Славный юбилей в боевом строю

Александр Матусевич, 10.04.2012 в 14:35

Маквала Касрашвили

5 апреля в Большом театре России, на его исторической сцене состоялся торжественный гала-концерт, посвященный юбилею народной артистки СССР Маквалы Касрашвили. Напомним, что 13 марта знаменитой солистке Большого исполнилось 70 лет, из которых она уже 46 выходит на сцену главного оперного театра России. Юбилейный гала — в большинстве случаев не повод для рецензий: даже если что-то критика и не удовлетворяет, в праздничной атмосфере лучше уж не подливать своей ложки дёгтя. Но мы и не будем – лишь хотим, присоединяясь к многочисленным поздравлениям, летящим весь этот месяц к певице со всех концов России и мира, рассказать нашим читателям об этом праздничном мероприятии.

Но сначала несколько слов о самой виновнице торжества. Маквала Касрашвили – явление удивительное даже на фоне Большого, в котором за всю его историю певало немало больших талантов. Столь продолжительную вокальную карьеру здесь мало кто имел, чаще мужские голоса (особенно басы), гораздо реже – дамы. Из последних разве что Ирину Архипову, выходившую на родные подмостки в партии Графини из «Пиковой дамы» и в восемьдесят, да свою подругу меццо Елену Образцову, Маквала Касрашвили еще не перепела. Но не надо забывать, что голос грузинской певицы – сопрано, голос более высокий, соответственно, априори более хрупкий и на котором возрастные изменения, как правило, более заметны. Поэтому Маквала Касрашвили, в свои семьдесят всё ещё поющая большой оперный репертуар, – это уже подвиг.

Но не только в этом её уникальность. Уникально то место, что Маквала заняла в Большом. Касрашвили пришла в первый театр СССР в далёком 1966-м – сначала стажёркой, через год вошла в труппу. Вокальный уровень театра тогда был очень высок, это был воистину золотой его период. Из певиц на партии лирико-драматического сопрано ведущее место тогда принадлежало несравненной Галине Вишневской, любимице Покровского. С нею соперничала Тамара Милашкина, вокалистка от Бога. Но и кроме ведущей конкурирующей пары в Большом были в тот момент хорошие певицы на центральный сопрановый репертуар, такие как Татьяна Тугаринова, мощь и красота голоса которой поражала, Элеонора Андреева, первая Катерина Измайлова во второй редакции оперы Шостаковича, Маргарита Миглау, заявившая свои серьёзные права на вагнеровский репертуар (увы, этому сбыться было не суждено), еще пели певицы более старшего поколения, такие как Леокадия Масленникова и Евгения Смоленская, и многие другие.

На этом фоне стать «ещё одним сопрано» Большого, затеряться в этом великолепии было очень легко, тем более ей, девочке из Грузии, не слишком хорошо говорившей по-русски, в чужом городе, в чужой культуре. Но уже в 1968-м Вишневская восхищается её Графиней в «Свадьбе Фигаро», а в 1969-м публика парижской «Гранд-опера» рукоплещет её Татьяне на гастролях Большого в столице Франции. Касрашвили работает с Ростроповичем и Покровским над «Евгением Онегиным» и наряду с Вишневской поёт в новой редакции оперы, поразившей тогда Москву свежестью своего прочтения. 1971 год – переломный в судьбе певицы в театре – она споёт сразу три огромных партии в премьерных спектаклях: Наташу Ростову в «Войне и мире», Ольгу в «Псковитянке» и Тоску в одноимённой опере Пуччини, и хотя пока ещё она – дублёрша своих старших коллег Вишневской и Милашкиной, уже всем совершенно очевидно, что Маквала – это не ещё одно сопрано Большого, но певица и актриса большого дарования.

Теперь, когда мы говорим о примадоннах Большого той эпохи, то имя Касрашвили всплывает в памяти само собой, хотя в начале 1970-х это ещё не было столь очевидно, как нам сейчас. В нашей стране, в Большом в особенности, кроме вокальной и артистической состоятельности всегда надо ещё умело козырнуть званиями и наградами, статусом, а первое своё звание – заслуженной артистки РСФСР – Касрашвили получает только в 1975-м, уже после успеха в Нью-Йорке, где «Метрополитен-опера» принимала труппу Большого. Со званиями у неё вообще не задалось – хотя вроде как их и немало, особенно отмечать талантливую певицу никогда не спешили. Высокое звание народной артистки СССР она получила только в 1986-м, уже в перестройку, что и неудивительно, учитывая её подпольную дружбу с Ростроповичем и Вишневской.

Маквала Касрашвили почти полвека является примадонной Большого, хотя к ней меньше всего подходит этот эпитет с оттенком капризно-скандальным. Удивительное дело, Касрашвили никогда не дралась за партии, не лезла вперёд, чтобы петь премьеры, если посмотреть на их список, то легко увидеть, что первых спектаклей в её жизни на сцене Большого было не так уж и много. Поначалу это было естественно, когда молодая певица только пришла в труппу, первые спектакли пели его бесспорные примадонны Вишневская и Милашкина. Но и гораздо позже, уже будучи статусной певицей при необходимых регалиях, она деликатно уступала пальму первенства Людмиле Сергиенко и Галине Калининой, Нине Раутио и Елене Зеленской, в наше время, когда так модно стало приглашать иностранных исполнителей, премьеры «Адриенны Лекуврёр» и «Турандот», абсолютно её спектаклей (что и доказали её позднейшие в них выступления) пели румынка Нелли Миричою и итальянка Франческа Патане. Что это – природная скромность или дальновидный расчёт – войти в спектакль постепенно, абсолютно готовой, не подвергаться излишней, часто несправедливой критике? Думается, немножко и того, и другого. Маквала Касрашвили – образец умеренности и разумного подхода к делу. Наверно оттого столь и продолжительна и успешна её карьера. Ведь даже несмотря на то, что часто её спектакли были только вторые в премьерной серии, ни у кого никогда не вызывало сомнение, что её интерпретация будет другой, не менее интересной, чем у коллеги-соперницы, а может быть и более значимой. О многих упомянутых здесь певицах невольно напрашивается поэтическое «иных уж нет, а те далече»… А Маквала Касрашвили всё ещё продолжает выходить на сцену Большого во всеоружии своего вокального мастерства.

Скромность и умеренность имеют, конечно, и свои издержки. Маквалой Касрашвили спето сорок партий в Большом и других театрах мира – огромный репертуар. Но остаётся только пожалеть, что так никогда мы не увидели её Баттерфляй, Лю и Мими, Леонору из «Силы судьбы» и Марину Мнишек – а судя по аудио- и телезаписям фрагментов из этих опер и слышанным на концертах ариям, это могли бы быть настоящие шедевры. Голос Касрашвили, с его итальянской пленительной негой, тёмный как южная ночь и горячий как южное солнце, просто создан для исполнения Верди и Пуччини. Но, увы, вердиевских партий в её репертуаре только пять, пуччиниевских – всего две. Турандот была спета слишком поздно, хотя эту оперу поставить для Маквалы Большой обещал лет пятнадцать. Не спетой осталась и Тамара в «Демоне» Рубинштейна, опере, которую так мечтал видеть на сцене и петь в ней многолетний партнёр Касрашвили прославленный баритон Юрий Мазурок – а уж кому как не Касрашвили быть бы самой что ни на есть естественной Тамарой? Правда в её жизни была другая Тамара – из «Похищения луны» О. Тактакишвили, первой исполнительницей которой она была. В биографии грузинской певицы Касрашвили обидно мало, почти нет партий в грузинских операх – музыки прекрасной, своеобразной… А ещё осталась нереализованной мечта всей жизни – беллиниевская Норма… Но в то же время Касрашвили пела за рубежом неведомых у нас ещё совсем недавно Вителлию из моцартовского «Милосердия Тита» и Маддалену из «Андре Шенье» Джоржано, Иродиаду и Хризофемиду из опер Рихарда Штрауса. В Большом к абсолютным достижениям Касрашвили принадлежат, конечно же, раритетные Войслава в «Младе» Римского-Корсакова и Иоанна в «Орлеанской деве» Чайковского, партии, которые она потом пропагандировала в Европе и США.

Касрашвили – младшая из той блистательной плеяды советских певиц, что первыми стали активно выезжать на Запад и доказывать миру состоятельность советской вокальной школы. Так сложилась судьба, что главными зарубежными сценами в её карьере стали нью-йоркская «Метрополитен» и другие театры США, лондонский «Ковент-Гарден» и Баварская государственная опера. Именно в «Мет» в 1979-м состоялся её зарубежный дебют, но кроме Нью-Йорка она пела ещё в Вашингтоне и Чикаго, Хьюстоне и Нью-Джерси, Сиэтле и Майами. С Лондоном Касрашвили связывают четыре сезона в Королевской опере и многочисленные концерты, включая памятное исполнение Военного реквиема Б. Бриттена в «Альберт-холле» с М. Ростроповичем. На прославленной сцене в Мюнхене певица исполнила свои главные вердиевские роли (Аиду, Дездемону и Амелию). А еще, конечно же, в маршрутах Касрашвили – родина оперы Италия, где певица выступала и в гастрольных спектаклях Большого на сцене «Ла Скала» и пела собственные спектакли в Риме, Флоренции, Болонье и Равенне, и многие-многие другие страны.

Юбилейный концерт открылся очень символично – вальсом из «Войны и мира» Прокофьева, оперы, так много значившей для её творческого роста и взросления, музыкой композитора, в операх которого она блистала (Наташа, Полина в «Игроке», Любочка в «Семёне Котко»). И были ещё две большие смысловые арки: первое отделение завершилось финальной сценой из «Свадьбы Фигаро» (с которой связан первый успех певицы на сцене Большого), а весь концерт – финалом из «Турандот» (последней по времени большой партией в репертуаре Касрашвили). Маквала Касрашвили исполнила арии и дуэты из опер «Тоска», «Андре Шенье», «Сказки Гофмана», «Сельская честь», «Турандот».

Может ли сопрано звучать хорошо в семьдесят лет? Вопрос коварный и неуместный на юбилее – не правда ли? Однако без всякого смущения и, не пряча глаз, можно сказать – Маквала Касрашвили звучит всё ещё очень интересно. Конечно, того «зова легендарных сирен», что мы слышали от певицы в лучшие годы, уже не наблюдается, есть шероховатости в регистровке, но в то же время верх по-прежнему ярок и убедителен, пиано пластично, кроме того, культура пения никуда не ушла – скруглённые, исключительно выверенные фразы, нюансировка и общая музыкальность, и самое главное – всё тот же тембр, узнаваемый, красивый, трепетный…

В концерте приняли участие коллеги Касрашвили по Большому театру – Михаил Казаков (ария Гремина), Елена Зеленская (ария Валли), Бадри Майсурадзе (монолог Канио и дуэт из «Сельской чести»), Ирина Долженко (баркарола из «Сказок Гофмана»), Зураб Соткилава (ария из «Сида» Массне), Динара Алиева (ария Леоноры из «Силы судьбы»), Анна Аглатова (каватина Нормы), Олег Кулько (ария и дуэт из «Турандот»). Из всех выступавших хочется отметить Майсурадзе, прозвучавшего значительно роскошней, чем всё то, что Москва от него слышала в последнее время, а в дуэте из «Сельской чести» достигшего вместе с Касрашвили небывалых высот экспрессии и одухотворённости. Наибольший успех публики снискала молодая Динара Алиева – её Леонора была не просто захватывающей, а, можно сказать, эталонной. Верди, которого она уже умеет петь – вот истинная территория Алиевой, и дай Бог, чтобы певица это понимала и не растратила свой прекрасный дар в более тяжёлом, более драматическом репертуаре. А вот заявка Анны Аглатовой на Норму выглядела пока преждевременной – хотя за смелось, быть может, певицу и стоит похвалить.

Из гостей был только Паата Бурчуладзе – соотечественник юбилярши и безусловная мировая звезда. Он исполнил кабалетту Аттилы и арию короля Филиппа из «Дона Карлоса». Его выступление оказалось приятным сюрпризом: голос звучал лучше, чем во многих недавних московских явлениях певца, хотя некоторое покачивание наблюдалось, но оно было в рамках приемлемого. А вот что касается незабываемого тембра, исключительной фразировки, глубины и проникновенности исполнения – тут Бурчуладзе по-прежнему нет равных. Также как и в красоте собственно голоса, его настоящей «басовитости» — бас-премьер нынешнего Большого Михаил Казаков на его фоне, несмотря на всё старание и активно изображаемую значительность, смотрелся не очень убедительным почти баритоном.

За дирижёрским пультом оркестра Большого театра стоял Павел Клиничев, совмещающий ныне работу в ГАБТе с руководством Екатеринбургской Оперой. Запомнились проникновенные соло виолончели Бориса Лифановского в произведениях Джордано и Верди. Постановку театрализованного концерта осуществил Игорь Ушаков. Концертные номера сопровождались красивыми видеопроекциями, на которых юбилярша предстала в своих многочисленных ролях, на фотографиях с великими коллегами – Архиповой, Ростроповичем, Раймонди и другими. По окончании концерта благодарная публика долго не отпускала свою примадонну, сцена утопала в цветах. Словом, праздник по-настоящему удался!

Фото — Евгений Гурко / OpenSpace.ru

реклама

вам может быть интересно

Двенадцать дирижёров Классическая музыка

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть