Виссарион Яковлевич Шебалин

Vissarion Shebalin

Каждый человек должен быть зодчим, а Родина — его храмом.
В. Шебалин

Виссарион Шебалин (Vissarion Shebalin)

В В. Шебалине неразрывно связаны Художник, Мастер, Гражданин. Цельность его натуры и привлекательность творческого облика, скромность, отзывчивость, бескомпромиссность отмечают все, кто знал Шебалина и когда-либо с ним общался. «Это был удивительно прекрасный человек. Его доброта, честность, исключительная принципиальность всегда восхищали меня», — писал Д. Шостакович. Шебалину было свойственно острое чувство современности. Он вошел в мир искусства с желанием создавать произведения, созвучные времени, в котором жил и свидетелем событий которого являлся. Темы его сочинений выделяются своей актуальностью, значительностью и серьезностью. Но за величием не исчезает их глубокая внутренняя наполненность и та этическая сила выразительности, которую не передать внешними, иллюстративными эффектами. Здесь требуются чистое сердце и щедрая душа.

Шебалин родился в семье интеллигентов. В 1921 г. он поступил в Омское музыкальное училище в класс М. Невитова (ученика Р. Глиэра), у которого, переиграв огромное количество сочинений различных авторов, впервые познакомился с произведениями Н. Мясковского. Они поразили юношу настолько, что для себя он твердо решил: в будущем продолжать учиться только у Мясковского. Это желание исполнилось в 1923 г., когда, досрочно окончив училище, Шебалин приехал в Москву и был принят в Московскую консерваторию. В творческом багаже молодого композитора к этому времени было несколько оркестровых сочинений, ряд фортепианных пьес, романсы на стихи Р. Демеля, А. Ахматовой, Сафо, начало Первого квартета и др. Будучи студентом 2 курса консерватории, он написал свою Первую симфонию (1925). И хотя она безусловно еще отражала влияние Мясковского, которому, как вспоминает впоследствии Шебалин, он буквально «смотрел в рот» и относился как к «существу высшего порядка», в ней все же, уже в достаточной мере ощутимы и яркая творческая индивидуальность автора, и его стремление к самостоятельному мышлению. Симфония была тепло принята в Ленинграде в ноябре 1926 г. и получила самые положительные отклики прессы. Несколькими месяцами позднее в журнале «Музыка и революция» Б. Асафьев писал: «...Шебалин — несомненно крепкий и волевой талант... Это — молодой, крепко вцепившийся корнями в почву дубок. Он еще развернется, раскинется и пропоет мощный и полный радости гимн жизни».

Эти слова оказались пророческими. Шебалин действительно год от года набирает силы, растет его профессионализм и мастерство. После окончания консерватории (1928) он становится одним из первых ее аспирантов, а также приглашается на преподавательскую работу. С 1935 г. он профессор консерватории, а с 1942 г. — ее директор. Одно за другим появляются сочинения, написанные в самых разных жанрах: драматическая симфония «Ленин» (для чтеца, солистов, хора и оркестра), являющаяся первым крупномасштабным сочинением, написанным на стихи В. Маяковского, 5 симфоний, многочисленные камерно-инструментальные ансамбли, в том числе 9 квартетов, 2 оперы («Укрощение строптивой» и «Солнце над степью»), 2 балета («Жаворонок», «Минувших дней воспоминанье»), оперетта «Жених из посольства», 2 кантаты, 3 оркестровые сюиты, более 70 хоров, около 80 песен и романсов, музыка к радиопостановкам, кинофильмам (22), театральным спектаклям (35).

Подобная жанровая разносторонность, широкоохватность очень типичны для Шебалина. Своим ученикам он неоднократно повторял: «Композитор обязан уметь делать все». Такие слова несомненно мог сказать лишь тот, кто свободно владел всеми секретами композиторского искусства и мог служить достойным примером для подражания. Впрочем, в силу необычайной застенчивости и скромности Виссарион Яковлевич, занимаясь со студентами, почти никогда не ссылался на свои собственные композиции. Даже тогда, когда его поздравляли с удачным исполнением того или иного произведения, он старался увести разговор в сторону. Так, на комплименты в адрес успешной постановки его оперы «Укрощение строптивой» Шебалин, смущаясь и как бы оправдываясь, ответил: «Там... крепкое либретто».

Список его учеников (он преподавал также композицию в ЦМШ и в училище при Московской консерватории) внушителен не только своим числом, но и составом: Т. Хренников. А. Спадавеккиа, Т. Николаева, К. Хачатурян, А. Пахмутова, С. Слонимский, Б. Чайковский, С. Губайдулина, Э. Денисов, А. Николаев, Р. Леденев, Н. Каретников, В. Агафонников, В. Кучера (ЧССР), Л. Аустер, В. Энке (Эстония) и др. Всех их объединяет любовь и огромное уважение к учителю — человеку энциклопедических знаний и разносторонних способностей, для которого поистине не было ничего невозможного. Он блестяще знал поэзию и литературу, сам сочинял стихи, прекрасно разбирался в изобразительном искусстве, владел латинским, французским, немецким языками и пользовался собственными переводами (например, стихотворений Г. Гейне). Он общался и был дружен со многими выдающимися людьми своего времени: с В. Маяковским, Э. Багрицким, Н. Асеевым, М. Светловым, М. Булгаковым, А. Фадеевым, Вс. Мейерхольдом, О. Книппер-Чеховой, В. Станицыным, Н. Хмелевым, С. Эйзенштейном, Я. Протазановым и др.

Шебалин внес большой вклад в развитие традиций отечественной культуры. Детальное, скрупулезное изучение им произведений русских классиков позволило ему осуществить важную работу по восстановлению, завершению и редактированию многих произведений М. Глинки (Симфония на 2 русские темы, Септет, экзерсисы для голоса и др.), М. Мусоргского («Сорочинская ярмарка»), С. Гулака-Артемовского (II акт оперы «Запорожец за Дунаем»), П. Чайковского, С. Танеева.

Творческая и общественная работа композитора была отмечена высокими правительственными наградами. В 1948 г. Шебалин получил грамоту о присвоении ему звания народного артиста республики, и этот же год стал для него годом тяжких испытаний. В февральском Постановлении ЦК ВКП(б) «Об опере „Великая дружба“» В. Мурадели его творчество, как и творчество его товарищей и коллег — Шостаковича, Прокофьева, Мясковского, Хачатуряна, подверглось резкой и несправедливой критике. И хотя через 10 лет она была опровергнута, в то время Шебалин был отстранен от руководства консерваторией и даже от педагогической работы. Поддержка пришла из Института военных дирижеров, где Шебалин стал преподавать, а затем и руководить кафедрой теории музыки. Спустя 3 года по приглашению нового директора консерватории А. Свешникова он вернулся в состав профессуры консерватории. Однако незаслуженное обвинение и нанесенная рана отразились на состоянии здоровья: развивавшаяся гипертоническая болезнь привела к инсульту и параличу правой руки... Но он научился писать левой рукой. Композитор завершает ранее начатую оперу «Укрощение строптивой» — одно из лучших своих творений — и создает еще целый ряд замечательных произведений. Это — сонаты для скрипки, альта, виолончели с фортепиано, Восьмой и Девятый квартеты, а также великолепная Пятая симфония, музыка которой воистину являет собой «мощный и полный радости гимн жизни» и отличается не только особой лучезарностью, светом, созидательным, жизнеутверждающим началом, но и удивительной непринужденностью высказывания, той простотой и естественностью, которые бывают присущи только самым высоким образцам художественного творения.

Н. Симакова

реклама

вам может быть интересно

Сара Чанг Инструменталисты

Произведения

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

11.06.1902

Дата смерти

28.05.1963

Профессия

композитор, педагог

Страна

СССР

просмотры: 8685
добавлено: 04.12.2010



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть