Гаэтано Пуньяни

Gaetano Pugnani

Гаэтано Пуньяни / Gaetano Pugnani

В начале XX века Фриц Крейслер издал серию классиче­ских пьес и среди них «Прелюд и Аллегро» Пуньяни. Впо­следствии выяснилось, что это произведение, сразу ставшее исключительно популярным, написано вовсе не Пуньяни, а Крейслером, но имя итальянского скрипача, к тому времени основательно забытое, уже привлекло к себе внимание. Кто он? Когда жил, каково в действительности его наследие, что он представлял собой как исполнитель и композитор? К сожале­нию, на все эти вопросы исчерпывающего ответа дать невоз­можно, ибо история сохранила о Пуньяни слишком мало до­кументальных материалов.

Современники и более поздние исследователи, оценивав­шие итальянскую скрипичную культуру второй половины XVIII века, зачисляли Пуньяни в число самых выдающихся ее представителей.

В «Сообщении» Файоля, небольшой книжке о величай­ших скрипачах XVIII века, имя Пуньяни поставлено сразу же после Корелли, Тартини и Гавинье, что подтверждает, ка­кое высокое место он занимал в музыкальном мире своей эпохи. По мнению Э. Бюкена, «благородный и величавый стиль Гаэтано Пуньяни» был последним звеном того стиля, основоположником которого являлся еще Арканджело Корелли.

Пуньяни был не только замечательным исполнителем, но и педагогом, воспитавшим плеяду превосходных скрипа­чей и в их числе Виотти. Он был плодовитым компо­зитором. Оперы его шли в крупнейших театрах страны, а инструментальные сочинения издавались в Лондоне, Амстер­даме, Париже.

Пуньяни жил в то время, когда музыкальная культура Италии, начинала угасать. Духовная атмосфера страны была уже не той, что некогда окружала Корелли, Локателли, Джеминиани, Тартини — непосредственных предшественников Пуньяни. Пульс бурной общественной жизни бился теперь не здесь, а в соседней Франции, куда не напрасно устремится лучший ученик Пуньяни — Виотти. Италия еще славна име­нами многих великих музыкантов, но, увы, весьма значитель­ное число их вынуждено искать применения своим силам за пределами родины. Боккерини находит приют в Испании, Виотти и Керубини — во Франции, Сарти и Кавос — в Рос­сии... Италия превращается в поставщика музыкантов для других стран.

Тому были серьезные причины. К середине XVIII века страна оказалась раздробленной на ряд княжеств; тяжкий австрийский гнет испытывали северные области. Остальные «не­зависимые» итальянские государства, по существу, тоже зави­сели от Австрии. Экономика переживала глубокий упадок. Некогда оживленные торговые города-республики превраща­лись в своеобразные «музеи» с застывшей, неподвижной жизнью. Феодальный и иноземный гнет приводил к крестьян­ским восстаниям и массовой эмиграции крестьян во Францию, Швейцарию, Австрию. Правда, иностранцы, приезжавшие в Италию, по-прежнему восхищались ее высокой культурой. И действительно, почти в каждом княжестве и даже городке жили замечательные музыканты. Но мало кто из иностран­цев по-настоящему понимал, что это культура уже уходящая, консервирующая прошлые завоевания, но не прокладывающая пути в будущее. Сохранялись освященные вековыми традици­ями музыкальные учреждения — знаменитая Академия филармоников в Болонье, детские приюты-«консерватории» при храмах Венеции и Неаполя, славившиеся своими хорами и оркестрами; среди самых широких масс народа сохранилась любовь к музыке, и нередко даже в глухих деревнях можно было услышать игру превосходных музыкантов. Вместе с тем в обстановке придворной жизни музыка становилась все бо­лее и более утонченно эстетской, а в церквах — светски раз­влекательной. «Церковная музыка восемнадцатого века, если угодно,— светская музыка,— писала Вернон Ли,— святых и ан­гелов она заставляет петь, как оперных героинь и ге­роев».

Музыкальная жизнь Италии текла размеренно, почти не меняясь с годами. Около пятидесяти лет прожил Тартини в Падуе, еженедельно играя в сборе св. Антония; свыше два­дцати лет Пуньяни находился на службе короля Сардинии в Турине, выступая как скрипач в придворной капелле. По данным Файоля, Пуньяни родился в Турине в 1728 го­ду, но Файоль явно ошибается. В большинстве других книг и энциклопедий указывается другая дата — 27 ноября 1731 года. Скрипичной игре Пуньяни обучался у знаменитого ученика Корелли — Джованни Баттисты Сомиса (1676—1763) считавше­гося одним из лучших скрипичных педагогов Италии. Своему ученику Сомис передал многое из того, что в нем самом было воспитано его великим учителем. Вся Италия восхищалась красотой звука скрипки Сомиса, поражалась его «бесконеч­ному» смычку, поющему как человеческий голос. Привержен­ность вокализированному скрипичному стилю, глубокому скрипичному «бельканто» унаследовал от него и Пуньяни. В 1752 году он занимает место первого скрипача в при­дворном оркестре Турина, а в 1753 направляется в музыкаль­ную Мекку XVIII века — Париж, куда устремлялись в ту пору музыканты всех стран мира. В Париже действовал пер­вый в Европе концертный зал — предтеча будущих филармо­нических зал XIX века — знаменитый Concert Spirituel (Духов­ный концерт). Выступление в Concert Spirituel считалось весьма почетным, и на его эстраде побывали все величайшие испол­нители XVIII века. Юному виртуозу пришлось трудно, ибо в Париже он столкнулся с такими блестящими скрипачами, как П. Гавинье, И. Стамиц и с одним из лучших учеников Тартини — французом А. Паженом.

Хотя игра его была принята весьма благосклонно, однако Пуньяни не остался во французской столице. Некоторое время он колесил по Европе, затем обосновался в Лондоне, получив место концертмейстера оркестра Итальянской оперы. В Лон­доне окончательно созревает его мастерство исполнителя н композитора. Здесь он сочиняет первую свою оперу «Нанетта и Любино», выступает как скрипач и испытывает себя в амплуа дирижера; отсюда, снедаемый тоской по родине, в 1770 году, воспользовавшись приглашением короля Сарди­нии, возвращается в Турин. Отныне и до самой смерти, по­ следовавшей 15 июля 1798 года, жизнь Пуньяни связана пре­имущественно с родным городом.

Обстановка, в которую попал Пуньяни, великолепно опи­сана Бёрни, посетившим Турин в 1770 году, то есть вскоре после переселения туда скрипача. Бёрни пишет: «При дворе царит угрюмое однообразие ежедневно повторяемых торжественных парадов и молитв, что превращает Турин в скучней­шее местопребывание для иностранцев...» «Король, королев­ская семья и весь город, по-видимому, постоянно слушают мессу; в обычные дни их набожность молчаливо воплощается в Messa bassa (т. е. «Тихая месса» — утренняя церковная служба.— Л. Р.) во время симфонии. По праздникам синьор Пуньяни играет соло... Орган находится на галерее, распо­ложенной напротив короля, и там же стоит главный из пер­вых скрипачей». «Жалование их (т. е. Пуньяни и других музыкантов.— Л. Р.) за обслуживание королевской капеллы немногим превышает восемь гиней в год; но обязанности весьма легкие, так как они играют лишь соло, да и то лишь когда им вздумается».

В музыке, по словам Бёрни, король и его свита понимали немного, что сказывалось и в деятельности исполнителей: «Сегодня утром синьор Пуньяни играл концерт в королевской капелле, которая была по этому случаю набита битком... Мне личне ничего не нужно говорить об игре синьора Пунь­яни; талант его так хорошо известен в Англии, что в этом нет никакой надобности. Я только должен заметить, что он, по-видимому, мало старается; но это не удивительно, ибо ни его Сардинское величество, ни кто-либо из многочисленной королевской семьи в настоящее время как будто не интере­суется музыкой».

Мало занятый на королевской службе, Пуньяни развернул интенсивную педагогическую деятельность. «Пуньяни,— пишет Файоль,— основал целую школу скрипичной игры в Турине, подобно Корелли в Риме и Тартини в Падуе, из которой вышли первейшие скрипачи конца ХVIII века — Виотти, Бруни, Оливье и т. д.». «Примечательно,— замечает он да­лее,— что ученики Пуньяни были очень способными дириже­рами оркестра», в чем, по мнению Файоля, они были обязаны дирижерскому таланту своего учителя.

Пуньяни считался первоклассным дирижером, и когда в Туринском театре шли его оперы, он всегда ими дирижиро­вал. Прочувствованно пишет о дирижировании Пуньяни Рангони: «Он властвовал над оркестром, как генерал над солда­тами. Его смычок был жезлом командира, которому каждый повиновался с величайшей точностью. Одним ударом смычка, данным вовремя, он то усиливал звучность оркестра, то за­ медлял, то оживлял его по своему желанию. Он указывал актерам малейшие нюансы и приводил всех к тому совершен­ному единству, которым одушевляется исполнение. Прозорливо подмечая в объекте главное, что каждый искусный ак­компаниатор должен себе представить, чтобы подчеркнуть и сделать заметным самое существенное в партиях, он схваты­вал столь мгновенно и столь живо гармонию, характер, дви­жение и стиль композиции, что мог в тот же момент передать это ощущение душам певцов и каждому члену оркестра». Для XVIII века такое дирижерское мастерство и художествен­ная интерпретаторская тонкость были поистине поразитель­ными.

Что касается творческого наследия Пуньяни, то сведения о нем противоречивы. Файоль пишет, что оперы его шли во многих театрах Италии с большим успехом, а в «Музы­кальном словаре» Римана читаем, что успех их был средним. Думается, что в данном случае нужно больше верить Файолю — почти что современнику скрипача.

В инструментальных сочинениях Пуньяни Файоль отме­чает красоту и живость мелодий, указывая, что его трио на­столько поражали грандиозностью стиля, что Виотти заимство­вал из первого, Ми-бемоль мажорного один из мотивов для своего концерта.

Всего Пуньяни написал 7 опер и драматическую кантату; 9 скрипичных концертов; издал 14 сонат для одной скрипки, 6 струнных квартетов, 6 квинтетов для 2 скрипок, 2 флейт и баса, 2 тетради скрипичных дуэтов, 3 тетради трио для 2 скрипок и баса и 12 «симфоний» (на 8 голосов — для струн­ного квартета, 2 гобоев и 2 валторн).

В 1780—1781 годах Пуньяни вместе со своим учеником Виотти совершил концертное турне по Германии, закончив­шееся приездом в Россию. В Петербурге Пуньяни и Виотти были обласканы императорским двором. Виотти дал во дворце концерт, и Екатерина II, очарованная его игрой, «старалась всячески удержать виртуоза в Петербурге. Но Виотти недолго там оставался и отправился в Англию». Публичных концертов Виотти в русской столице не дал, продемонстрировав свое искусство только в салонах мецена­тов. Игру Пуньяни Петербург услышал в «спектаклях» фран­цузских комедиантов 11 и 14 марта 1781 года. О том, что в них будет играть «славный музыкант на скрипке г. Пуллиани», было объявлено в «С.-Петербургских ведомостях». В № 21 за 1781 год этой же газеты, в списке отъезжающих числятся Пуньяни и Виотти, музыканты со слугою Дефлером, «живут у Синего мосту в доме его сиятельства графа Ивана Григорьевича Чернышева». Путешествие в Германию и Россию было последним в жизни Пуньяни. Все остальные годы он провел безвыездно в Турине.

Файоль сообщает в очерке о Пуньяни некоторые любо­пытные факты из его биографии. В начале артистической карьеры, будучи уже приобретающим известность скрипачом, Пуньяни решил встретиться с Тартини. Для этой цели он на­ правился в Падую. Прославленный маэстро очень милостиво принял его. Ободренный приемом, Пуньяни обратился к Тар­тини с просьбой высказать свое мнение о его игре со всей откровенностью и начал сонату. Однако после нескольких тактов Тартини решительно остановил его.

— Вы играете слишком высоко!

Пуньяни начал снова.

— А теперь вы играете слишком низко!

Сконфуженный музыкант положил скрипку и смиренно попросил Тартини взять его в ученики.

Пуньяни был некрасив, однако это нисколько не отра­жалось на его характере. Он отличался веселым нравом, лю­бил шутки, и о нем ходило множество анекдотов. Однажды его спросили, какую бы невесту он желал иметь, если бы ре­шил жениться — красивую, но ветреную, или безобразную, но добродетельную. «Красавица вызывает боль в голове, а безобразная повреждает остроту зрения. Это, примерно,— если б я имел дочь и желал выдать ее замуж, то лучше бы избрал для нее человека вовсе без денег, нежели деньги без человека!»

Однажды Пуньяни находился в обществе, где Вольтер читал стихи. Музыкант слушал с живейшим интересом. Хо­зяйка дома, мадам Дени, обратилась к Пуньяни с просьбой исполнить что-нибудь собравшимся гостям. Маэстро охотно согласился. Однако, начав играть, он услышал, что Вольтер продолжает громко разговаривать. Прекратив исполнение и положив скрипку в футляр, Пуньяни сказал: «Мосье Воль­тер пишет очень хорошие стихи, но что касается музыки, то в ней он не смыслит ни дьявола».

Пуньяни был обидчив. Один раз владелец фаянсовой фаб­рики в Турине, злившийся за что-то на Пуньяни, решил ему отомстить и приказал выгравировать его портрет на оборот­ной стороне одной из ваз. Оскорбленный артист вызвал фабриканта в полицию. Явившись туда, фабрикант внезапно вытащил из кармана носовой платок с изображением короля Пруссии Фредерика и спокойно высморкался. Затем он ска­зал: «Вряд ли м-сье Пуньяни имеет больше прав сердиться, чем сам король Пруссии».

Во время игры Пуньяни подчас приходил в состояние полного экстаза и совершенно переставал замечать окружаю­щее. Однажды, исполняя концерт в многочисленном обществе, он так увлекся, что, забыв обо всем, продвинулся до сере­дины зала и пришел в себя только тогда, когда каденция была закончена. В другой раз, сбившись с каденции, он обратился тихонько к артисту, находившемуся рядом с ним: «Друг мой, прочитай-ка молитву, чтобы я мог опомниться!).

Пуньяни обладал импозантной и полной достоинства осан­кой. Ей полностью соответствовал и грандиозный стиль его игры. Не грацию и галантность, столь распространенные в ту эпоху среди многих итальянских скрипачей, вплоть до П. Нардини, а силу, могущество, грандиозность подчеркивает Файоль у Пуньяни. Но как раз этими качествами будет особенно по­ражать слушателей Виотти, ученик Пуньяни, игра которого оценивалась как высшее выражение классического стиля в скрипичном исполнительстве конца XVIII века. Следова­тельно, многое в стиле Виотти было подготовлено его учите­лем. Для современников Виотти был идеалом скрипичного искусства, а потому посмертная эпитафия, высказанная по по­воду Пуньяни известным французским скрипачом Ж. Б. Кар­тье, звучит как высшая похвала: «Он был учителем Виотти».

Л. Раабен

реклама

вам может быть интересно

Франц Шуберт Композиторы
Курт Вайль Композиторы

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Дата рождения

27.11.1731

Дата смерти

15.07.1798

Профессия

композитор, инструменталист, педагог

Страна

Италия

просмотры: 1399
добавлено: 27.09.2017



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть