Есть в Милане «утес»…

Академия «Ла Скала» в Оперном центре Вишневской

Игорь Корябин, 07.04.2011 в 11:31

Миланский театр «Ла Скала»
Центр оперно пения Галины Вишневской

Миланский «утес» – это, конечно же, знаменитый театр «Ла Скала», главная музыкальная цитадель Италии, оперная Мекка, властно притягивающая к себе певцов со всего мира. Но покорить этот «утес» дано далеко не каждому! И один из путей подняться на его вершину – Академия молодых певцов при театре «Ла Скала», которая является кузницей вокальных кадров не только для собственной прославленной сцены, но и, фактически, для всего мира. Академия молодых певцов, или, точнее, Академия совершенствования оперных певцов, – лишь одна из образовательных программ Академии театра «Ла Скала» (Accademia del Teatro alla Scala). Отсчет новейшей истории этого уважаемого во всем мире учебного заведения начался не так давно – в 1997 году, в тот самый момент, когда оно было основано по инициативе выдающегося дирижера нашего времени Риккардо Мути. Но нынешняя Академия возникла не на пустом месте: она продолжила традиции некогда существовавшей «Школы курсантов “Ла Скала”», созданной в начале 1950-х годов легендарным Артуро Тосканини в целях сохранения преемственности итальянской оперной традиции. До недавнего времени Академией молодых певцов «Ла Скала» руководила величайшая турецкая певица, подлинная «королева бельканто» XX века, звезда международной оперной сцены и театра «Ла Скала» Лейла Генчер, ушедшая из жизни в 2008 году. Ныне Академию «Ла Скала» возглавляют руководитель Пьер Андреа Шеваллар и управляющая Луиза Винчи. На сегодняшний день в Академии усовершенствования оперных певцов преподают такие звезды мирового уровня, как Луиджи Альва, Ренато Брузон, Мирелла Френи, Лучана Серра, а мастер-классы дают такие оперные корифеи как Тереза Берганса, Энцо Дара, Криста Людвиг, Лео Нуччи и Рената Скотто.

В частности, с одним из блистательных выпускников Академии, Тьяго Аранкамом, певцом, весьма успешно развивающим сейчас свою мировую оперную карьеру, московская публика имела возможность познакомиться в январе этого года на двух спектаклях «Кармен» Бизе в Большом театре. Тогда молодой бразильский тенор с огромнейшим успехом – и это вовсе не слова дежурного протокола! – выступил в партии Хозе. В прошлом году расширенный десант Академии в составе Молодежного оркестра Академии, четырех солистов и дирижера Марко Гуидарини впервые высадился в России – не только в Москве на сцене Большого театра, но и в Санкт-Петербурге на сцене Большого зала филармонии. Именно тогда Академия «Ла Скала» и пожаловала впервые в Москву, а не 31 марта 2011 на сцену Центра оперного пения Галины Вишневской, как это сообщалось – ошибочно или намеренно? – в официальном пресс-релизе обсуждаемого события. Безусловно, этот концерт солистов миланской Академии на сцене московского Центра оперного пения – в силу своей «камерности» (три певца плюс один пианист-концертмейстер) – просто не мог соперничать с масштабами названного прошлогоднего проекта. В то же время он позиционировался как одно из первых мероприятий в России, проходящих под знаком Года Италии в России и России в Италии, которым по взаимной договоренности между двумя странами официально объявлен 2011 год. Однако, опять же, в череде запланированных мероприятий это не первое как по хронологии, так и по важности, да и конкурировать с концертным исполнением вердиевского «Набукко» силами Римской оперы на сцене Мариинского театра, состоявшимся 27 марта, оно никак не могло. В любом случае, это однозначно так, хотя маэстро Мути и не стоял в тот вечер за дирижерским пультом, а спектакль провел его личный ассистент Никола Пашковски. Другое дело, что нынешний московский концерт стал ответным шагом Академии, так как за несколько дней до этого, 26 марта, солисты Центра оперного пения дали аналогичный концерт в формате «три плюс один» в сияющем золотом и зеркалами знаменитом фойе Артуро Тосканини театра «Ла Скала».

Итак, на концерте в Москве мы услышали сопрано из Южно-Африканской Республики Претти Йенде и двух представителей Италии – Валерию Торнаторе (меццо-сопрано) и Филиппо Фонтану (баритона). Партию фортепиано исполнил еще один итальянец Паоло Спадаро Мунитто. Компактная, но достаточно насыщенная концертная программа в одном отделении показала, что в отношении этих певцов речь пока не идет даже о возможности «хотя бы дотянуться» до музыкального «утеса» под названием «Ла Скала». Пока что им еще приходится с усилиями преодолевать элементарные «вокальные рифы» и неудобные «подводные скалы». А если вспомнить дословное значение названия театра, при котором существует Академия, то напрашивается такое сравнение: пока что это уровень у подножия лестницы, ведущей на призрачно манящий «утес». Хотя, пожалуй, в отношении южноафриканки Претти Йенде с известной степенью допущения и можно сказать, что она уже заняла место на нижней ступеньке этой виртуальной лестницы, но дальнейший путь певицы наверх лично для меня пока неясен и вызывает немало сомнений.

В лице Претти Йенде перед нами – не побоюсь такого сравнения, хотя и понимаю всю его ответственность и серьезность – прямо-таки вторая Джесси Норман, правда, в лирическом репертуаре! Вы скажете, что это более, чем лестный эпитет! Да не сильно-то он в данном случае и лестный, когда певица, имея достаточно фактурный, мощный, но абсолютно неуправляемый и необработанный голос, берется за такие партии кружевного бельканто, как Семирамида (каватина из одноименной оперы Россини), Норина (дуэт с Малатестой из «Дона Паскуале» Доницетти), или за такие партии изысканного французского репертуара, как Маргарита (ария «с жемчугом» из «Фауста» Гуно) или Лакме (дуэт с Маликой из «Лакме» Делиба). Всё это и прозвучало в концерте. Было очевидно, что певица старательно пыталась работать на нюансах и «мелкой технике», но резец бельканто каждый раз оказывался сломанным под действием силы ее стального природного голоса – и превалирование в нем тембральных лирических красок абсолютно не спасало ситуацию.

Как показал концерт, Валерию Торнаторе, меццо-сопрано из Палермо, следует на самом деле причислить к категории латентных сопрано с неестественно «зажатым» нижним регистром. Увы, эта более чем странная тенденция сейчас широко распространена в мире – и в исполненном дуэте из «Лакме» звучание Валерии Торнаторе просто не могло даже «ни перекрыть» Йенде, ни возвыситься над ее «вокально-лирической» мощью: зычное сопрано с легкостью «поглотило» искусственно поставленное, лишенное объемного звучания меццо. Уроженка солнечной Сицилии, Валерия Торнаторе как-то необъяснимо холодно и практически одинаковыми иллюстративными красками сделала зарисовки таких разноплановых (по характеру и стилистике) оперных персонажей, как травестийный Секст (ария из «Милосердия Тита» Моцарта), Розина (дуэт с Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини) и Шарлотта (сцена с письмами из «Вертера» Массне). Пение для создания атмосферы художественного впечатления и пение для «получения зачета» – вещи абсолютно разные: в отношении Валерии Торнаторе обсуждаемый концерт отчетливо выявил последнее. И совсем уж только и оставалось каждый раз разводить руками, когда «вокальное слово» брал Филиппо Фонтана. Участие в концерте этого баритона из Удине вообще выглядело каким-то нелепым недоразумением. Каждый раз приходилось «вздрагивать», когда от исполнителя «доставалось» таким оперным персонажам как Фигаро (дуэт с Розиной из «Севильского цирюльника»), Малатеста (дуэт с Нориной из «Дона Паскуале») и Зурга (речитатив и ария из «Искателей жемчуга» Бизе). Удивительно, однако в манере пения итальянца Филиппо Фонтаны абсолютно не было ничего итальянского (кроме родного языка, конечно): заветное слово «бельканто» по отношению к этому вокалисту как-то даже и не вспомнилось… Что же касается общей классической тематики оперного концерта под фортепиано, то исполненная певцом «Соломенная шляпка из Флоренции» Нино Роты выглядела абсолютно чужеродным номером, затесавшимся в программу и не ставшим тем «сюрпризом», на который организаторы этого вечера, по всей видимости, так рассчитывали.

Смешанное чувство охватывает рецензента после посещения этого мероприятия. С одной стороны, всё, что связано с театром «Ла Скала», неизменно должно вызывать – и вызвало-таки! – повышенный интерес. С другой стороны, уровень художественных впечатлений, которые смогли произвести предъявленные солисты Академии «Ла Скала», оказался далеко не таким, каким его всегда ожидаешь получить от этого безусловного бренда, априори рассматриваемого в качестве гаранта высочайшего качества. Что-то на этот раз не сработало, не получилось, но это вовсе не повод говорить о том, что обменные «учебные» мероприятия подобного рода вовсе не нужны. Наоборот, они оказываются очень полезными и весьма поучительными, ибо дают живой срез творческих проблем, которые, уверен, есть не только у Академии «Ла Скала», но также и у Центра оперного пения Галины Вишневской, и у Молодежной программы Большого театра, да мало ли еще у кого!.. Но именно на основе обмена культурным наследием национальных оперных школ – не только их творческими достижениями, но и сопутствующими проблемами сегодняшнего дня – можно понять, по какому пути должен идти поиск «истины совершенства»: что делать и как развиваться дальше… А это, согласитесь, и в общефилософском, и в общепедагогическом, и в общеметодологическом аспектах не так уж и мало, ибо отсутствие самого поиска истины всегда ведет творческий процесс к неизбежной стагнации…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Ла Скала, Центр оперного пения Галины Вишневской

просмотры: 4461



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть