Опера Моцарта «Похищение из сераля»

Die Entführung aus dem Serail

Опера в трех действиях Вольфганга Амадея Моцарта на либретто (по-немецки) Готлиба Стефани, основанное на пьесе Кристофа Фридриха Брецнера.

Действующие лица:

КОНСТАНЦА, испанская дама (сопрано)
БЛОНДХЕН, ее английская служанка (сопрано)
БЕЛЬМОНТ, испанский вельможа (тенор)
ПЕДРИЛЛО, его слуга (тенор)
СЕЛИМ, паша (разговорная роль)
ОСМИН, управитель загородного дворца паши (бас)

Время действия: XVI век.
Место действия: Турция.
Первое исполнение: Вена, «Бургтеатр», 16 июля 1782 года.

Вольфганг Амадей Моцарт (Wolfgang Amadeus Mozart)

Моцарт сочинял «Похищение из сераля» в один из самых счастливых периодов своей жизни. Ему едва исполнилось двадцать шесть лет, он без ума от Констанцы Вебер и намеревается жениться на ней, что и делает спустя три недели после премьеры оперы. К тому же его невесту звали так же, как героиню этой истории. Bсe эти радости - мне доставляет удовольствие так думать - нашли отражение в музыке оперы.

В сущности, это не столько опера, сколько то, что жители тогдашней Вены называли зингшпилем, то есть веселой пьесой с музыкой. Все действие находит выражение в разговорных диалогах, и персонажи начинают петь только для того, чтобы передать чувства, редко для развития действия. А один из главных героев - паша - и вовсе не поет, а только говорит.

Вена ХVIII века была совершенно помешана на всем турецком. Здесь бытовали турецкие костюмы, турецкие прически, рассказывались всевозможные турецкие истории и звучало много турецкой музыки, точнее той, что в Вене считали турецкой. Некоторые фортепиано того времени были оснащены всевозможными барабанчиками и колокольчиками, дабы на них можно было производить «турецкие эффекты». История создания «Похищения из сераля» и сама ее музыка - это часть этой туркомании. Мы ощущаем это в образе благородного паши, захватившего красивую молодую испанку Констанцу и ее служанку Блондхен (что значит «маленькая блондиночка»), а также Педрилло, слугу молодого испанского вельможи по имени Бельмонт, но не причинившего своим пленникам никакого зла.

УВЕРТЮРА

Увертюра, популярная оркестровая пьеса, часто звучащая в концертных залах, отражает бытовавшее тогда повальное увлечение всем турецким: в ней широко используются такие ударные инструменты, как треугольник, барабан, литавры. Живая по настроению, каковой и должна быть увертюра ко всякому зингшпилю, она содержит также и момент мягкой грусти, когда звучит — в минорной тональности — вступительная ария молодого героя (Бельмонта).

ДЕЙСТВИЕ I

Занавес поднимается, пока еще звучит увертюра, и на сцене мы видим Бельмонта, молодого испанского гранда, героя всей этой истории. Он достиг берега и причалил у стен приморского дворца паши. В данный момент он поет о том, Что надеется отыскать здесь Констанцу, захваченную турками («Hier soli ich dich denn sehen, Konstanze» — «Здесь я тебя увижу, Констанца»). Появляется неприятный старик по имени Осмин. Здесь, в саду, он собирает инжир, напевая песенку о ненадежности нежных сердец («Wer ein Liebschen hat gefunden» — «Коль верна тебе подруга»). Осмин служит у паши управляющим, и когда Бельмонт спрашивает у него о своем друге и слуге Педрилло, то получает очень нелюбезный ответ. Осмин, по-видимому, влюблен в Блондхен, но в нее влюблен также и Педрилло; девушка конечно же отдает предпочтение молодому испанцу. Когда Осмин удаляется в дом, выходит сам Педрилло и рассказывает своему прежнему хозяину, что ему удалось снискать расположение самого паши. Они тут же начинают обдумывать план похищения двух девушек.

Хор янычар приветствует пашу, подплывающего на ярко разукрашенном корабле к своему дворцу на берегу моря. Разворачивающаяся затем сцена между пашой и Констанцей дает нам понять, как развиваются события. Благородный турок любит Констанцу, но он никоим образом не принуждает ее — пока — к ответной любви. Она же любит своего прежнего возлюбленного, Бельмонта, и откровенно говорит об этом паше в блестящей колоратурной арии «Ach, ich liebte» («Я любила, не страдая»). Когда она уходит, Педрилло представляет паше Бельмонта как прибывшего только что зодчего. Паша — сама любезность, но, когда он удаляется, старый Осмин пытается преградить молодым друзьям путь во дворец. Звучит прелестный терцет — «Marsch, marsch, marsch» («Прочь!»). Двое молодых людей отталкивают Осмина и входят во дворец. Так заканчивается первое действие.

ДЕЙСТВИЕ II

До сих пор перед нами не предстала самая активная участница этой истории — Блондхен. Но вот сейчас, в начале второго действия, которое разворачивается в самом дворце, она всерьез отчитывает Осмина: английской девушкой никто не вправе командовать направо и налево, даже турок, говорит она; и прежде чем избавиться от него, она обещает выцарапать ему глаза и поколотить его. Это зрелище! Положение же Констанцы более трагично. Попытки Бельмонта спасти ее, как она думает, не удались, а паша теперь домогается ее любви прямо-таки завтра — мука совершенно невыносимая. Для нее это повод спеть арию неповиновения «Martern aller Arten» («Сердцу не преграда все мученья ада»). Далее следует сцена между маленькой Блондхен и Педрилло. Он сообщает своей девушке важные новости: конец их рабству близок — прибыл Бельмонт. Возлюбленный Констанцы здесь, во дворце; он принят пашой как зодчий. Кроме того, в бухте на якоре стоит его корабль, и в полночь все они устроят побег. Что касается этого вездесущего и крайне подозрительного Осмина, то его надо напоить хорошим снотворным.

В этот момент Педрилло выпадает хороший шанс. Входит Осмин, и Педрилло не долго приходится уговаривать его забыть о магометанском запрете на спиртное. Старик напивается, и Педрилло уводит его в дом отсыпаться. Действие завершается совершенно изумительным квартетом обеих пар влюбленных. Молодые испанцы поначалу немного сомневаются в верности им двух девушек, но те быстро убеждают их, и план побега в полночь принимается всеми.

ДЕЙСТВИЕ III

Сцена 1 начинается в полночь. Бельмонт и Педрилло у стен дворца. Они готовы похитить Констанцу и Блондхен самым что ни на есть романтическим образом — то есть с помощью лестниц и серенад. Начинают они вполне удачно, и Бельмонту удается скрыться с Констанцей. К сожалению, их побег оказался слишком шумным, и ревнивый Осмин очнулся от своего хмельного сна как раз вовремя, чтобы успеть схватить беглецов. Немедленно на ноги поднимают всю стражу, сюда зовут пашу. Виновников осуждают на немедленную и ужасную смерть. Однако есть еще время для любовного дуэта — прощания и выражения мужественной печали Бельмонта и Констанцы, а также для довольно злобной арии Осмина («О! wie will ich triumphieren» - «О, как Радоваться буду»).

Сцена 2. Действие переносится во дворец, и здесь наступает неожиданная развязка. Оказывается, отец Бельмонта был злейшим врагом паши и обошелся с ним в свое время крайне грубо. И вот теперь этот благородный турок желает преподать европейцам урок снисходительности и великодушия. Он прощает Бельмонта и вручает ему его возлюбленную Констанцу, а также прощает Педрилло и Блондхен, и это даже несмотря на протесты Осмина. Естественно, все, кроме Осмина, необычайно рады. И опера завершается концертным номером, в котором все объединяются в хвале паше.

Как видите, энтузиазм по отношению ко всему турецкому выразился даже в том, каким благородным выведен здесь магометанин паша. Вариации на эту тему можно найти и в другом месте этого сайта — в рассказе об «Обероне» Вебера.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Опера Моцарта «Похищение из Сераля»

«Мне кажется, что в опере поэзия безусловно должна быть послушной дочерью музыки. Почему итальянские комические оперы, как правило, всегда всем нравятся? и это при полной ничтожности текста?.. Да потому что в них надо всем господствует музыка и все прочее забывается. Еще больше должна нравиться опера с хорошо разработанным сюжетом и стихами, написанными специально для музыки. Ради того, чтобы угодить рифме, не следует вводить строки и целые строфы, которые портят весь замысел композитора, ничего не добавляя к нему, ведь, боже мой, в опере они решительно ничего не стоят. Музыка не может обойтись без стихов, но рифма ради рифмы — это вещь очень опасная... Поэты своим паясничанием напоминают мне ярмарочных трубачей. Если бы мы, композиторы, захотели всегда верно следовать только нашим правилам (которые в ту пору, когда ничего лучшего еще не знали, были превосходны), наша музыка ничего бы не стоила, так же как и их либретто, если они не подходят для музыки». Так Моцарт писал отцу в октябре 1781 года во время сочинения «Похищения из сераля», о котором он не преминет говорить подробно, вероятно, сознавая, что речь идет о его первом крупном произведении для театра, произведении в жанре, наиболее соответствующем его гению.

Следует привести некоторые отрывки из этого письма, так мило характеризующие чистую и изящную натуру Моцарта. Образ Осмина выписан с особой тщательностью: его гнев «достигает комического эффекта благодаря кстати звучащей турецкой музыке. В его арии я выделил красивые глубокие тоны баса. Ария „Клянусь бородой пророка" имеет, правда, тот же темп, но более мелкие длительности, и поскольку его гнев все возрастает, я подумал, что в конце арии следует дать Allegro assai в другом размере ради большего эффекта.

К тому же тот, кто охвачен столь сильным гневом, нарушает всякую меру, порядок и границы; он больше не помнит себя, и так же не обязана помнить о себе и музыка. Но поскольку даже очень сильные страсти не должны вызывать отвращения, постольку и музыка, даже в самые ужасные моменты, не должна оскорблять слуха, но обязана всегда доставлять удовольствие и оставаться музыкой...» Однако этот принцип меры и гармонии, в свою очередь, не должен уменьшать силу экспрессии, но по возможности увеличивать ее: «Вы знаете, что представляет собой ария Бельмонта в ля мажоре „О, как робко, о, как страстно": скрипки в октаву передают биение сердца. Это любимая ария всех, кто ее слышал, и моя тоже... В crescendo звучат страх, сомнения, тревога, но слышатся также шепот, вздохи, передаваемые первыми скрипками с сурдинами и флейтой в унисон... А вот терцет, то есть финал первого действия... Интродукция очень короткая, и, поскольку текст это позволял, я написал ее довольно хорошо для трех голосов; затем начинается мажор pianissimo, это должно идти очень быстро; заключительная часть очень шумная, и в ней есть все, что надо для завершения первого действия: чем больше шума, тем лучше — разгоряченная публика громче аплодирует. Увертюра очень короткая, в ней все время чередуются forte и piano: когда forte, всегда звучит турецкая музыка, бесконечно модулирует, и думаю, что здесь не уснет даже тот, кто не спал всю ночь».

Моцарт сообщает и о постановке, и одно из этих сообщений, довольно известное, следует привести: «Вчера была с большим успехом в третий раз поставлена моя опера... и театр, несмотря на жару [августовскую] , был набит до отказа. В будущую пятницу она должна быть снова поставлена; публика сходит с ума по этой опере. Неплохо иметь такой успех!»

Либретто написано для зингшпиля, и его турецкий колорит отвечает моде, которую распространили «Персидские письма» Монтескье. Сюжет почерпнут в пьесе X. Ф. Брецнера «Бельмонт и Констанца», поставленной в 1781 году, и в результате работы Моцарта и Стефани литературный текст стал довольно сильно отличаться от текста Брецнера, который яростно протестовал в газетах против того, что он считал плагиатом, хотя его не было. Но оперу принимали с таким восторгом, что голос Брецнера потонул в нем, вызвав лишь смех. Конечно, изобретательность композитора делает оперу непохожей на обычный зингшпиль: она включает разнородные формы, отличаясь богатством, неизвестным этому скорее простонародному жанру. Отделанная в каждой детали партитура являет собой блистательный образец звуковых возможностей и сценических положений, от карикатурных до полных драматизма, достигая то пафоса оперы-сериа, то лукавства неаполитанской оперы-буффа, то яркого экзотического колорита, великолепно введенного в границы среднеевропейской культуры. Картина сераля отличается глянцем и прозрачностью фарфора и вместе с тем пышет жаром, словно проникнутая любовным пламенем; грузные и серебристые тембры, шум и звон восточного мира «Тысячи и одной ночи» постоянно возбуждают наше любопытство. Комическая жилка и тонкое лукавство Блондхен и Осмина (грубого и смешного персонажа) прекрасно развлекают, тогда как в образе Селима серьезное и шутовское уравновешены. Селим не поет, но лишь говорит, в согласии со здравым смыслом, будучи чужд вокальных порывов. Разум и здравый смысл отвергают пылкость предромантической музыки?

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


История создания

За пять лет до начала работы над «Похищением из сераля» Моцарт мечтал о национальном австрийском музыкальном театре, который смог бы противостоять засилью итальянской оперы в Вене.

Эту мечту он осуществил. «Похищение из сераля» — первая национальная опера не только по замыслу своему, но и по языку. Об этом произведении, написанном в традициях зингшпиля, Гете сказал, что оно затмит собой все остальное в этом жанре. Действительно, исследователи усматривают его влияние в бетховенском «Фиделио», в «Волшебном стрелке» и «Обероне» Вебера, в операх Вагнера и других немецких и австрийских композиторов XIX века. Ныне «Похищение из сераля» остается в мировом репертуаре старейшей оперой на немецком языке.

Либретто оперы, принадлежащее венскому оперному инспектору Готлибу Стефани (1741—1800), основывалось на комедии лейпцигского купца и литератора Кристофа Бретцнера (1781). Ее сюжет пользовался успехом; до 1790 года в Вене, кроме Моцарта, на этот сюжет написали зингшпили еще три композитора (Андре, Диттерсдорф, Кнехт). Для Моцарта же он послужил лишь отправным пунктом. По указаниям композитора в пьесу были внесены многочисленные изменения, настолько значительные, что Бретцнер дважды протестовал в газетах против ее якобы искажения.

Решительно изменился образ Селима; небольшая по объему, его роль приобрела важный идейный смысл. У Бретцнера Селим узнает в Бельмонте своего пропавшего сына и отпускает пленников на свободу. У Моцарта магометанин, «дикарь», дитя природы дает христианам урок высокой морали: он отпускает на волю сына своего кровного врага, говоря о радости платить благодеянием за причиненное зло. Такой поступок был совершенно в духе просветительской философии и идеалов Руссо.

Традиционно условные образы остальных героев Моцарт наделил живыми человеческими индивидуальностями, выступившими особенно рельефно в многочисленных контрастных противопоставлениях. Известную роль здесь сыграли автобиографические обстоятельства. Работа над оперой совпала с женитьбой композитора на Констанце Вебер. В течение двух лет он боролся с недоброжелательством родителей невесты и противодействием своего отца. Препятствия были преодолены одним ударом: Моцарт похитил Констанцу из отчего дома. Не только эта ситуация, но и разлитое в музыке поэтическое чувство нежной влюбленности, и самые образы главных действующих лиц вносят в оперу автобиографические штрихи: в преданном Бельмонте Моцарт запечатлел собственное чувство, а в обеих героинях, в лирическом и комедийном плане, воссоздал черты характера своей невесты.

Первое представление оперы под названием «Бельмонт и Констанца» состоялось 12 июля 1782 года под управлением автора на сцене венского Национального театра. Ее триумфальный успех отметил рождение австро-немецкой оперы. По настоянию Глюка спектакль был вскоре повторен, а в следующем году опера была поставлена на родине Глюка, в Праге, где вызвала всеобщий энтузиазм. Мелодии Моцарта распевались в Чехии с новыми словами как народные песни.

Музыка

В соответствии с традициями зингшпиля, «Похищение из сераля» включает, наряду с музыкальными номерами, развернутые разговорные сцены. Сохранив задушевность и простоту высказывания, характерные для песенных форм этого жанра, Моцарт широко раздвинул его рамки. Его герои произносят обширные патетические монологи, считавшиеся уместными лишь в героических операх. Диалоги вырастают в большие, полные движения и эмоциональных контрастов сцены, объединяемые музыкой. Наряду с мелодикой австрийской и немецкой народной песни звучит буффонная скороговорка, виртуозные рулады сочетаются с выразительным, интонационно правдивым речитативом.

Большая увертюра — единственный развернутый симфонический эпизод оперы — своей стремительностью, блеском, остроумием предвосхищает атмосферу действия. В оркестре использованы такие «экзотические» по тому времени инструменты, как треугольник, барабан, флейта-пикколо, литавры. Они используются для воспроизведения «янычарского» (то есть турецкого) колорита в музыке. В среднем разделе меланхолически звучит мелодия первой арии Бельмонта, к которой прямо подводит заключение увертюры.

В первом акте музыкальные характеристики действующих лиц даны в остро контрастных сопоставлениях. Лирическая ария Бельмонта «Здесь встречусь я с тобой, Констанца», выдержанная в движении менуэта, мелодической свободой, живостью речевых интонаций напоминает взволнованную речь. Ей контрастирует многоплановая характеристика Осмина в следующей сцене: сентиментальная песенка «Кто нашел себе голубку», исполняемая басом, вносит мягкий комический штрих; спор Бельмонта и Осмина решен в плане типично комедийного дуэта-перебранки; после ухода Бельмонта ярость Осмина выливается в арии, остроумно пародирующей традиционные «арии мести», с упорными повторениями одних и тех же звуков, злобными выкриками и руладами. Следующий за разговорной сценой (Бельмонт и Педрилло) музыкальный эпизод также содержит рельефный контраст. Ария Бельмонта «Констанца», напоминающая прерывистую взволнованную речь, сменяется маршеобразным хором янычар. Затем музыка возвращается в лирическую сферу; ария Констанцы «Я любила, знала счастье» соединяет в себе гибкий мелодизированный речитатив и виртуозные пассажи, песенную задушевность и патетику. Заключает первый акт большой комедийный терцет; воинственная фанфарная тема Осмина пародируется Бельмонтом и Педрилло, в оркестре господствует легкое, стремительное движение.

Второй акт начинается комедийной сценой: лукавая, грациозная речь Блондхен (ария «Лишь нежностью и лаской») в дуэте с Осмином становится дерзкой и язвительной. Шутливо иронический характер этой сцены подчеркивает драматизм следующей; большой лирический монолог Констанцы «Ах! Для меня нет счастья больше», искренний и поэтичный, переходит (после объяснения с Селимом) в героическую бравурную арию, которая своим условным пафосом несколько противоречит образу Констанцы (по собственному признанию, композитор пожертвовал здесь выразительностью в пользу «подвижного горла» Катерины Кавальери, первой исполнительницы роли Констанцы). Радостно простодушная ария Блондхен «Как прекрасна жизнь моя» и оживленная мужественная ария Педрилло «Готов к борьбе я» дорисовывают комическую пару любовников. Один из самых ярких и сценичных номеров оперы — остроумный дуэт Педрилло и Осмина с забавными перекличками голосов и упрямыми повторениями плясовой мелодии на слова «Виват, Бахус!». Завершается второй акт нежно взволнованной арией Бельмонта и радостным квартетом, в котором полифонически объединяются мелодии лирических и комедийных героев.

В начале третьего акта обращают на себя внимание поэтичная романтически таинственная серенада Педрилло «Молилась девушка в плену», обрываемая настороженными паузами, бравурная ария злорадствующего Осмина «О, как радоваться буду». Ей противостоит полный благородства и мужественной печали дуэт Бельмонта и Констанцы. Оперу завершает большой квинтет, прославляющий устами Селима верность и великодушие, его поддерживает хор янычар.

М. Друскин


Эта опера принесла композитору славу, став значительной вехой в его творческом пути. Она занимает также выдающееся место в истории развития зингшпиля. На премьере в партии Констанцы блистала знаменитая певица тех лет К. Кавальери (1760—1801). Особенно ей удалась знаменитая ария из 2 д. «Martern aller Arten».

Первая русская постановка состоялась в 1816 году (Петербург). Среди современных постановок отметим работу реж. Поннеля в Цюрихе (1985), а также постановку Купфера в музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко (1984).

Дискография: CD — Decca. Дир. Шолти, Констанца (Груберова), Бельмонт (Винберг), Блондхен (Баттл), Педрилло (Зедник), Осмин (Тальвела) — Philips. Дир. Дейвис, Констанца (Эда-Пьер), Бельмонт (С. Берроуз), Блондхен (Н. Берроуз), Педрилло (Тир), Осмин (Ллойд).

Е. Цодоков

реклама

вам может быть интересно

Шуберт. Симфония No. 9 Симфонические

Публикации

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Вольфганг Амадей Моцарт

Дата премьеры

16.07.1782

Жанр

оперы

Страна

Австрия

просмотры: 23012
добавлено: 12.01.2011



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть