Пьер Роде

Pierre Rode

Пьер Роде / Pierre Rode

На рубеже XVIII—XIX веков во Франции, переживавшей эпоху бурных общественных потрясений, сформировалась за­ мечательная школа скрипачей, получившая всемирное призна­ние. Ее блестящими представителями были Пьер Роде, Пьер Байо и Родольф Крейцер.

Скрипачи разной художественной индивидуальности, они имели много общего в эстетических позициях, что позволило историкам объединить их под титлом классической француз­ской скрипичной школы. Воспитанные в атмосфере предре­волюционной Франции, они начинали свой путь с преклоне­ния перед энциклопедистами, философией Жан-Жака Руссо, а в музыке являлись страстными приверженцами Виотти, в благородно сдержанной и одновременно ораторски патетич­ной игре которого видели образец классического стиля в ис­полнительском искусстве. Они ощущали Виотти как своего духовного отца и учителя, хотя только Роде был его непо­средственным учеником.

Все это объединяло их с наиболее демократическим кры­лом деятелей французской культуры. Воздействие идей энци­клопедистов, идей революции ясно ощутимо в разработанной Байо, Роде и Крейцером «Методике Парижской консервато­рии», «в которой музыкально-педагогическая мысль восприни­мает и преломляет... мировоззрение идеологов молодой фран­цузской буржуазии».

Однако демократизм их ограничивался преимущественно сферой эстетики, областью искусства, политически они были достаточно индифферентны. Того пламенного воодушевления идеями революции, которое отличало Госсека, Керубини, Далейрака, Бертона у них не было, а потому они и смогли удержаться в центре музыкальной жизни Франции при всех общественных переменах. Естественно, что и эстетика их не оставалась неизменной. Переход от революции 1789 года к империи Наполеона, реставрации династии Бурбонов и, наконец, к буржуазной монархии Луи-Филиппа соответственно изме­няли дух французской культуры, к чему ее деятели не могли оставаться безучастными. Музыкальное искусство тех лет эво­люционировало от классицизма к «ампиру» и далее — к ро­мантизму. Прежние героико-гражданственные тираноборче­ские мотивы в эпоху Наполеона вытеснялись пышной рито­ричностью и парадным блеском «ампира», внутренне холодного и рационалистического, а классицистские традиции приобре­тали характер добротной академичности. В рамках ее и за­канчивают свое художественное поприще Байо и Крейцер.

В целом они остаются верны классицизму, причем именно в его академизированной форме, и чужды нарождавшемуся романтическому направлению. Среди них один Роде сопри­ коснулся с романтизмом сентименталистско-лирическими сто­ронами своей музыки. Но все же по характеру лирики он ос­тавался скорее последователем Руссо, Мегюля, Гретри и Виотти, чем провозвестником новой романтической чувствительности. Ведь не случайно, когда наступил расцвет романтизма, произ­ведения Роде утратили популярность. Романтики не ощутили в них созвучия своему строю чувств. Подобно Байо и Крей­церу, Роде всецело принадлежал эпохе классицизма, опреде­лившего его художественно-эстетические принципы.

Роде родился в Бордо 16 февраля 1774 года. С шестилет­него возраста он начал учиться игре на скрипке у Андре Жо­зефа Фовеля (старшего). Был ли Фовель хорошим педагогом, трудно сказать. Быстрое угасание Роде как исполнителя, став­шее трагедией его жизни, быть может, причиной своей имело уроны, нанесенные его технике начальным преподаванием. Так или иначе, но обеспечить Роде долгую исполнительскую жизнь Фовель не смог.

В 1788 году Роде направляется в Париж, где играет один из концертов Виотти знаменитому в то время скрипачу Пунто. Пораженный дарованием мальчика, Пунто ведет его к Виотти, который берет Роде к себе в ученики. Два года длятся их занятия. Роде делает головокружительные успехи. В 1790 году Виотти впервые выпускает своего ученика в открытом кон­церте. Дебют состоялся в Театре брата Короля в антракте оперного спектакля. Роде играл Тринадцатый концерт Виотти, и его горячее, блистательное исполнение покорило слушателей. Мальчику всего 16 лет, но, по общему признанию, он лучший после Виотти скрипач Франции.

В том же году Роде начинает работать в превосходном оркестре театра Фейдо в качестве концертмейстера вторых скрипок. Параллельно развертывается его концертная деятель­ ность: на пасхальной неделе 1790 года он осуществляет гран­диозный по тем временам цикл, сыграв подряд 5 концертов Виотти (Третий, Тринадцатый, Четырнадцатый, Семнадцатый, Восемнадцатый).

Все грозные годы революции Роде проводит в Париже, играя в театре Фейдо. Лишь в 1794 году он предпринимает первую концертную поездку вместе со знаменитым певцом Гаратом. Они направляются в Германию и выступают в Гам­ бурге, Берлине. Успех Роде исключителен, «Берлинская музы­кальная газета» с восторгом писала: «Искусство его игры оправдало все ожидания. Все, кто слыхал его знаменитого учи­теля Виотти, единогласно утверждают, что Роде вполне овла­дел прекрасной манерой учителя, придав ей еще более мяг­кости и нежного чувства».

Рецензия подчеркивает лирическую сторону стиля Роде. Это качество его игры неизменно акцентируется в суждениях современников. «Прелесть, чистота, изящество» — такими эпи­тетами награждает исполнение Роде его друг Пьер Байо. Но тем самым стиль игры Роде, видимо, заметно отличался от стиля Виотти, ибо в ней отсутствовали героико-патетические, «ораторские» качества. Судя по всему, Роде увлекал слуша­телей гармоничностью, классицистской ясностью и лиризмом, а не патетической приподнятостью, мужественной силой, от­личавших Виотти.

Несмотря на успех, Роде жаждет вернуться на родину. Прекратив концерты, он отправляется в Бордо морем, так как проезд по суше рискован. Однако в Бордо попасть ему не удается. Разыгравшаяся буря прибивает корабль, на котором он совершает путешествие, к берегам Англии. Нисколько не обескураженный. Роде устремляется в Лондон, чтобы пови­даться с живущим там Виотти. Одновременно он хочет вы­ступить перед лондонской публикой, но, увы, к французам в английской столице относятся весьма настороженно, подо­зревая каждого в якобинских настроениях. Роде вынужден ограничиться участием в благотворительном концерте в пользу вдов и сирот и с тем покидает Лондон. Во Францию путь за­крыт; скрипач возвращается в Гамбург и уже отсюда через Голландию пробирается на родину.

В Париж Роде прибыл в 1795 году. Именно в эту пору Саррет добивается от Конвента закона об открытии консерва­тории — первого в мире национального института, где музы­кальное образование становится общественным делом. Под сенью консерватории Саррет собирает все лучшие музыкальные силы, бывшие тогда в Париже. Приглашение получают Катель, Далейрак, Керубини, виолончелист Бернард Ромберг, а из скрипачей — престарелый Гавинье и молодые Байо, Роде, Крейцер. Обстановка в консерватории творческая, энтузиасти­ческая. И непонятно почему, пробыв в Париже сравнительно недолго. Роде бросает все и уезжает в Испанию.

Его жизнь в Мадриде примечательна завязавшейся боль­шой дружбой с Боккерини. Великий артист не чает души в молодом горячем французе. Пылкий Роде любит сочинять музыку, но плохо владеет инструментовкой. Боккерини охотно выполняет за него эту работу. Его рука ясно чувствуется в изяществе, легкости, грации оркестровых аккомпанементов ряда концертов Роде, в том числе известного Шестого кон­церта.

В Париж Роде вернулся в 1800 году. За время его отсут­ствия во французской столице произошли важные политиче­ ские перемены. Первым консулом французской республики стал генерал Бонапарт. Новый властитель, постепенно отбра­сывая республиканскую скромность и демократизм, стремился «обставить» свой «двор». При его «дворе» организуются ин­струментальная капелла и оркестр, куда Роде приглашен со­листом. Радушно открывает перед ним двери и Парижская консерватория, где предпринимается попытка создать школы методики по основным отраслям музыкального образования. Скрипичную школу-методику пишут Байо, Роде и Крейцер. В 1802 году эта Школа (Methode du violon) выходит в свет и получает международное признание. Однако Роде принимал в ее создании не столь уж большое участие; главным авто­ром был Байо.

Помимо консерватории и капеллы Бонапарта, Роде еще и солист парижской Гранд-Опера. В этот период он любимец публики, находится в зените славы и пользуется непререкае­мым авторитетом первого скрипача Франции. И все же вновь неугомонная натура не позволяет ему оставаться на месте. Соблазненный своим другом, композитором Буальдьё, в 1803 году Роде уезжает в Петербург.

Успех Роде в русской столице поистине фееричен. Пред­ставленный Александру I, он назначается солистом двора, с неслыханным окладом в 5000 рублей серебром в год. Он на­расхват. Петербургское высшее общество наперебой старается заполучить Роде к себе в салоны; он выступает с сольными концертами, играет в квартетах, ансамблях, солирует в императорской опере; его сочинения входят в быт, его музыкой восхищаются любители.

В 1804 году Роде выезжает в Москву, где дает концерт, о чем свидетельствует объявление в «Московских ведомостях»: «г. Роде, первый скрипач его императорского величества, имеет честь уведомить почтеннейпхую публику, что он даст 10 апреля, в воскресенье, в свою пользу концерт в большом зале Петровского театра, в котором он будет играть разные пиесы своего сочинения». В Москве Роде задержался, видимо, на порядочное время. Так, в «Записках» С. П. Жихарева читаем, что в салоне известного московского любителя музыки В. А. Всеволожского в 1804—1805 годах существовал квартет, в котором «в прошедшем году первую скрипку держал Роде, а в нынешнем будет играть приму Бальо, альта Френцель и на виолончели по-прежнему Ламар». Правда, сведения, со­общаемые Жихаревым, не точны. Ж. Ламар в 1804 году никак не мог играть в квартете с Роде, потому что прибыл в Москву лишь в ноябре 1805 года вместе с Байо.

Из Москвы Роде снова направился в Петербург, где и ос­тавался до 1808 года. В 1808 году, несмотря на все внимание, которым он был окружен, Роде вынужден выехать на родину: его здоровье не выдержало сурового северного климата. Про­ездом он вновь посетил Москву, где встретился с жившими там с 1805 года давними парижскими друзьями — скрипачом Байо и виолончелистом Ламаром. В Москве он дал прощальный концерт. «Г-н. Роде, первый скрипач Каммеры его величества им­ператора Всероссийского, проезжая через Москву за границу, в воскресенье, 23 февраля, будет иметь честь дать концерт для своего бенефиса в зале Танцевального клуба. Содержание концерта: 1. Симфония г. Моцарта; 2. Г-н. Роде будет играть концерт своего сочинения; 3. Огромный увертюр, соч. г. Керубини; 4. Г-н. Зун будет играть концерт на флейте, соч. капельмейстера г. Миллера; 5. Г-н. Роде бу­дет играть концерт своей композиции, поднесенный его вели­честву императору Александру Павловичу. Рондо по большей части взято из многих русских песен; 6. Финал. Цена 5 рублей каждому билету, кои можно получать от самого г. Роде, живущего на Тверской, в доме г-на Салты­кова у мадам Шию, и от эконома Танцевальной академии».

Этим концертом Роде распрощался с Россией. Прибыв в Париж, он вскоре выступил с концертом в зале театра «Одеон». Однако игра его не вызвала прежнего энту­зиазма слушателей. В «Немецкой музыкальной газете» появи­лась удручающая рецензия: «Роде по возвращении из России хотел вознаградить своих соотечественников за то, что столь долгое время лишал их удовольствия насладиться его пре­красным талантом. Но в этот раз ему уже не посчастливи­лось. Выбор концерта для исполнения был сделан им весьма неудачно. Он его написал в С.-Петербурге, и, кажется, холод России остался не без влияния на эту композицию. Роде про­извел слишком незначительное впечатление. Талант его, со­вершенно законченный в своем развитии, оставляет все-таки желать много в отношении огня и внутренней жизни. Осо­бенно же повредило Роде то, что перед ним мы слышали Лафона. Это теперь один из любимейших скрипачей здесь».

Правда, в отзыве еще не говорится об упадке техниче­ского мастерства Роде. Рецензента не удовлетворили выбор «слишком холодного» концерта и недостаточность огня в ис­полнительстве артиста. Видимо, главное заключалось в изменившихся вкусах парижан. «Классический» стиль Роде пере­стал отвечать запросам публики. Гораздо больше ей теперь импонировала изящная виртуозность молодого Лафона. Уже давала о себе знать тенденция увлечения инструментальной виртуозностью, которая вскоре станет характернейшей при­метой грядущей эпохи романтизма.

Неуспех концерта сразил Роде. Возможно, именно это вы­ ступление нанесло ему непоправимую психическую травму, от которой он так и не оправился до конца жизни. От былой общительности Роде не осталось и следа. Он замыкается в себе и до 1811 года прекращает публичные выступления. Лишь в домашнем кругу с давними друзьями — Пьером Байо и вио­лончелистом Ламаром — он музицирует, играя квартеты. Од­нако в 1811 году решает возобновить концертную деятельность. Но только не в Париже. Нет! Он едет в Австрию и Германию. Концерты проходят мучительно. Роде потерял уверенность: он играет нервозно, у него развивается «боязнь эстрады». Ус­лышав его в Вене в 1813 году, Шпор пишет: «Я ожидал почти с лихорадочной дрожью начала игры Роде, которую за десять лет до того считал величайшим образцом для себя. Однако после первого же соло мне показалось, что Роде сде­лал за это время шаг назад. Я нашел его игру холодной и манерной; ему недоставало прежней смелости в трудных местах, и я почувствовал себя неудовлетворенным и после Cantabile. При исполнении же вариаций E-dur, которые я де­сять лет назад у него слышал, я окончательно убедился, что он потерял много в технической верности, т. к. он не только упрощал трудные места, но даже более легкие исполнял трусливо и неверно».

По свидетельству французского музыковеда-историка Фетиса, в Вене Роде встретился с Бетховеном, и Бетховен на­писал для него Романс (F-dur, op. 50) для скрипки с оркест­ром, «то есть тот Романс,— добавляет Фетис,— который затем с таким успехом исполнял Пьер Байо в консерваторских концертах». Однако Риман, а вслед за ним и Базилевский ос­паривают этот факт.

Гастрольное турне Роде закончил в Берлине, где пробыл до 1814 года. Его задержали здесь личные дела — женитьба на молодой итальянке.

Вернувшись во Францию, Роде поселился в Бордо. После­дующие годы не дают исследователю никакого биографиче­ского материала. Роде нигде не выступает, но, по всей веро­ятности, напряженно работает, чтобы восстановить утрачен­ное мастерство. И вот в 1828 году новая попытка предстать перед публикой — концерт в Париже.

Это был полный провал. Роде его не перенес. Он заболел и после двухлетней мучительной болезни, 25 ноября 1830 года, скончался в местечке Шато де Бурбон близ Дамазона. Роде в полной мере испил горькую чашу художника у которого судьба отняла самое дорогое в жизни — искусство. И все же, несмотря на слишком короткий период творческого расцвета, его исполнительская деятельность оставила глубокий след во французском и мировом музыкальном искусстве. Популярен он был и как композитор, хотя его возможности в этом отношении были ограничены.

В его творческом наследии 13 скрипичных концертов, смычковые квартеты, скрипичные дуэты, множество вариаций на различные темы и 24 каприса для скрипки соло. Произведения Роде до середины XIX века пользовались повсеместным успехом. Надо заметить, что Паганини написал известный Ре-мажорный концерт по плану Первого концерта для скрипки Роде. От Роде во многом шел Людвиг Шпор, создавая свои концерты. Сам Роде в концертном жанре сле­довал за Виотти, творчество которого было для него приме­ром. Концерты Роде повторяют не только форму, но и общую планировку, даже интонационный строй произведений Виотти, отличаясь лишь большим лиризмом. Лиризм их «простых, не­винных, но полных чувства мелодий» отметил еще Одоевский. Лирическая кантилена сочинений Роде столь привле­кала, что его вариации (G-dur) включали в репертуар выда­ющиеся вокалистки той эпохи Каталани, Зонтаг, Виардо. В первый приезд Вьетана в Россию в 1838 году, в про­ грамме его первого концерта 15 марта вариации Роде пела Гофман.

Произведения Роде в России пользовались большой лю­бовью. Их исполняли почти все скрипачи, профессионалы и дилетанты; они проникли и в русскую провинцию. В ар­хиве Веневитиновых сохранились программы домашних кон­цертов, проводившихся в имении Виельгорских «Луизино». На этих вечерах скрипачи Теплов (помещик, сосед Виельгор­ских) и крепостной Антуан исполняли концерты Л. Маурера, П. Роде (Восьмой), Р. Крейцера (Девятнадцатый).

К 40-м годам XIX века сочинения Роде стали постепенно исчезать из концертного репертуара. Лишь три или четыре концерта сохранились в учебной практике скрипачей школь­ного периода обучения, да 24 каприса считаются и в наши дни классическим циклом этюдного жанра.

Л. Раабен

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата рождения

16.02.1774

Дата смерти

25.11.1830

Профессия

композитор, инструменталист

Страна

Франция

просмотры: 350
добавлено: 27.09.2017



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть