Симфония судьбы

Михаил Юровский и ГАСО России

Игорь Корябин, 05.03.2013 в 20:04

Михаил Юровский

Дирижерская династия Юровских — явление в мире музыки уникальное, и сие утверждение оригинальностью, конечно же, не отличается, ибо относится к разряду фактов, давно признанных в мировом музыкальном сообществе.

Сейчас же на российском «оркестровом поле» ситуация, связанная с этой знаменитой династией, складывается как никогда интригующей своей преемственной символичностью. Практически одновременно Владимир Юровский, старший сын Михаила Юровского, возглавил Государственный академический симфонический оркестр России, а его младший сын, Дмитрий Юровский, встал во главе Симфонического оркестра Москвы «Русская филармония».

Вы скажете, простое совпадение. Возможно, но какое знаковое! При этом весьма знаковым является и то, что с приходом этих дирижеров к руководству названными коллективами на большую российскую симфоническую сцену возвратился и сам Михаил Юровский. Под занавес прошлого сезона на сцене Московского международного Дома музыки он провел весьма памятный концерт с «Русской филармонией», а недавно встал за дирижерский пульт Госоркестра России.

Это выступление маэстро состоялось 25 февраля на сцене Концертного зала имени Чайковского в рамках филармонического абонемента оркестра. В программу вечера вошли известнейший своей хрестоматийностью и упоительнейшим мелодизмом Концерт ми-минор для скрипки с оркестром Мендельсона (op. 64) и — как явный контраст музыкальной безмятежности и утонченной эстетической красоте этого опуса — Шестая симфония ля-минор Малера («Трагическая»), сочинение фундаментально мощное, неспокойное, бурлящее потоками смятений и исканий, лирических просветлений и героической романтики, постоянной борьбы и трагического исхода в финале. Надо ли говорить, что именно это произведение стало и центром, и кульминацией, и апофеозом всего вечера!

Исполнение гигантской симфонической фрески Малера — порядка 80-ти минут звучания — явилось тем, что можно назвать поистине феноменальной интерпретацией музыкально-философского портрета трагической судьбы одинокого в своем отрешении абстрактного героя — героя, идущего по жизни в непрестанных исканиях и высоких стремлениях до самого ее земного финала.

Эту симфоническую трагедию Михаил Юровский наполняет удивительно точно расставленными акцентами, «криками» боли и «приступами» нежности, и в этом трудно сочетаемом, на первый взгляд, конгломерате оттенков и звучностей, тончайших нюансов и мощных оркестровых tutti, рождается Музыка с большой буквы — подлинная, искренняя, психологически притягательная, зовущая и увлекающая за собой в бездну малеровского композиторского «безрассудства», такого прекрасного, и такого восхитительного…

Как известно, Шестая симфония была закончена Малером в 1904 году, а ее премьера под управлением автора состоялась в Эссене в 1906-м. Не берусь судить обо всех существующих редакциях этой партитуры, но как слушатель я определенно привык к тому, что если речь идет о редакции 1904 года, то вторая часть — это мощное контрастирующее своими звучностями Scherzo, а третья — умиротворяюще лирическое и подчеркнуто философское, в силу своей неспешной элегической созерцательности, Andante moderato.

Но это вовсе не аксиома: нередко в современных интерпретациях вторая и третья части претерпевают взаимную рокировку, и примеров этому можно найти немало (среди них и одно из «культовых» исполнений последних лет оркестра Люцернского фестиваля с Клаудио Аббадо). Так было и на этот раз, и, по всей видимости, речь идет либо о редакции 1906 года, актуальной на момент мировой премьеры этой симфонии, либо о более поздней. Но как бы то ни было, на этот раз релаксация драматического напряжения наступает непосредственно после энергичной маршевой экспликации первой части, а следующее за ней скерцо весьма органично предваряет монументальный многораздельный финал. И это исполнение настолько захватывает слушательское сознание, что час двадцать симфонического времени пролетают как один ярко наполненный стремительный миг.

На фоне запоминающейся интерпретации малеровского симфонического полотна поистине эпической выделки исполнение грациозно-изящного Скрипичного концерта Мендельсона сразу же отходит на второй план, несмотря на то, что и здесь опытная дирижерская рука уверенно делала свое профессиональное дело. Но лично мне в трактовке этого опуса недоставало более прозрачного и легкого оркестрового звука, его более тонко дифференцированной динамической фактуры.

К тому же, японская скрипачка Саяка Сёдзи, солировавшая в этом концерте, произвела впечатление лишь добросовестной и прилежной ученицы, а пока не интерпретатора, способного вложить в трактовку сольного инструментального голоса свое внутреннее эмоциональное наполнение и раскрыть в нем собственную душу.

И если Шестая симфония Малера вызвала самый настоящий слушательский катарсис, то исполнение Скрипичного концерта Мендельсона предстало лишь вполне корректно выдержанным и совершенно спокойно — безо всякой психологической «зацепки» — принятым к сведению.

Перед тем, как встать за дирижерский пульт Госоркестра России на сцене Концертного зала имени Чайковского в Москве, в августе прошлого года Михаил Юровский уже успел приобрести опыт сотрудничества с этим коллективом на Международном фестивале в Сантандере в Испании. Под управлением знаменитого маэстро на сцене Дворца фестивалей Кантабрии прозвучали две разноплановые программы: первую составили сочинения Мусоргского, Чайковского и Брамса, вторую — Вагнера, Шуберта и Стравинского.

Так что на нынешнем этапе начало плодотворного сотрудничества Михаила Юровского с Госоркестром России положено — и если оно продолжится и впредь, то от этого, несомненно, выиграют и сами музыканты, и публика, которая придет на концерты оркестра и этого дирижера в любой точке земного шара.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть