Авет Рубенович Тертерян

Avet Terterian

Авет Рубенович Тертерян / Avet Terterian

...Авет Тертерян — композитор, для которого симфонизм является естественным средством выражения.
К. Мейер

Поистине есть дни и мгновения, которые психологически и эмоционально перевешивают многие и многие годы, становятся каким-то поворотным моментом в жизни человека, определяют его судьбу, род занятий. Для двенадцатилетнего мальчика, впоследствии известного советского композитора Авета Тертеряна, такими недолгими, но насыщенными стали дни пребывания Сергея Прокофьева и его друзей в доме родителей Авета, в Баку, в конце 1941 г. В память врезалась манера Прокофьева держаться, разговаривать, высказывать свое мнение открыто, определенно ясно и каждый день начинать с работы. А тогда он сочинял оперу «Война и мир», и по утрам ошеломляющие, блистательные звуки музыки неслись из гостиной, где стоял рояль.

Гости разъехались, но через несколько лет, когда встал вопрос о выборе профессии — идти ли по стопам отца в медицинский институт или выбрать что-либо другое — юноша твердо решил — в музыкальное училище. Начальное музыкальное образование Авет получил ь семье, которая была чрезвычайно музыкальна, — отца, известного в Баку ларинголога, время от времени приглашали петь в театре заглавные партии в операх П. Чайковского и Дж. Верди, мать обладала прекрасным драматическим сопрано, младший брат Герман впоследствии стал дирижером.

Армянский композитор А. Сатян, автор широко популярных в Армении песен, а также известный педагог Г. Литинский, будучи в Баку, настоятельно советуют Тертеряну ехать в Ереван и серьезно заняться композицией. И вскоре Авет поступил в Ереванскую консерваторию, в класс композиции Э. Мирзояна. В годы учебы он пишет Сонату для виолончели и фортепиано, которая отмечается премией на республиканском конкурсе и на Всесоюзном смотре молодых композиторов, романсы на слова русских и армянских поэтов, Квартет до мажор, вокально-симфонический цикл «Родина» — сочинение, которое приносит ему настоящий успех, удостаивается Всесоюзной премии на конкурсе молодых композиторов в 1962 г. и год спустя под управлением А. Жюрайтиса звучит в Колонном зале Дома союзов.

Вслед за первым успехом пришли и первые испытания, связанные с вокально-симфоническим циклом, названным «Революция». Первое исполнение произведения стало и последним. Однако работа не прошла даром. Замечательные стихи армянского поэта, певца революции Егише Чаренца, своей мощной силой, историческим звучанием, публицистическим накалом захватили воображение композитора. Именно тогда, в период творческой неудачи, происходит напряженное накопление сил и формируется главная тема творчества. Тогда в свои 35 лет композитор твердо знал — если ее не иметь, не стоит и заниматься композицией, и в дальнейшем он докажет преимущество этого взгляда: своя, главная тема... Она возникла в слиянии понятий — Родина и Революция, диалектического осознания этих величин, драматического характера их взаимодействия. Идея написать оперу, пронизанную высокими нравственными мотивами чаренцовской поэзии, направила композитора на поиски острого революционного сюжета. Привлеченный к работе в качестве либриттиста журналист В. Шахназарян вскоре подсказал — рассказ Б. Лавренева «Сорок первый». Действие оперы было перенесено в Армению, где в те же годы в горах Зангезура шли революционные бои. Героями стали крестьянская девушка и поручик из бывших дореволюционных войск. Страстные стихи Чаренца звучали в опере у чтеца, в хоре и в сольных партиях.

Опера получила широкий резонанс, была признана ярким, талантливым, новаторским сочинением. Спустя несколько лет после премьеры в Ереване (1967) она прозвучала на сцене театра в Галле (ГДР), а в 1978 г. открывала там же Международный фестиваль Г. Ф. Генделя, который ежегодно проводится на родине композитора.

После создания оперы композитор пишет 6 симфоний. Возможность фклософскя осмыслить в симфонических просторах те же образы, те же темы особенно привлекает его. Затем появляются балет «Ричард III» по В. Шекспиру, опера «Землетрясение» по рассказу немецкого писателя Г. Клейста «Землетрясение в Чили» и снова симфонии — Седьмая, Восьмая. Тот, кто хоть раз внимательно прослушал какую-либо симфонию Тертеряиа, впоследствии без труда узнает его музыку. Она специфична, пространственна, требует сосредоточенного внимания. Здесь каждый возникающий звук — сам по себе образ, идея, и мы следим с неослабевающим вниманием за его дальнейшим движением, как за судьбой героя. Звуковая образность симфоний достигает почти сценической выразительности: звук-маска, звук-лицедей, он же поэтическая метафора, и мы разгадываем ее смысл. Произведения Тертеряна побуждают слушателя обратить свой внутренний взор к подлинным ценностям жизни, к ее вечным истокам, задуматься о хрупкости мира и о его красоте. Поэтому поэтическими вершинами симфоний и опер Тертеряна всегда оказываются простейшие мелодические фразы народного происхождения, исполненные или голо- сом — натуральнейшим из инструментов, или народными инструментами. Так звучит 2 часть Второй симфонии — одноголосная импровизация баритона; эпизод из Третьей симфонии — ансамбль двух дудуков и двух зурн; мелодия каманчи, пронизывающая весь цикл в Пятой симфонии; партия дапа в Седьмой; в Шестой вершиной станет хор, где вместо слов — звуки армянского алфавита «айб, бен, гим, дан» и т. д. как своего рода символ просвещения и духовности. Простейшие, казалось бы, символы, но в них заложен глубокий смысл. В этом творчество Тертеряна перекликается с искусством таких художников, как А. Тарковский и С. Параджанов. «О чем ваши симфонии»? — спрашивают у Тертеряна слушатели. «Обо всем», — отвечает композитор, предоставляя каждому понять их содержание.

Симфонии Тертеряна исполняются на самых престижных музыкальных международных фестивалях — в Загребе, где каждую весну проводится смотр современной музыки, на «Варшавской осени», в Западном Берлине. Звучат они и в нашей стране- в Ереване, Москве, Ленинграде, Тбилиси, Минске, Таллинне, Новосибирске, Саратове, Ташкенте... Для дирижера музыка Тертеряна раскрывает возможность очень широко использовать свой творческий потенциал музыканта. Исполнитель здесь словно включается в соавторство. Интересная деталь: симфонии, в зависимости от трактовки, от умения, как говорит композитор, «слушать звук», могут длиться разное время. Его Четвертая симфония звучала и 22 и 30 минут, Седьмая — и 27 и 38! В такое активное, творческое соавторство с композитором вошли Д. Ханджян — замечательный интерпретатор его 4 первых симфоний. Г. Рождественский, в блистательном исполнении которого прозвучали Четвертая и Пятая, А. Лазарев, в чьем исполнении впечатляюще звучит Шестая симфония, написанная для камерного оркестра, камерного хора и 9 фонограмм с записью большого симфонического оркестра, клавесинов и колокольного перезвона.

Музыка Тертеряна приглашает также и слушателя к соучастию. Ее ведущая цель — объединить духовные усилия и композитора, и исполнителя, и слушателя в неустанном и трудном познании жизни.

М. Рухкян

реклама

вам может быть интересно

Робер Планкетт Композиторы

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Дата рождения

29.07.1929

Дата смерти

11.12.1994

Профессия

композитор

Страна

Армения, СССР

просмотры: 1207
добавлено: 03.03.2018



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть