Равель. «Шехеразада»

Shéhérazade

Три поэмы для голоса с оркестром на слова Тристана Клингзора

Морис Равель / Maurice Ravel

Рядом с Квартетом появился вокальный цикл «Шехеразада» — три поэмы для голоса с оркестром. Он не связан с замыслом одноименной оперы, но свидетельствует об устойчивом интересе к Востоку. Композитора вдохновили изысканно экзотические образы стихов его друга Клингзора. К зову Востока был чуток и Бодлер — любимый поэт Равеля, к нему прислушивались и многие французские музыканты, начиная с Ф. Давида и вплоть до О. Мессиана, А. Русселя, Р. Лушара.

Ориентализм Равеля связан и с хорошо известной ему традицией русской музыки, и с влиянием Дебюсси, о чем он сам упоминает на страницах «Автобиографии»: «„Шехеразада", близкая по духу музыке Дебюсси, относится к 1903 году. В ней я подчинился обаянию Востока, которое еще в детстве глубоко захватило меня». Возможно, что это перекликалось и со всегдашним интересом к Испании, к мавританской культуре. Сюда следует добавить впечатления от популярных в конце прошлого века романов П. Лоти, и таитянских полотен П. Гогена, и от концертов Всемирной выставки 1889 года. Словом, для возникновения ориентальной линии в творчестве Равеля было много оснований.

Т. Клингзор вспоминает, что писал свою «Шехеразаду», захваченный интересом к Востоку, витал в атмосфере его времени. Это был также Восток Римского-Корсакова, Бакста, Мандруса (переводчика сказок «1001 ночи» на французский язык). Поэт охарактеризовал работу композитора в следующих словах: «Положить стихи на музыку означало для него преобразить их в выразительный речитатив, воодушевить модуляции голоса до пения, вдохновиться всеми возможностями слова, но не подчиниться ему». Равель искал в слове то, что могло быть скрыто от самого поэта. Так, Клингзор при чтении своих стихов повышал голос при каждом из повторов слова «Азия», в то время как в музыке композитор дает, наоборот, понижение. Он говорил поэту, что чувствует себя мелодистом, подчеркивая право на самостоятельность прочтения стиха. Вместе с тем его метод музыкального воплощения отличался от романтического по подчеркнутости внимания к просодии, часто предопределяющей интонационные контуры.

Работая над «Шехеразадой», Равель вплотную подошел к проблеме музыкального воплощения речевой интонации. Это имело первостепенное значение для французских композиторов рубежа столетий. Сама идея «мелодии, творимой говором» могла быть воспринята Равелем у Мусоргского, но он решал задачу в соответствии с особенностями родной речи. Мастерство омузыкаливания поэтического текста достигает в «Шехеразаде» высокого уровня.

Влияние русской музыки особенно ясно в двух первых поэмах: наигрыш скрипки в начале «Азии» напоминает о «Шехеразаде» Римского-Корсакова, секунды — о Бородине, многие интонации непосредственно ведут к Востоку Балакиревского кружка. Вместе с тем склад гармонии равелевский, с типичным для него пристрастием к большому септаккорду. Также характерна и инструментовка, при всей ее связи с манерой Римского-Корсакова. Во всяком случае — индивидуальность молодого композитора выступает со всей определенностью.

Конечно, музыка «Шехеразады» условна в своем местном колорите, как был условен и вдохновивший ее литературный и музыкальный Восток. У Равеля скорее мечта о Востоке, чем его воплощение, мечта, связанная с образами сказок, а не реальностью, причастная к миру романов Лота, также весьма условных.

И все же сколько прелести и своеобразия в этом раннем произведении Равеля! В манере вокальной декламации, в гармоническом и оркестровом письме, наконец, в характере самих музыкально-поэтических образов чувствуется рука французского композитора, усвоившего и обогатившего традиции, которые идут от «Пустыни» Ф. Давида, записей арабских песен С. Даниеля и «Джамиле» Ж. Визе.

Более того, кое в чем молодой композитор заглянул вперед. В этой связи приобретает особый смысл замечание Э. Вюйермоза о том, что в чередовании кратких эпизодов есть нечто напоминающее сопоставление кинокадров — прием абсолютно новый для времени, когда кинематограф еще находился в колыбели.

Первая и самая большая из трех поэм — «Азия» — мечта о далеком и загадочном континенте, воплощенная в колоритных подробностях мысленного путешествия от Дамаска через Иран и Индию вплоть до Китая. Экзотическое начало выступает в музыке различно: то в узорчатой мелодии, напоминающей о «Шехеразаде» Римского-Корсакова, которую Равель «любил нежно с самым пламенным энтузиазмом; он начал вновь волшебное путешествие Синдбада-Морехода», то китайской гаммой, то восточной диатоникой — величественная тема Азии, которая вначале появляется в спокойном звучании, а в заключении звучит точно апофеоз.

Во всем этом не было существенно нового даже для того времени, но Равель сумел использовать уже известные элементы по-своему и с большим вкусом. Вокальная партия подчинена заботе о верности просодии, композитор заботится о точности передачи ритмики стиха, время от времени из речитации возникают распетые мелодические фразы. В общем, это настоящая поэма, экзотическая и колоритная, проникнутая «вечным зовом странствий», еще одно явление условного ориентализма французского искусства начала века. Можно вспомнить в этой связи «Пагоды» Дебюсси, а в дальнейшем — «Падмавати» Русселя и «Турангалилу» Мессиана, где, впрочем, на первом плане философская идея, далекая от наивноэкзотической картинности равелевскои «Шехеразады».

Две другие части триптиха лаконичнее по сравнению с первой и, пожалуй, законченнее по выражению и стилю. Не случайно вторая часть — «Очарованная флейта» — стала одной из популярных страниц музыки Равеля.

«Очарованная флейта» — небольшая сценка, проникнутая знойной истомой и упоением dolce far niente, сочетающимися с таким же томным любовным призывом. Так же как и в первой части, здесь велика роль инструментального сопровождения. На первом плане — завораживающий напев флейты, выдержанный в условно восточной гамме, украшенной колоратурой. В этой изящной пьесе чуть печальным лирическим колоритом чувствуется связь со многими страницами русской музыки о Востоке, такими, например, как романс Римского-Корсакова «Пленившись розой, соловей» или «Еврейская песня» Мусоргского. Пьеса Равеля написана с истинным вдохновением, его речитатив выразителен, отлично сочетается с поэтической мелодией флейты. Возможно, что эта музыка возникла не без воздействия «Фавна» Дебюсси, но, как бы то ни было, Равель высказался в полную меру своего таланта, создал произведение, сохранившееся в концертном репертуаре.

Третья поэма — «Равнодушный», — пожалуй, меньше других отмечена чертами условного ориентализма; это типичная для молодого Равеля страница светлой импрессионистической лирики. Ясность и спокойствие мелодической линии и сопровождения, изящество и тонкость письма, красочность оркестровки — все это делает поэму отличным завершением вокального триптиха.

«Шехеразада» была исполнена впервые 17 мая 1904 года в концерте Национального общества вместе с поэмой «Воскресение» (по Л. Толстому) Русселя. Как уже говорилось, равелевская музыка была в известной степени ретроспективна. Однако композитор нашел в ней для себя много важного, довел до конца определенную линию исканий. В общем же «Шехеразада» — произведение высокого достоинства, в нем достигнута точность и концентрированность выражения, делающие его одной из ярких страниц французского музыкального ориентализма.

Внимания заслуживают обе версии сопровождения — оркестровая и камерная (для голоса с фортепиано). В оркестровом варианте, пышностью красок предвещающем партитуру «Дафниса и Хлои», можно найти сходство с «декоративным панно, где мастерство отработано до малейших деталей»,— писал один из друзей композитора. Добавим, что особенности оркестровки связаны с образами поэтического текста и несут в себе нечто большее, чем внешне изобразительное, тембрально-красочное звучание.

И. Мартынов

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Морис Равель

Год создания

1903

Дата премьеры

17.05.1904

Жанр

вокальные

Страна

Франция

просмотры: 2120
добавлено: 24.09.2015



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть