«Духовной жаждою томим…»

Перголези и Форе в Доме музыки

Александр Матусевич, 12.04.2011 в 20:21

Московский ансамбль духовной музыки «Благовест»

Московский международный дом музыки не перестает удивлять москвичей и гостей столицы разнообразием программ: его три зала предлагают самую широкую палитру культурных мероприятий, способных удовлетворить, пожалуй, любой вкус. Согласуясь со своим названием, Дом музыки главным образом преуспел по части музыкальных событий, хотя на его сценах находится место и драматическим труппам. Разнообразие же музыкальных программ поражает — с каждым годом грандиозный комплекс на Красных холмах все более и более становится излюбленным местом столичных меломанов, где можно приобщиться к высокому уровню исполнительства и послушать музыку не только популярную, широко исполняемую в концертных залах столицы и страны в целом, но зацепить и репертуар вовсе нетривиальный.

К таковым концертам относится состоявшийся в прошедшую субботу в Камерном зале ММДМ. В исполнении ансамбля духовной музыки «Благовест» под управлением Галины Кольцовой прозвучали два произведения европейской культовой музыки – «Stabat Mater» Джованни Баттисты Перголези и Реквием Габриэля Форе. Если первое из них — наипопулярнейшее, звучащее в российских концертных залах с завидной регулярностью (особенно всплеск обращений к нему наблюдался в прошлом, юбилейном году — к 300-летию со дня рождения композитора), Реквием Форе вполне можно отнести к произведениям если и не раритетным, то исполняемым не столь часто. По крайней мере, он заметно уступает аналогичным сочинениям не только Моцарта и Верди, являющихся сверхпопулярными, но и реквиемам Керубини, Берлиоза, Брамса или Бриттена. Одна из таких причин – его камерный формат, а также ненапыщенность, нетеатральность звучания, что априори привлекает меньший слушательский и исполнительский интерес.

В музыке «Stabat Mater» удивительным образом сочетаются простота, ясность изложения музыкальных идей с изысканностью формы. У Перголези нет учёной строгости Баха, или витиеватой красивости Генделя – относительная лёгкость музыкального языка роднит его с идеями следующей эпохи, в которой рано, в возрасте 26 лет ушедшему в мир иной композитору уже не суждено было жить – с эпохой классицизма, делая Перголези во многом предтечей Глюка с его реформаторскими устремлениями и поиском правды искусства. В «Stabat Mater» доминирует вокальное начало, мелодическое разнообразие поражает, что неудивительно для итальянской музыки, изначально замешанной на пении. Отдавая дань барочной традиции, Перголези создаёт части разнообразные по характеру, перемежая откровенно трагические более спокойными, или даже привнося элементы весёлого праздника (как в 11-й части «Inflammatus», где звучат задорные, танцевальные неаполитанские ритмы). Но главная идея, связанная с образом скорбящей Богоматери, настроением светлой печали, проходит через всё произведение, порой прорываясь сполохами иступлённого отчаяния (как в той же 8-й части, или в финале «Amen»), но чаще – в виде тихой, глубоко потаённой скорби (как в перекинутой через всё произведение арке гениальных 1-й «Stabat Mater» и 12-й «Quando corpus» частей). Не менее прекрасны и сольные части, особенно проникновенной представляется 6-я «Vidit suum», написанная для сопрано. Интересно и оркестровое решение – только струнные, созвучные тихим человеческим слезам, и орган, как бы олицетворяющий мир горний.

Доминирующий характер произведения Перголези – это светлая скорбь. И в этом плане Реквием Форе – логичное продолжение «Stabat Mater». В целом музыке этого сочинения также свойственны трогательная просветленность и проникновенная лирика. Внимание слушателей здесь не фиксируется на идее смерти или картинах Страшного Суда, как это происходит, например, в реквиемах Моцарта, Верди и Берлиоза. Вместо мрачности – светлая грусть, вместо образа ада – образы рая и надежда вместо безысходности. Одному из критиков Форе писал в 1902 году: «Говорят, что в этой музыке я не выразил страха смерти, – кто-то назвал мой Реквием колыбельной песней. Но такой я воспринимаю смерть: как счастливое освобождение, путь, ведущий к запредельному счастью, и лишь в малой мере – как щемящий сердце переход от известного к неведомому». Почти интимную и глубоко человечную музыку Реквиема Форе отличают выразительная мелодика и импрессионистическая тонкость гармонических красок.

Ансамблю «Благовест» в целом удалось передать идею обоих произведений благодаря избранной манере тихого пения, так несвойственного вообще отечественной хоровой культуре. У нас любят «поддать звучка», каждый из хористов подспудно ощущает себя солистом и отрабатывает на все сто, тем самым нередко огрубляя прозрачную хоровую ткань того или иного произведения. Нельзя сказать, что исполнение «Благовеста» было идеальным (слабым местом оказались сольные куски – когда солировали отдельные партии), но по звуку, сбалансированности звучания партий в целом произведения были сделаны очень достойно.

Столичная публика должна быть бесконечно благодарна ММДМ и ансамблю «Благовест» за возможность прикоснуться к чистым, живительным источникам высокого искусства, каковыми, бесспорно, являются и сверхпопулярное сочинение Перголези, и более раритетный, но оттого не менее прекрасный опус Форе.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть