд прозвучала сначала в Амстердаме, а вскоре в Мюнхене. Но нельзя, чтобы в турне повторялись одни и те же произведения два сезона подряд у одного оркестра. Поэтому приходится держать в памяти огромный репертуар».

Так совпало, что уже осенью нас ждёт встреча и со «вторым сыном» маэстро — знаменитым Концертгебау.

В программе Концерт для скрипки с оркестром Бетховена (солист Ефим Брон), «Жизнь героя» Р. Штрауса и 2-я симфония Малера с хором из Латвии.

Лучший оркестр Нидерландов не приезжал с гастролями очень давно, со времён Союза.

— Испытывают ли европейские оркестры на себе экономический кризис?

— Да, в Голландии расходы на культуру урезают, но Концертгебау пока не трогают, а в Германии (Баварии) много делают различные фонды, помогают и частные пожертвования.

Даже весьма провокационный заключительный вопрос «кому сегодня принадлежит искусство?» Марис Янсонс сумел повернуть философски:

— Фраза советских времён «искусство принадлежит народу» была не более чем политическим лозунгом. Вопрос о падении интереса к классике и влиянии искусства на массы очень сложен.

Мир слишком много внимания уделяет бытовому комфорту, нарушен баланс между материальным и духовным началом.

А человеку духовное нужно не меньше материального. Хотя кому-то достаточно просто иметь хорошую работу, достаток, друзей. Чтобы исправить этот дисбаланс, надо начинать прививать интерес к культуре с раннего детства, даже до школы, с детского сада. Сейчас молодёжь в массе своей боится классики. И наша задача — найти путь и показать им, в чём ценность жизни. Несколько лет назад я вынашивал идею написать общее письмо от видных деятелей мировой культуры к главам правительств всех развитых стран, чтобы организовать такую встречу «в верхах» по вопросам воспитания, культуры и искусства. Но, вот, как-то не случилось…

Здесь хочется добавить — каждому своё «оружие», Марис Арвидович и так делает для музыкальной классики огромное дело. И хочется присоединиться к господину Йоханнесу Гроцкому, директору Баварского радио, сказавшему на хорошем русском языке вслед за неформальными, искренними комплиментами в адрес маэстро: «Мы все должны быть счастливы, что живём в эпоху Мариса Янсонса».

На фото (Marco Borggreve): Марис Янсонс

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть