Балет Эйфмана «Красная Жизель»

Red Giselle

Балет Эйфмана «Красная Жизель». Фото Евгения Матвеева

Балет в двух актах на музыку П. Чайковского, А. Шнитке, Ж. Бизе. Балетмейстер и сценарист Б. Эйфман, художник В. Окунев.

Премьера состоялась 28 января 1997 года в Санкт-Петербургском театре балета под руководством Бориса Эйфмана.

Сюжет

1. Революционный Петроград. В балетном классе бывшего императорского театра идет урок классического танца. Строгий и придирчивый Учитель среди всех танцовщиц выделяет ту, чей совершенный танец и чуть загадочный облик воплощает его идеал прекрасного.

Сверкающий позолотой зрительный зал. Выступление Балерины вызывает всеобщий восторг. Среди поклонников и представителей новой власти — Чекист. Не только прекрасным искусством влечет его Балерина. Грубый напор, властные объятия Чекиста подавляют ее волю.

Чекист вводит Балерину в свой, неведомый ей мир, где дикий разгул революционной толпы превращается в безумный праздник уничтожения. И царит на этом празднике она сама, забыв на миг заветы Учителя. Однако заложенные им духовные ценности оказываются сильнее дурмана разрушения. Балерина возвращается в балетный класс к Учителю.

В стенах театра новая власть, жестокая и агрессивная, подавляющая все на своем пути. Белые балерины должны стать послушным орудием неправедной красной идеи. Учитель в отчаянии. Происходящее невыносимо, но он не может что-либо изменить.

Сложные отношения связывают Балерину и Чекиста. Здесь влечение и неприятие, страсть и непонимание. Чекист позволяет Балерине присоединиться к эмигрантам, навсегда покидающим Россию.

Балет Эйфмана «Красная Жизель». Фото Евгения Матвеева

2. Балетный класс парижской Гранд-Опера. Известный танцовщик и хореограф ведет репетицию. Предлагаемая им танцевальная пластика непривычна для Балерины, но вдохновенный талант творца увлекает ее. Танцовщик становится Партнером, обоих ждет триумфальный успех.

Зародившееся чувство к Партнеру не встречает взаимности. Безответная любовь, одиночество в чужом мире все больше обостряют признаки душевного надлома.

Балерина пытается забыться в атмосфере веселящегося Парижа. Но призраки прошлого преследуют ее и здесь. Не дают покоя красные отблески революции, кошмарным наваждением является Чекист.

Не приносит забвения даже любимая роль Жизели, в которой Балерина неизменно потрясала зрителей, завоевала мировую славу. Участь Жизели уготована ей самой — предательство возлюбленного, сумасшествие. Зеркала преломляют больное сознание великой Балерины. И безумие видится спасением, уходом в мерцающий мир «той стороны зеркального стекла».

Балет Эйфмана «Красная Жизель». Фото Евгения Матвеева

В спектакле была использована музыка Чайковского (IV часть серенады для струнного оркестра до мажор, симфоническая фантазия к драме У. Шекспира «Буря», симфония «Манфред», элегия памяти Самарина, симфоническая фантазия по Данте «Франческа да Римини»), Альфреда Шнитке («Ритуал» для большого симфонического оркестра, Concerto grosso № 2 для скрипки и виолончели с оркестром, «Гоголь-сюита», Концерт для альта с оркестром, «Не сон в летнюю ночь»), Жоржа Бизе («Арлезианка»), а также финал балета «Жизель» (Адольф Адан — Борис Асафьев). Во втором акте звучали чарльстоны: "Yes, Sir, that's my Baby" (Walter Donaldson), "Golden Nugget" (Horst Aekermann), "Lady in Red" (Bert Loska — Stefan Laube). Вся эта композиция, сотканная из, казалось бы, разношерстных элементов, служит превосходным эмоциональным фоном балета.

Постановщик балета Борис Эйфман так рассказывает о рождении идеи его создания: «Наш спектакль посвящен Ольге Спесивцевой, одной из величайших балерин XX века. Я был потрясен, узнав детали ее жизни: уникальная актриса, обласканная славой, боготворимая поклонниками и критиками, двадцать лет провела в клинике для душевнобольных под Нью-Йорком, оказавшись абсолютно одинокой и бесправной! И те трагические эмоции, что я испытал, стали импульсом для создания спектакля. Это не иллюстрация биографии Спесивцевой, а попытка обобщить ее судьбу и судьбы многих талантов, вынужденных покинуть Россию, переживших трагический исход. Спесивцева была гениальной Жизелью. Балерина настолько глубоко погрузилась в мир своей героини, что ей уже не хватило сил вернуться обратно, в реальную жизнь: судьба Жизели стала и ее судьбой. Но роковую роль в жизни Спесивцевой сыграло и то, что, будучи прима-балериной, она оказалась вовлечена в кровавые события революционного Петрограда, и этот красный знак, как знак судьбы, преследовал и мучил ее. Эмиграция принесла не только разочарования — как творческие, так и личные, но и наполнила ее жизнь еще большими трагедиями, что привело, в конечном счете, к катастрофе. Создавая этот спектакль, мы хотели, чтобы балетный театр отдал дань памяти Ольге Спесивцевой — великой балерине с трагической судьбой».

«Красная Жизель». Фото Евгения Матвеева

На премьерных спектаклях главные партии исполнили Елена Кузьмина и Вера Арбузова (Балерина), Алексей Уткин и Александр Рачинский (Учитель), Альберт Галичанин и Борис Хвойницкий (Чекист), Игорь Марков и Юрий Ананян (Партнер). Художник Владислав Окунев сделал лаконичное, но образное оформление спектакля, включая изысканные интерьеры Мариинского театра и Гранд-Опера, шикарного ресторана, балетного класса и ирреально-зеркальный мир безумия.

Не стоит искать в балете слишком прямых аналогий: судьба Спесивцевой во многом схожа с судьбами многих деятелей балетного театра, вынужденных в «красные годы» революции покинуть Петроград и искать места под солнцем в иных странах. Эйфман не дает своим героям имен и фамилий, а называет их: Балерина, Учитель, Партнер, Чекист, словно подчеркивая этим общность судеб многих людей того поколения. Зритель волен, конечно, увидеть за этими нарицательными существительными имена собственные — Ольги Спесивцевой, философа и балетного критика Акима Волынского, танцовщика и хореографа Сергея Лифаря и Бориса Каплуна, члена коллегии отдела Управления Петросовета в начале 20-х годов. Но общность многих судеб — разбитых и искалеченных — превалирует в спектакле. Частности, как бы утверждает хореограф, — это лишь отдаленные росчерки «красного времени» на потемневшем зеркале балетного зала: у одних жизнь сложилась так, у других — иначе, но у всех она дала трещину.

«Красная Жизель». Фото Евгения Матвеева

В «Красной Жизели» нет бытописательства. Здесь — жесткий отбор средств и эмоций, строгая дисциплина чувств, никакой сентиментальности, рассчитанной на то, чтобы растрогать зрителя. Спектакль, отлично выстроенный и срежиссированный, полон метафор, питающих непрестанный интерес к героям хореографического действия. Метафоричны дуэты Балерины и Учителя, где в каждой академической позе дышит импровизационный дух, а академическая выучка звучит ликованием свободных импровизаций. И через мгновение иной Дуэт — Чекиста и Балерины, где исчезает гармония, а пластика танцовщицы напоминает движения заводной куклы, подчиняющейся чужой прихоти. В дуэтном танце, где герои остаются один на один со сценической пустотой, Эйфман дает нам услышать негромкие голоса надвигающейся беды, затаенные шаги близящегося несчастья. Мастерски придумана и поставлена сцена появления в Императорском Мариинском театре пролетарских зрителей, сначала в изумлении глазеющих на Балерину в роли Эсмеральды, затем толпой окружающих чуждую им «танцорку-аристократку» в балетном тюнике. Впечатляет зрителей и сцена прихода в театр одетых в черную кожу чекистов, мерными и уверенными шагами хозяев прорезающими пространство от кулисы к кулисе. И пошли «лебедушки» да «жизельки» по рукам, да не по барским и холеным, а по мозолистым и жестким. Эпизод безумия Балерины налагается в спектакле на сцену безумия Жизели из классического балета. Судьба балетной героини сливается с судьбой гениальной исполнительницы партии, и кажется, что исчезает сценическое пространство, и сама жизнь неумолимо вторгается на подмостки.

Балет Эйфмана «Красная Жизель». Фото Евгения Матвеева

Со дня премьеры балет не покидает репертуара труппы. Он был показан на зарубежных гастролях во многих странах Европы, Америки и Азии. «„Красная Жизель" — самое совершенное творение Эйфмана из привезенного им в Нью-Йорк репертуара, — сочла американская критика. — В основу сюжета положена трагическая биография знаменитой балерины Мариинского театра Ольги Спесивцевой. С этой биографией Эйфман, по свидетельству знатоков, обошелся весьма вольно. Нам предлагается не балетный эквивалент жизнеописания Спесивцевой, а балет по мотивам его, в котором балетмейстер ставит мучащие его вопросы искусства и власти, искусства и эмиграции. И воспринимать этот балет нужно именно так. „Красная Жизель" в равной мере может быть названа и политическим и психологическим балетом. Столкновение нежной, хрупкой балерины, воспитанной в теплице Мариинского балета, с жестокой и грубой революционной властью не могло не кончиться трагически. Хореография Эйфмана в „Красной Жизели" сочетает в себе несоединимое: классический балет на пуантах и пародию, работу на полу и подъемы, спирали и скольжения, эротику и целомудрие. Тут срабатывает свойственное хореографу чувство меры и гармонии. Его хореография легко читается даже без синопсиса».

А. Деген, И. Ступников

Фото Евгения Матвеева

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Дата премьеры

28.01.1997

Жанр

балеты

Страна

Россия

просмотры: 2506
добавлено: 12.04.2017



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть