Прокофьев. «Мысли»

Pensées, Op. 62

Три пьесы для фортепиано

Сергей Сергеевич Прокофьев, 1926. Портрет работы Зинаиды Серебряковой

В 1933—1934 годах Прокофьев уже в Москве завершает начатый им еще во Франции цикл трех фортепианных пьес «Мысли», ор. 62. Этими произведениями, можно сказать, завершается парижский этап его творчества. Прокофьев писал: «По характеру музыки близок к «Симфонической песне» опус 62— три пьесы для фортепиано под названием «Мысли». Из них вторая — одна из лучших моих удач». Постепенно отношение к циклу «Мысли» в нашем музыкознании стало меняться. «Эти три небольшие вещицы, принадлежащие к числу глубоких и прекрасных страниц творчества Прокофьева, еще не получили должной критической оценки», — пишет о них Ю. Холопов.

В «Мыслях» обращает на себя внимание зашифрованность образов, некоторая неопределенность эмоций. Поэтому даже часто встречающийся в этих пьесах благородный лирический мелодизм не сразу обнаруживает свою глубинную привлекательность. Однако за этой внешней неопределенностью таится богатая внутренняя многозначность. Так, например, в первой «Мысли» h-moll'ная мелодия могла бы стать, в ином контексте, выражением сумрачной сосредоточенности. Она перекликается с рядом образов из будущих творений Прокофьева — с темой первой части Первой скрипичной сонаты, отчасти с началом среднего раздела второй части Седьмой фортепианной сонаты, с некоторыми моментами его мрачного мелодизма в балетах и операх третьего периода творчества («Ромео и Джульетта», «Семен Котко» и др.).

Таково же печальное начало третьей пьесы e-moll, где уход почти сразу же в паутину интонационных блужданий легко может вызвать при поверхностном восприятии чувство холодка, впечатление умозрительности. Однако при сосредоточенном неоднократном вслушивании в эти пьесы такое ощущение исчезает.

Внешне очень статичная, вторая (е-moll'ная) пьеса воплощает нечто сходное с неподвижной самоуглубленностью индийских йогов, с образом интеллектуального созерцания... Характерен мажоро-минор ее средней части, завершение на уменьшенном трезвучии в качестве тоники.

В третьей пьесе, написанной в сонатной форме, создается ощущение имманентного музыкального движения, хотя и не обладающего видимой направленностью.

И задумываешься: какой же мощный диалектический скачок совершил Прокофьев, обратившись сразу же вслед за тончайшими в своей абстрактной образности «Мыслями», к конкретной киномузыке «Поручика Киже», широкоохватной общечеловеческой драматургии «Ромео и Джульетты», очаровательно наивным и непосредственным детским пьескам, ор. 65!.. Задумываешься, поражаешься и восторгаешься! Какое же могучее творческое начало, начало подлинно новаторской народной почвенности жило в этой постоянно жаждущей открытий, истинно художнической душе? И наконец, какая сила объективных обстоятельств и исторических закономерностей обусловила этот решающий перелом в творческом сознании композитора!

В. Дельсон

реклама

вам может быть интересно

Публикации

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Сергей Прокофьев

Год создания

1934

Жанр

фортепианные

Страна

Россия, СССР

просмотры: 3508
добавлено: 01.09.2014



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть