Пуччини. «Триптих»

Il trittico

Первая постановка: Нью-Йорк, театр «Метрополитен», 14 декабря 1918 года.

Плащ

Одноактная опера; либретто Дж. Адами по драме Д. Гольда «Плащ».

Действующие лица:

Мишель (баритон), Луи (тенор), Жоржетта (сопрано), Непоседа (меццо-сопрано), Линь (тенор), Крот (бас), грузчики, уличный певец, парижские мидинетки, шарманщик, двое влюбленных.

Опера Джакомо Пуччини «Плащ». Плакат 1918 года

Париж. Сена. На якоре стоит баржа Мишеля. Вечер сентябрьского дня. Мишель, сидя у руля, смотрит на закат. Слышна песня грузчиков. Из каюты выходит двадцатипятилетняя Жоржетта, жена Мишеля. Разница в возрасте (Мишелю — пятьдесят) несколько омрачает их отношения («О Michele?.. Michele... Non sei stanco»; «О Мишель?.. Мишель... Ты не устал?»). Жоржетта бросает выразительные взгляды молодому грузчику Луи, который вместе с другими пьет принесенное ею вино («Eccola la passataL Raggazzi si beve!»; «Вот ужин... Ребята, выпьем»). По берегу проходит уличный певец в сопровождении мидинеток («Primavera, primavera»; «Весна, весна») .

На борт поднимается Непоседа, жена Крота, бедно одетая. Она разговаривает с Жоржеттой о жизни («Si tu sapessi — gli oggetti strani»; «Если бы ты знала — странные вещи»). Непоседа упрекает Линя в том, что он все ночи проводит в кабаках. Луи оправдывает его: жизнь так тяжела, в ней так мало радостей («Hai ben ragione; meglio non pensare»; «Ты права; лучше не думать»). Непоседа мечтает о доме в деревне. Жоржетта другого мнения, она любит город, Париж («Е ben altro il mio sogno»; «Моя мечта совсем другая»). Она и Луи, взявшись за руки, погружаются в мечты. Когда Луи просит Мишеля отвезти его на барже в Руан, то получает совет остаться в Париже. Жоржетта назначает Луи свидание сегодня ночью («Dimmi: perche gli hai chiesto?»; «Скажи, почему ты его попросил?»). Она зажжет спичку, и это будет условным знаком.

Молодая женщина упрекает Мишеля в том, что он не хочет взять на работу Луи, лучше бы он уволил Линя, который много пьет. Но Мишель отвечает, что парень напивается, чтобы не убить жену-распутницу.Жоржетта взволнована; муж спрашивает ее, почему она его больше не любит, почему все изменилось с тех пор, как он когда-то, укрыв ее и ребенка плащом, ночами просиживал с ними вместе. Жоржетта направляется в каюту, уверяя, что очень хочет спать (дуэт «Perche non vai a letto?»; «Почему ты не спишь?»).

Мишель, оставшись один, раздумывает, кто бы мог быть ее любовником («Nulla, silenzio»; «Никого, тишина»). По берегу проходят двое влюбленных. Мишель достает трубку и зажигает спичку. Увидев огонь, Луи прыгает на баржу. Мишель душит его, заставив признаться, что он любовник Жоржетты. Затем он прячет труп за спиной, завернув его в плащ. Жоржетта, услышав шум, выходит из каюты и в страхе бежит к мужу, она просит, как прежде, укрыть ее плащом. Мишель распахивает плащ, и труп Луи падает к ногам молодой женщины.

Сестра Анжелика

Одноактная опера; либретто Дж. Форцано.

Действующие лица:

сестра Анжелика (сопрано), ее тетка герцогиня (контральто), настоятельница монастыря (меццо-сопрано), аббатисса (меццо-сопрано), наставница послушниц (меццо- сопрано), сестра Дженовьева (сопрано), сестра Осмина (сопрано), сестра Дольчина (сопрано), сестра милосердия (сопрано), нищенствующие монахини (все сопрано), послушница (меццо-сопрано), служки (сопрано).

Действие происходит в монастыре в конце XVII века.

Опера Джакомо Пуччини «Сестра Анжелика»

Монастырский двор. Монахини поют в церкви. Опоздавшая сестра Анжелика совершает акт покаяния: становится на колени и целует церковный порог. После окончания службы сестры расходятся по двору. Из беседы сестры Дженовьевы с сестрой Анжеликой выясняется, что последняя давно и напрасно ждет вестей из дома: она принадлежит к знатному семейству и была заключена в монастырь во искупление некоего проступка. Нищенствующие монахи сообщают, что у ворот монастыря остановилась великолепная карета. Настоятельница говорит сестре Анжелике, что к ней приехала тетка герцогиня; Анжелика взволнована («Madre, Madre, par late!»; «Матушка, говорите!»). Старая герцогиня хочет, чтобы племянница подписала бумаги о разделе наследства после смерти ее родителей. Она с негодованием упрекает сестру Анжелику в совершенном ею преступлении, любовной связи, несмотря на протесты монахини (Implacata son io? Inesorabile?»; «Неумолима? Непреклонна?»). Анжелика спрашивает о своем сыне. Герцогиня, помедлив, говорит ей правду: ее сына уже два года как нет в живых.

Сестра Анжелика зовет своего ребенка, хочет поскорее последовать за ним («Senza mamma»; «Без матери»). Монахини возвращаются с кладбища, в экстатическом состоянии Анжелике кажется, что они не касаются земли («Sarete contenta, sorella»; «Будешь довольна, сестра»). Анжелика выпивает приготовленный ею ядовитый настой из трав и умоляет пресвятую деву помиловать ее. Голоса ангелов молят Заступницу матерей, церковь начинает сиять, двери ее распахиваются, и появляется Царица небес. Тихим движением она протягивает умирающей белокурого ребенка в белом. Сестра Анжелика умирает в слезах.

Джанни Скикки

Одноактная опера; либретто Дж. Форцано.

Действующие лица:

Джанни Скикки (баритон), Лауретта (сопрано), родственники Буозо Донати: Дзита по прозвищу Старуха (меццо-сопрано), Ринуччо (тенор), Герардо (тенор),Нелла (сопрано), Герардино (сопрано), Бетто ди Синья (баритон), Симоне (бас), Марко (бас), Чьеска (меццо-сопрано), доктор Спинеллоччо (бас), Амантио ди Николаи (бас), Пинеллино (баритон), Гуччо (бас).

Действие происходит во Флоренции в 1299 году.

Опера Джакомо Пуччини «Джанни Скикки»

Спальня Буозо Донати. В глубине — кровать с телом покойного Буозо. Вокруг свечи. Солнечное утро. Родственники Буозо стоят на коленях, изображая скорбь. Бетто ди Синья держится в сторонке: он беден, и остальные родственники смотрят на него с презрением («Iо piangero per giorne е giorni Scio!»; «Я буду плакать всю неделю. О!»). На самом деле все озабочены завещанием Буозо: прошел слух, что он все оставил монастырю («Lo dicono a Signa»; «Я сам это слышал»). Начинаются поиски завещания. Наконец Ринуччо находит его и в награду просит у своей тетки Дзитты согласия на брак с Лауреттой, дочерью Джанни Скикки. Согласие им тут же получено: все горят от нетерпения прочитать свиток, который открывает присутствующим горькую правду. Ринуччо предлагает прибегнуть к прославленной хитрости Джанни Скикки, своего будущего тестя. Прежде чем Джанни входит в комнату, Ринуччо воздает ему хвалу («Avete torto»; «Как вы неправы!»), уверяя, что он из тех людей, на которых держится Флоренция («Firenze e come un albero fiorito»; «Флоренция на дерево похожа».)

Появляется Джанни Скикки с дочерью: он удивлен, что все так расстроены, ведь Буозо, должно быть, оставил большое наследство. Все просят его помочь. Лауретта присоединяет свой голос к остальным («О mio babbino caro»; «О, помоги, отец»). Скикки смотрит завещание, и в голову ему приходит идея. Поскольку еще никто не знает о смерти Буозо, он велит привести комнату в ее обычный вид, а труп спрятать. Доктор Спинеллоччо стучит в дверь, Джанни, подражая голосу умершего, просит врача уйти: ему лучше, а затем раскрывает свой план: он ляжет в постель и отдаст нотариусу Амантио ди Николаи последние распоряжения. Наследники в восторге («Come e bello l'amore fra i parenti»; «Слава Джанни, прославим Джанни Скикки»). Скикки предупреждает их о необходимости молчать, иначе по закону всех ждет тяжкое наказание («Prima un avvertimento!»; «Может быть, нам подумать...»). И в присутствии нотариуса, свидетелей и молчащих от страха родственников завещает все самому себе, Джанни Скикки, «верному и преданному другу». По составлении завещания все вынуждены удалиться. Зато Ринуччо и Лауретта уже предвкушают свое счастье (дуэт «Lauretta mia!»; «Моя Лауретта»). Скикки обращается к публике с просьбой о снисхождении, хотя Данте и осудил его на вечные муки в аду.

Джакомо Пуччини (Giacomo Puccini)

Несмотря на обычай ставить все три оперы по отдельности, по замыслу Пуччини Триптих должен сохранять единство. Под этим названием премьера в Нью-Йорке получила благосклонный прием: предпочтение было отдано «Джанни Скикки», большое замешательство вызвала «Сестра Анжелика». Европейская премьера в Риме в январе 1919 года (дирижер Джино Маринуцци, основные исполнители — Карло Галеффи и Джильда Далла Рицца) не принесла успеха «Плащу». В целом, однако, Триптих получил хороший прием по сравнению с предыдущей работой, оперой «Ласточка», отметившей самую низшую точку на шкале зрительских оценок театра Пуччини.

Все три оперы демонстрируют высокий технический уровень, достигнутый музыкантом и драматургом, мастерство, позволяющее всякий раз заключить в одно действие целую драму; в то же время поражает, с каким искусством композитор создает иллюзию гораздо более развернутых произведений, членящихся по меньшей мере на две части, которые в свою очередь могут быть разделены на три, хотя и небольших акта в согласии с обычной трехактной схемой. В первой части, стоящей несколько особняком по отношению к последующим, Пуччини дает описание обстановки, намечает фон и контуры; во второй сталкивает персонажей, зажигает пламя действия, которое затем догорает в третьей части, на практике выступающей как дополнение ко второй. Только в «Джанни Скикки», в силу специфически комической природы оперы, в первой части уже эксплицитным образом заявляется о том, что должно случиться: шутка Джанни — двойная и должна получить драматико-сатирическое основание уже с самого начала. Экономия и сдержанность хорошо чувствуются в музыкальном развитии, которое отличается миниатюризацией, изысканным выбором очень передовых технических средств, давших импульс современному театру, тяготеющему к лаконизму и стремительному развитию действия без отклонений в сторону. Стиль Триптиха, веристско-импрессионистский, настоенный и профильтрованный, не мог не оказать влияния на таких музыкантов, как Бриттен и Менотти, не говоря о более далеких отголосках.

Две последние оперы передают атмосферу Тосканы, питаются местной почвой, но не лишены и исторического колорита. Музыкальный язык в них восходит к модальности григорианских песнопений или имитирует ее, к музыке трубадуров, Ars Nova XIV века и к народным песням. Целое сплетено с элегантной безучастностью, оно далеко от вялых нравоучений еще и потому, что освежено очень современными музыкальными решениями. В «Сестре Анжелике» большую роль играют модальные усиления, переходящие в целотоновые гаммы наподобие того, как это было в «Баттерфляй». В обеих операх спокойная, насмешливая или прозрачная, как витраж, оркестровка с архаическими чертами, как их затем понимал Стравинский, привносит фольклорный колорит. Оба сюжета изображают противоречивые аспекты тосканской души, в одном случае нежность и простодушие, в другом — насмешливость, шутливость, жесткость и беспощадность в манере «Фальстафа» Верди.

Действие же «Плаща» происходит в «чреве Парижа», в обстановке одичания, описанной Золя. Если, с одной стороны, здесь усиливается влияние веризма, с отголосками из Джордано, то с другой — чувствуется склонность к эскизу, к фотографии, к большой позднеромантической арии (такова последняя ария Мишеля) и к экзотике, о чем свидетельствует образ Непоседы (в этой связи надо подчеркнуть, что здесь, как и в «Сестре Анжелике», целотоновые гаммы олицетворяют суровую судьбу, прошлую жизнь и близкую смерть).

Во всех трех операх в целом нельзя не оценить сценическую реконструкцию места действия и выразительную силу деталей, выражающих самое существо драмы и помогающих ее конкретной реализаций.

Качество «Сестры Анжелики» остается наиболее спорным. Несмотря на изощренность весьма изысканной инструментовки и тщательное письмо, некоторые критики утверждают, что опера похожа на рождественскую открытку с блестками и что целое отличается приторностью и жеманством. Однако, не говоря о том, что Пуччини очень хорошо, последовательно связывает фонические свойства с поведением персонажей, стоит также отметить, с каким мастерством и пониманием человеческой души он завершает драму молодой сестры сияющим чудом, не боясь показать экстатическое психологическое состояние, которое как раз вполне могла испытать бедная мать в убогом монастыре.

Вообще психологические характеристики во всех операх Триптиха удачны, хотя и сжаты: именно краткость потребовала особой яркости портретов. Таковы второстепенные образы в «Плаще» и «Джанни Скикки», которые трудно забыть, хотя они едва намечены: здесь искусство Пуччини видно как сквозь увеличительное стекло. Менее ярки образы монахинь, но они и должны составлять лишь воздушный фон, смутный и как бы отдаленный по сравнению с фигурой главной героини, переживающей трагедию во время ужасной встречи с теткой (эта равнодушно-холодная герцогиня поет на каком-то чужом языке). Главные герои Триптиха поистине образцовы. В «Плаще» это по-отцовски заботливый и мрачный Мишель, пятнающий себя убийством, Жоржетта, которая при всей двусмысленности своего поведения не могла быть более светлой и пылкой, и Луи, жертва общественного положения, обрисованного с острой проницательностью. В «Джанни Скикки» — он сам, великолепный актер, его дочь, поющая миниатюрный, но очень милый романс, и ее жених, воспевающий Флоренцию с почти «журналистской» откровенностью, однако столь современно и искренне. Наверное, нигде Пуччини не был собой больше, чем в Триптихе, в котором за бурным рыданием следует грубый хохот и самый откровенный комизм.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)

реклама

вам может быть интересно

Шуберт. Месса No. 2 Вокально-симфонические

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Джакомо Пуччини

Дата премьеры

14.12.1918

Жанр

оперы

Страна

Италия

просмотры: 5865
добавлено: 30.08.2011



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть