Изумительный ералаш

Александр Матусевич, 05.01.2010 в 10:23

Геннадий Рождественский

Геннадий Рождественский известен своим умением заинтриговать публику. Последние годы – тому яркое подтверждение: филармонические программы маэстро, которые всегда полны неожиданностей и раритетов. В этом сезоне цикл из них знаменитый дирижер назвал «Ералаш», видимо, имея ввиду эклектичность репертуарного меню, предлагаемого в каждом концерте. За такой винегрет иному мастеру не раз бы попеняли, обвинив в отсутствии вкуса и чувства стилевой гармонии. Но только не Рождественскому: ему то как раз вкуса и стилевого чутья не занимать. Все его «ералаши» всегда выстроены с таким изяществом, продуманностью, если хотите, тактом к исполняемой музыке и ее творцам, что самому строгому критику вряд ли придет в голову обвинить маэстро в беспорядочности и надуманности его выбора.

Не стал исключением и концерт 23 декабря 2009 года в Большом зале Московской консерватории. Ведомые Рождественским коллективы Государственной академической симфонической капеллы России под управлением Валерия Полянского исполнили восхитительную, редкую во всех отношениях программу.

В первом отделении прозвучал второй скрипичный концерт классика чешской музыки 20 века Богуслава Мартину, в котором солировал Александр Рождественский. Экспрессивная, полная необычных звуковых сочетаний, пряных гармоний музыка Мартину буквально железной хваткой стиснула внимание зала. Пронзительные, страдальческие откровения скрипки были мастерски переданы молодым Рождественским, игру которого отличает техническая точность, выразительность и незаурядная эмоциональность.

Во втором отделении прозвучали две транскрипции для оркестра произведений мастеров итальянского бельканто. Первое произведение – это транскрипция немца Отто Николаи на темы оперы Винченцо Беллини «Норма». Дивные мелодии великой оперы с блеском были преподнесены публике супругой дирижера, пианисткой Викторией Постниковой: иной раз действительно казалось, что звучит не фортепиано, а ласкающий, обворожительный женский голос.

Вторая транскрипция, чисто оркестровая – это балетная сюита, собранная и оркестрованная великим итальянцем 20 века Отторино Респиги из фортепианных миниатюр великого итальянца века 19-го – Джоаккино Россини. Прежде всего, в сюите поразил набор номеров: несвязные между собой каким-либо первоначальным замыслом, разрозненные произведения, вдруг неожиданно выстроились в логику полноценного симфонического и драматического произведения. Второй момент – это блистательная, яркая, колористически богатейшая оркестровка Респиги, настоящего мастера, кудесника оркестрового письма. Свое превосходное знание возможностей «самого большого инструмента», почерпнутое в Петербургской консерватории, Респиги демонстрирует, оказывается, не только в собственных сочинениях, но и в обработках чужих: уроки его великого учителя Римского-Корсакова усвоены были на отлично и выдвинули гениального итальянца в ряды самых выдающихся симфонистов ушедшего века.

Отдельно хочется сказать о произведении, которое открывало концерт. Это пятнадцатиминутная прелюдия-кантата Римского-Корсакова «Из Гомера» для трех женских голосов соло, женского хора и оркестра, сочиненная в 1901 году. Кантата, к сожалению, звучит крайне редко с концертной эстрады, в частности, по утверждению самого Рождественского, в стенах Большого зала Московской консерватории она в последний раз была исполнена Николаем Головановым аж в середине 1940-х годов. Такое забвение, невнимание к произведению русского гения вызывает крайнее сожаление, ибо услышанное со сцены еще раз доказало, что это музыка – самого высшего качества.

Рокот струнных, раскаты тромбонов, открывающие кантату, рисуют картину первородного хаоса ночи, из которого предстоит родиться божественной Эос – озаряющей мир радостными, светлыми лучами утра. Мягкое звучание женских голосов, поющих то сольно, то в ансамбле, реплики женского хора живописуют умиротворяющую и вызывающую восторг в каждой чуткой душе картину рассвета – южного, яркого, средиземноморского.

Оркестру под управлением Рождественского удалось передать все богатство красок, какими Римский-Корсаков наделил свою партитуру, в то же время, не утеряв динамизма, внутреннего пульса. Сольные партии поручены композитором трем разным по типу женским голосам – сопрано, меццо и контральто, что призвано в полной мере отразить чисто женскую сущность процесса рождения. Сопрано Анна Пегова, солистка капеллы Полянского, порадовала нежным, мягким звуком, хорошим, легко звучащим верхним регистром. Маститая геликоновка Лариса Костюк в целом была убедительна в контральтовой партии, хотя, конечно, здесь хочется слышать более густой, темный, вязкий голос – все-таки певица больше меццо, чем контральто. Лишь Людмила Кузнецова (меццо-сопрано), завсегдатай всех проектов капеллы Полянского, не украсила исполнение своим надсадным, задавленным звуком, но в целом картину сильно не испортила.

Превосходно прозвучала женская группа хора капеллы, продемонстрировав интонационно точное пение, красивый звук, динамическое разнообразие. Как обычно в программах Рождественского, не обошлось без его сочных, полных юмора и в то же время глубоких по смыслу комментариев. В частности, Геннадий Николаевич припомнил знаменитый афоризм Римского-Корсакова о том, что дирижирование – дело темное. Трудно с этим не согласиться, ибо как и из чего плетет свою магию маэстро – почти никогда непонятно: под его дирижерской палочкой и средненькие, звезд с неба не хватающие коллективы и солисты звучат как минимум небезынтересно, не говоря уже о музыкантах, которых хочется слушать вновь и вновь.

реклама

вам может быть интересно

Gustavo el Grande Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Большой зал Московской консерватории

Персоналии

Геннадий Рождественский

Произведения

Из Гомера

просмотры: 2385



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть