Мендельсон. Увертюра «Сон в летнюю ночь»

Ein Sommernachtstraum, Op. 21

Концертная увертюра

Состав оркестра: 2 флейты, 2 гобоя, 2 кларнета, 2 фагота, 2 валторны, 2 трубы, офиклеид, литавры, струнные.

История создания

Феликс Мендельсон-Бартольди / Felix Mendelssohn Bartholdy

Перу Мендельсона принадлежат 10 увертюр. Он обращался к этому жанру на протяжении всего творческого пути, написав первую в 15 лет, а последнюю — за три года до смерти. Две первые (1824—1825) — юношески незрелые «Увертюра для духового оркестра курорта Доберан» и «Увертюра с трубами» (или «Праздничная»). Две столь же малозначительные написаны к театральным произведениям комического жанра, не имевшим сценической истории: к юношеской опере «Свадьба Камачо», выдержавшей всего лишь одно представление, и к водевилю «Возвращение с чужбины», исполненному в семейном кругу по случаю серебряной свадьбы родителей композитора. Четыре принадлежат к новому, созданному Мендельсоном жанру программной концертной увертюры и охватывают период его ранней творческой зрелости: это «Сон в летнюю ночь», «Морская тишь и счастливое плавание», «Гебриды, или Фингалова пещера», «Сказка о прекрасной Мелузине». Две последние увертюры написаны снова к театральным представлениям, но не комическим, а драматическим: к «Рюи Блазу» Гюго и «Аталии» Расина (помимо увертюры, музыка к ним включает и другие номера).

Летом 1826 года 17-летний Мендельсон жил на окраине Берлина, вдали от городского шума, почти в сельской местности. Отцовский дом был окружен огромным тенистым садом, и юноша проводил в нем целые дни, зачитываясь только что переведенными на немецкий язык произведениями Уильяма Шекспира (1564—1616). Особенно привлекали его комедии, неотразимое впечатление произвел «Сон в летнюю ночь».

Относящаяся к раннему периоду творчества великого английского драматурга (предположительно 1594—1595 годы), комедия пронизана редким для Шекспира сказочным колоритом, поэзией светлых юношеских чувств. Она отличается оригинальностью сюжета, сочетающего несколько самостоятельных линий. Летняя ночь — это ночь на Ивана Купалу (24 июня), когда, по народным поверьям, человеку открывается фантастической мир: заколдованный лес, населенный воздушными эльфами и феями с царем Обероном, царицей Титанией и проказником Паком. (Пришедшие из английского фольклора не только в английскую, но и в немецкую литературу, эти персонажи в том же 1826 году появились в опере «Оберон» старшего современника Мендельсона, создателя немецкого романтического музыкального театра Вебера.) Эльфы вмешиваются в жизнь людей, кружат головы влюбленным. Но и драматические, и комические перипетии приходят к счастливому концу, и в финале на пышной свадьбе правителя страны сочетаются браком еще две юные пары. Простодушные и грубоватые ремесленники веселят гостей античной любовной трагедией, превращая ее в фарс. Одного из них, ткача Основу, проказник Пак наделяет ослиной головой, и тот обнаруживает в своих объятиях царицу эльфов.

Если других композиторов XIX века — Россини, Гуно и Верди, Листа и Берлиоза, Чайковского и Балакирева — вдохновляли преимущественно грандиозные шекспировские страсти, и они писали музыку по его трагедиям, то Мендельсона не особенно увлекла даже история двух влюбленных пар, их злоключения, ревность и счастливое соединение. Главную прелесть для юного музыканта составляла волшебная сторона комедии Шекспира, творческую фантазию будил окружавший его поэтический мир природы, так живо напоминавший созданный Шекспиром мир сказочный. Работа над увертюрой шла быстро: в письме от 7 июня 1826 года Мендельсон пишет о намерении сочинить увертюру, а через месяц рукопись уже готова. По словам Шумана, «расцвет юности чувствуется здесь как, может быть, ни в одном другом произведении композитора, — законченный мастер в счастливую минуту совершил свой первый взлет». «Сон в летнюю ночь» открывает период зрелости композитора.

Первое исполнение увертюры состоялось в домашней обстановке: Мендельсон сыграл ее 19 ноября 1826 года на фортепиано в четыре руки с сестрой Фанни. Премьера прошла 20 февраля следующего года в Штеттине под управлением известного композитора Карла Лёве (вместе с премьерой в этом городе Девятой симфонии Бетховена). А сам автор впервые дирижировал ею в Лондоне в Иванов день — 24 июня 1829 года.

17 лет спустя после написания увертюры Мендельсон — прославленный композитор, пианист и дирижер, руководитель симфонических концертов Королевской капеллы и хора Домского собора в Берлине — вновь обратился к пьесе «Сон в летнюю ночь». Комедия Шекспира ставилась к дню рождения прусского короля Фридриха-Вильгельма IV: премьера спектакля состоялась 14 октября 1843 года в театральном зале Нового дворца в Потсдаме, а 4 дня спустя — в Шаушпильхаузе в Берлине. Успех был огромным — именно благодаря Мендельсону. Никогда еще музыка не способствовала в такой степени популярности шекспировской пьесы, о чем высокородный, но отнюдь не высокоумный заказчик-король во время ужина после премьеры, на который был приглашен композитор, высказался так: «Жаль, что ваша прелестная музыка даром растрачена на такую глупую пьесу».

Музыка к комедии, ор. 61, состоит из увертюры и 12 номеров — инструментальных и хоровых, а также драматических диалогов с оркестровым сопровождением. Нередко увертюра и 4 контрастных симфонических номера (№ 1, 4, 5, 6) исполняются в виде сюиты.

«Скерцо» рисует пленительный воздушный мир эльфов, резвящихся в таинственном ночном лесу. «Интермеццо» принадлежит миру человеческому и образует один из редких в этом сочинении тревожных, порывисто-страстных эпизодов (героиня повсюду ищет своего неверного возлюбленного). «Ноктюрну» свойствен умиротворенный склад — под покровом ночи в волшебном лесу стихают страсти, и все погружается в сон. Блестящий, пышный «Свадебный марш» — популярнейшее творение Мендельсона, давно ставшее явлением не только музыкальным.

Наиболее значительна увертюра — первый образец нового жанра, созданного Мендельсоном. Имевшая давнюю историю, увертюра в XVII — начале XIX веков не была самостоятельным произведением, а предваряла оперу или драму, ораторию или сюиту, о чем свидетельствовало ее название (от французского глагола открывать). И хотя увертюра могла звучать в концерте как отдельная пьеса, создавалась она как часть более крупного замысла. Мендельсон же сразу задумал «Сон в летнюю ночь» как увертюру концертную и к тому же программную, открыв пути для рождения симфонической поэмы — жанра, созданного Листом почти три десятилетия спустя.

Музыка

При первых выдержанных загадочных аккордах духовых словно поднимается волшебный занавес, и перед слушателями предстает таинственный сказочный мир. В призрачном свете луны, в девственном лесу, среди шелестов и шорохов мелькают неясные тени, водят свои воздушные хороводы эльфы. Одна за другой возникают музыкальные темы, вот уже более полутора столетий пленяющие немеркнущей свежестью и красочностью. Непритязательные лирические мелодии сменяются неуклюжими скачками, напоминающими крики осла, и охотничьими фанфарами. Но основное место занимают опоэтизированные картины природы, ночного леса. Мастерски варьируя тему эльфов, композитор придает ей угрожающий оттенок: перекликаются таинственные голоса, пугая, дразня и заманивая в непроходимую чащу; мелькают причудливые видения. Повторение уже известных музыкальных образов приводит к прозрачному истаивающему эпилогу. Как прощание со сказкой, пробуждение от волшебного сна, медленно и тихо звучит у скрипок прежде задорная и уверенная тема. Ей отвечает эхо. Завершают увертюру, как и открывали, таинственные аккорды духовых инструментов.

А. Кенигсберг


Увертюра Мендельсона «Сон в летнюю ночь», навеянная впечатлениями одноименной комедии Шекспира, была написана композитором в юные годы (1826).

Спустя много лет (в 1841 году), когда автор взялся за сочинение музыки к пьесе «Сон в летнюю ночь», он не только целиком использовал уже существующую увертюру, но и сделал ее музыкальной основой и источником всех характеристик и композиции в целом.

Показательно, что Шекспир привлек Мендельсона не трагедийностью и философской глубиной величайших своих созданий, не силой драматизма и характеров, а поэзией природы, очарованием сказочной народной фантастики, блестящей остроумной выдумкой — всем, чем в изобилии насыщена шекспировская комедия.

В комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» самым причудливым образом сочетаются вымысел и реальность, фантастика и быт, переживания влюбленных, бытовые комические народные сцены, картины сказочного царства волшебника Оберона. Над всем царит светлая праздничность, шаловливый смех веселого проказника эльфа Робин Пека — виновника забавных неурядиц и хитроумной путаницы. Неотразимая прелесть светлого мира комедии дважды вдохновила Мендельсона на лучшие его сочинения. На заре творческой жизни он написал концертную увертюру; в расцвете творческой зрелости — всю музыку к пьесе «Сон в летнюю ночь». (Партитура «Сна в летнюю ночь» состоит из пяти больших симфонических номеров: увертюры и четырех антрактов (Скерцо, Интермеццо, Ноктюрна, Свадебного марша), двкх хоров, музыки к мелодрамам.)

Время создания увертюры к «Сну в летнюю ночь» относится к самой безоблачной поре в жизни Мендельсона. Увертюра дышит такой юношеской непосредственностью и свежестью, в ней столько поэзии и изящества, ее оркестровка так прозрачна и блестяща, что она совершенно заслуженно завоевала почетное место среди лучших образцов симфонической музыки.

П. И. Чайковский писал по поводу судьбы увертюры «Сон в летнюю ночь»: «Странная судьба этого чудного произведения искусства! Оно было написано осьмнадцатилетним школьником, приобревшим впоследствии всесветную знаменитость, но никогда уже не создавшего ничего, могущего идти в уровень с своим лучшим первым трудом. Полагаю, что во время своего первого появления музыка «Сна в летнюю ночь» должна была произвести ошеломляющее впечатление, — до такой степени она оригинальна, вдохновенна и поэтична».

По словам самого Мендельсона, он обрисовал в увертюре все образы, которые особенно привлекали его в пьесе Шекспира.

Вместе с тем Мендельсон не ставил перед собой задачу отразить в музыке весь ход событий, сочетание различных сюжетных линий, сделать ее музыкальной иллюстрацией к сценическому действию. Отталкиваясь от конкретных поэтических образов, Мендельсон наделяет их удивительными по меткости и соответствию музыкальными характеристиками. Независимо от литературного первоисточника, музыкальные мысли сами по себе достаточно ярки и красочны, и это позволяет Мендельсону в процессе организации материала сопоставлять, объединять, развивать музыкальные образы, исходя из их специфических особенностей. Благодаря этому Мендельсону удалось избежать пестроты и мозаичности, придать многотемной увертюре целостную, пластически стройную и законченную форму.

В увертюре, как бы вызванная волшебным сном, раскрывается сказочная жизнь очарованного леса в летнюю лунную ночь. Поэзия ночного пейзажа с его атмосферой чудес составляет музыкально-поэтический фон увертюры, окутывает ее особым колоритом фантастики и феерии.

Музыкальный материал увертюры богат и разнообразен. Но общий характер и настроение зависят от образа — «зачарованного сна», первично охарактеризованного во вступлении. Аккорды деревянных духовых, выдержанные в больших длительностях на pianissimo, растворяющиеся в долгих ферматах, своим как бы невесомым, бесплотным звучанием создают ощущение чего-то сказочного, призрачного, как будто медленно отодвигается завеса, открывающая вид на фантастическое волшебное царство:

Непосредственно от вступления берет начало главная тема увертюры. Легкая и воздушная (скрипки divisi на сплошном staccato), сотканная из прихотливо сплетающихся пассажей, она то стремительно кружится, то внезапно приостанавливается неожиданным появлением аккордов вступления:

Рожденная сказочными образами, главная тема увертюры тончайшими красками рисует картину беспечно резвящихся в веселых хороводах эльфов — фантастических духов природы. (Главная тема увертюры открывает вереницу музыкальных тем Мендельсона, навеянных сказочными образами, обладающих той же «эльфной» резвостью и подвижностью. Например, темы финала Скрипичного концерта, Скерцо из «Сна в летнюю ночь», второй части Rondo capriccioso E-dur и других произведений.)

Вступление и главная тема образуют общий фантастический план. Другие темы экспозиции носят вполне реальный характер; они ярко характеристичны и колоритны, например празднично ликующая тема в E-dur (на оркестровом tutti с элементами маршевости):

несколько тем побочной пар гни, в которых постепенно обостряется лирическая выразительность:

наконец, нарочито угловатая тема заключительной партии:

Светлый и радостный колорит экспозиции поддерживается побочным тематическим материалом — фанфарами, которые сопутствуют праздничной второй теме, или, иначе инструментованные, звучат, как колокольчики, в побочной партии.

Несмотря на видимую контрастность тем — контрастность фантастического и реального — внутреннее противопоставление двух планов в увертюре отсутствует. Все темы органически «врастают» одна в другую, создавая неразрывную цепь музыкальных образов, спаянных единой динамикой и общим эмоциональным тоном. В конечном итоге, вся тематика увертюры «берет тон» от основной темы; из нее «излучается» то беззаботное веселье, головокружительное несущееся движение, которое распространяется на все произведение.

Благодаря влиянию основных образов увертюры во вступлении и главной партии создается единство плана, в котором фантастическое трудно отделить от реального, где реальное звучит фантастично, а фантастичное реально. Все же господствующее положение остается за образами вступления и главной темы, воплощающими сказочно-фантастическое начало. Не случайно основная тема занимает центральные разделы увертюры, окружая собой весь остальной тематический материал. В экспозиции после торжественной E-dur'ной темы возвращается и длительно звучит главная тема; с нее начинается разработка и почти исключительно на ней основывается; в коде опять используется материал вступления и главной темы, и реприза оказывается в окружении все той же основной темы.

Прекрасная оркестровка увертюры сильнейшим образом содействует созданию в ней феерического воздушного колорита.

Мендельсон тонко дифференцирует инструментальные тембры отдельных групп оркестра, учитывая индивидуальные свойства каждого инструмента. Он свободно осуществляет переходы от одной оркестровой группы к другой, то противопоставляя их, то объединяя; он применяет многообразные приемы извлечения звука и распределения материала и добивается удивительной красочности оркестрового письма. При этом все эффекты оркестровой партитуры естественно вытекают из художественно-поэтического замысла, направлены на то, чтобы оттенить характерные черты музыкального образа.

Увертюра «Сон в летнюю ночь», написанная в юные годы, к которой Мендельсон вновь вернулся в зените своего мастерства, предвосхитила и одновременно обобщила лучшие стороны его творчества.

В. Галацкая

реклама

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Феликс Мендельсон-Бартольди

Год создания

1826

Дата премьеры

20.02.1827

Жанр

симфонические

Страна

Германия

просмотры: 19649
добавлено: 21.04.2011



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть