Опера Вебера «Оберон»

Oberon

Опера в трех действиях Карла Марии фон Вебера на либретто (по-английски) Джеймса Робинзона Планше, основанное на средневековой французской поэме «Гюон де Бордо».

Действующие лица:

ГЮОН ДЕ БОРДО (тенор)
ШЕРАЗМИН, его оруженосец (баритон)
ОБЕРОН, король фей (тенор)
ПУК, слуга Титании (контральто)
РЕЗИЯ, дочь Гаруна-аль-Рашида (сопрано)
ФАТИМА, ее прислужница (меццо-сопрано)
КАРЛ ВЕЛИКИЙ, император франков (бас)
ГАРУН-АЛЬ-РАШИД, калиф Багдада (бас)
БАБЕХАН, персидский князь, жених Резии (баритон)
АЛЬМАНЗОР, эмир Туниса (баритон)
разговорные роли:
   РОШАНА, жена Альманзора
   ТИТАНИЯ, жена Оберона
   НАМУНА, бабушка Фатимы

Время действия: IX век (если вообще это было).
Место действия: сказочная страна, Багдад, Тунис, двор Карла Великого.
Первое исполнение: Лондон, 12 апреля 1826 года.

Джеймс Робинзон Планше, который состряпал эту романтическую полудраму, напоминающую сон и ставшую либретто «Оберона», был довольно известным в свое время антикваром, преуспевающим драматургом и признанным новатором английского театра. Он был первым в истории английской драматургии, кто облачил персонажи исторических пьес в костюмы, которые те действительно могли носить в свое время, то есть пошел по пути исторической достоверности. (Первой такой пьесой была «Король Джон» Шекспира, поставленная Чарльзом Кембелом). Он также культивировал такую форму театральных развлечений, в которой соединялись музыка, танец, игра. Это всегда было нечто романтическое, то, что теперь мы называем пантомимой.

«Оберон» действительно очень похож на пантомиму. Чего здесь только нет: одни персонажи поют, у других разговорные партии; есть здесь и балет, и магия. И при этом всё счастливо кончается. Однако природа этого сюжета не столь уж отличается от «Вольного стрелка», как это показалось поначалу Веберу, когда он получил книгу с либретто. Кембел, бывший тогда под большим впечатлением от «Вольного стрелка», специально ездил в Германию, чтобы убедить композитора написать оперу для «Ковент-Гарден», и сюжет «Оберона» был одним из двух, которые он настойчиво предлагал композитору взять. Другим сюжетом был «Фауст». Вебер выбрал «Оберона», а Кембел — Планше, чтобы тот написал либретто.

Оба — либреттист и композитор — были в высшей степени добросовестными людьми. Написав либретто по-английски (Планше ведь был англичанином, несмотря на свою французскую фамилию), он перевел его затем на французский специально для Вебера и этот вариант послал ему. Но Вебер тем временем сам взялся за изучение английского и написал своему соавтору следующее благодарственное письмо: «Я чрезвычайно благодарю Вас за Вашу любезность перевод стихов на французский язык, но это было необязательно делать, поскольку я, хотя еще и слабый, но все прилежный ученик, изучающий английский».

Именно эта добросовестность Вебера оказалась причино грустного конца нашей истории. Ему еще не было и сорока лет, но он был уже очень больным человеком, когда принял предложение Кембела. Тем не менее он написал музыку через шесть недель, сам отправился в Лондон, чтобы следить за ходом всех пятнадцати репетиций, дирижировал примерно дюжиной исполнений оперы, а также несколькими концертами, а затем тихо скончался. Он прекрасно знал, что у него мало шансов выздороветь, но не щадил своих сил. Заработанный им за три месяца в Лондоне гонорар (5355 долларов) был поистине божией милостью для его лишенных средств к существованию жены и детей.

Яркая сценическая природа оперы и очень высокие требования, предъявляемые партитурой к ведущим сопрано и тенору, останавливали многих талантливых режиссеров, задумывавших поставить эту оперу; а многие из прошлых постановок, которые все же были осуществлены, в той или иной мере искажали авторский замысел. Можно констатировать, что опера эта при своих постановках в равной степени знала как успех, так и провал. Но в середине 1950-х годов парижская Гранд-опера представила ее как столь грандиозное зрелище, что музыка в нем, по-видимому, была самым малым, что влекло толпы народа посмотреть его. Быть может, действительно нет иного способа сохранить музыку этой оперы для потомков, нежели исполнять в качестве концертных номеров знаменитую увертюру и большую сопрановую арию. В сущности, это все, что большинство из нас слышало из этой оперы.

УВЕРТЮРА

Постоянные посетители концертов симфонической музыки так хорошо знакомы с увертюрой из «Оберона», что редко задумываются о том, что она сконструирована из тем, которые играют важную драматургическую роль в самой опере. Однако, если взглянуть на увертюру в контексте оперы, то можно обнаружить, что каждая из ее необычайно знакомых тем связана с той или иной драматургически значимой ролью этой сказки. Так, вступительный мягкий зов рога — это мелодия, которую герой сам исполняет на своем волшебном роге; быстро спускающиеся аккорды у деревянных духовых используются для того, чтобы нарисовать фон или атмосферу сказочного царства; взволнованные поднимающиеся ввысь скрипки, открывающие Allegro, используются для сопровождения бегства влюбленных на корабль; чудесная, похожая на молитвенную, мелодия, исполняема сначала кларнетом соло, а затем струнными, превращаете действительно в молитву героя; в то время как триумфальная тема, исполняемая сначала спокойно, а затем в радостном fortissimo вновь появляется в качестве кульминаци грандиозной арии сопрано — «Океан, ты могущественны монстр».

ДЕЙСТВИЕ I

Сцена 1. В окружении фей спит их царь Оберон; те временем феи, эти сказочные существа, поют для него. Слуга Титании, жены Оберона, Пук рассказывает нам, чт Оберон и его царица Титания поссорились и царь поклялся, что не помирится до тех пор, пока не найдет пару смертных влюбленных, которые были бы верны друг другу до конца дней своих.

Когда Оберон просыпается, сожалеющий о таком обороте дел, Пук рассказыват ему о молодом легендарном рыцаре по имени Гюон де Бордо. Этот герой убил в честном бою сына Карла Великого, и этот монарх вынес приговор: он должен исполнить неисполнимое. Состоит оно в следующем: Гюон должен отправиться в Багдад, убить там того, кто сидит по правую руку калифа и завоевать любовь и руку дочери восточного владыки. Оберон видит в этом возможность исполнения своего обета и, употребив сверхъестественные силы, напускает на рыцаря Гюона и его оруженосца Шеразмин глубокий сон. Пока они спят, Оберон демонстрирует им видение дочери калифа, Резии, которая взывает о помощи. Когда видение исчезает, Гюон просыпается, и Оберон говорит ему, чтобы он спас девушку. При этом Оберон дает ему волшебный рог, стоит лишь протрубить в который, и помощь не замедлит явиться в минуту опасности. Сцена завершается тем, что Гюон, сопровождаемый хором, с радостью принимает это задание. Оберон переносит его Багдад.

Сцена 2. В чисто драматическом эпизоде, то есть таком, в котором происходят лишь разговоры, не сопровождаемые музыкой, Гюон спасает темнокожего незнакомца от льва. Когда опасность оказывается позади, выясняется, что незнакомец этот сарацинский принц по имени Бабехан, который намеревается жениться на возлюбленной Гюона (рыцарь успел влюбиться в видение) Резии. Бабехан, этот мерзкий тип, нападает на Гюона, призывая себе в подручные своих сопровождающих, но наш доблестный герой и его оруженосец побеждают неблагодарного злодея.

Сцена 3. Гюон встречает очень древнюю старуху по имени Намуна, бабку очаровательной служанки Резии, Фатимы. Намуна знает все дворцовые сплетни и рассказывает ему, что Резия должна выйти замуж буквально завтра. Однако невеста, очевидно, увидела Гюона в представшем ей видении и поклялась принадлежать только ему и никому другому. Эта сцена, как и предыдущая, вплоть до этого момента развивается как драматическая (то есть в виде разговорных диалогов, не сопровождаемых музыкой), но, когда Гюон остается один, он поет длинную и очень трудную арию, в которой с еще большей решительностью заявляет о своем стремлении добиться девушки.

Сцена 4. В своей комнате во дворце Гаруна-аль-Рашида Резия говорит своей прислужнице Фатиме, что никогда не выйдет замуж ни за кого, кроме Гюона, и что если Бабехан вздумает жениться на ней, она покончит с собой. Фатима сообщает ей, что помощь уже близка; две девушки поют дуэт; за сценой слышится марш, и Резия радостно подхватывает его.

ДЕЙСТВИЕ II

Сцена 1. В тронном зале дворца Гаруна-аль-Рашида хор славит легендарного калифа. Бабехан заявляет, что не может больше откладывать свою женитьбу на Резии, и вот сказочная невеста предстает перед ним, полная скорби, в сопровождении танцующих девушек. Но снаружи слышны голоса освободителей. Они с боем прокладывают себе путь во Дворец; Гюон вбегает в зал, видит Бабехана, сидящего справа от калифа, и убивает его. Он дудит в свой волшебныи рог, и все тут же застывают в тех позах, в каких они находились. Гюон и Шеразмин убегают, захватив с собой Резию и Фатиму.

Сцена 2. В саду дворца калифа стража пытается задержать четверых беглецов, но и здесь на помощь им приходит волшебный рог Гюона, хотя в суматохе он умудряется каким-то образом потерять этот важный музыкальный инструмент. Фатима и Шеразмин неожиданно для себя вдруг обнаруживают, что влюблены друг в друга, как и их хозяева, и поют любовный дуэт. Он переходит в квартет четырех влюбленных. Затем все они садятся на корабль.

Сцена 3. Чтобы убедиться, что избранный им пример преданной любви до гроба есть и в самом деле истинный, Оберон приготовил влюбленным еще одно суровое испытание. Пук и его сказочная команда подняли на море ужасную бурю, в которой корабль с влюбленными терпит крушение. Гюону, однако, удается вытащить обессиленную Резию на берег, где она приходит в чувство после трогательной молитвы, спетой ее возлюбленным. Затем он отправляется на поиски Шеразмина и Фатимы, а Резия остается одна, чтобы спеть свою самую знаменитую арию в этой опере, «Океан, ты могущественный монстр» — пространное, очень драматичное и варьируемое на разный лад обращение к океану. В конце своей арии (который похож на окончание даже еще более знаменитой увертюры) она видит приближающийся корабль. Увы, это, как выясняется, пиратский бот. Пираты высаживаются и связывают Резию, чтобы похитить ее, но в критический момент прибегает Гюон и атакует их. Пиратов, однако, очень много, а поскольку рыцарь потерял свой волшебный рог, он проигрывает сражение, и его оставляют на берегу умирать одного: пираты уходят на свой корабль, чтобы отчалить.

Тем не менее действие завершается на спокойной ноте. Возвращается Пук, ведя с собой фей. С ними и Оберон. Два главных персонажа поют дуэт, а феи — свой хор; все на сцене удовлетворены ходом интриги. А зрители — в восторге от той сказочной атмосферы, которую создает музыка.

ДЕЙСТВИЕ III

Пираты продали Резию в рабство в Тунис; Фатима и Шеразмин оказались в таком же положении. Двое молодых влюбленных, к счастью, служат добродушному североафриканцу по имени Ибрагим (который ни разу не появляется на сцене), и из их дуэта нам ясно, что они не так уж несчастливы в этом своем положении.

Пук, согласно плану, приводит к ним Гюона. Рыцарь узнает, что Резия, по слухам, находится в этом же городе, и вот они обсуждают, каким образом Гюону устроиться на службу к Ибрагиму, чтобы он смог осмотреться. (Вся ситуация здесь, как и то, что затем следует, поразительно похожа на обстоятельства моцартовского «Похищения из сераля».)

Сцена 2. Новым хозяином Резии оказывается сам эмир Туниса Альманзор. В его дворце Резия, полная скорби, горюет о своей судьбе. В этот момент к ней является сам эмир, чтобы сказать, что, хотя она и нравится ему, он ничего не сделает против ее воли.

Сцена 3. В короткой сцене, которая происходит снова у Ибрагима, Гюон получает послание, написанное цветистым восточным языком. Его переводит Фатима. Оно от Резии, которая зовет его прийти к ней. В экстатичном порыве Гюон устремляется к ней.

Сцена 4. Но во дворце эмира его встречает не Резия, а Рошана, ужасно ревнивая жена эмира. Рошана предлагает ему себя и свой трон, если он убьет Альманзора. Но ни пьянящий танец Рошаны, ни ее женские прелести не могут заставить верного героя изменить своей любви. Он пытается бежать из ее комнаты, но как раз в этот момент входит эмир со своей стражей, и Гюона хватают. Когда же Рошана заносит кинжал, чтобы ударить своего мужа, все оборачивается самым мрачным образом. Ее хватают и уводят, а Гюона осуждают на сожжение заживо. Резия отчаянно вступается за него, но Альманзор, ставший теперь непреклонным, приговаривает и ее к такой же ужасной смерти.

Но Шеразмин нашел — не известно, где и как — добрый старый рог, причем в целости и сохранности. Он появляется очень кстати — в самый критический момент, приведя с собой Фатиму. Он дудит в рог — и все африканцы, окаменев, замирают, и четверо влюбленных решают, что настало время воззвать к Оберону. (В конце концов, надо же его проучить за все их злоключения.) Оберон грациозно появляется, подобно Deus ex machina (лат. — Бог из машины) в конце греческой трагедии и тут же волшебным образом переправляет их ко двору Карла Великого. Гюон докладывает императору, что его миссия исполнена. Карл Великий его прощает. Финал оперы — грандиозный ликующий хор.

Postscriptum по поводу исторических обстоятельств этого сюжета. Единственные достоверные исторические фигуры среди персонажей оперы — это Карл Великий, правивший в IX веке, и Гарун-аль-Рашид, правивший в VIII веке. Большинство главных эпизодов «Оберона» можно найти в предании о Гюоне де Бордо, относящемуся к XIII веку, где наш герой предстает еще более невероятной фигурой, чем в опере.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


История создания

В августе 1824 года директор лондонского театра Ковент Гарден предложил Веберу написать специально для Лондона большую романтическую оперу на фантастический сюжет, известный как в Германии, так и в Англии. Были предложены на выбор «Фауст» и «Оберон»; Вебер остановился на последнем. Контракт, по которому он должен был продирижировать 12-ю спектаклями новой оперы, 5-ю концертами и собственным концертом-бенефисом, сулил хороший гонорар — 1097 фунтов стерлингов 6 шиллингов. А Вебер, руководитель Дрезденского театра, прославленный автор опер «Вольный стрелок» и «Эврианта», отчаянно нуждался. Неизлечимо больной туберкулезом, он хотел обеспечить семью. На попытки друзей отговорить его от самоубийственной поездки композитор отвечал: «Не все ли равно? Поеду я или не поеду, я все равно в этом году умру. Однако если я поеду, мои дети будут иметь пищу, когда их отец умрет, но они будут голодать, если я останусь».

В качестве либреттиста был предложен Джеймс Робинсон Планше (1796—1880), английский драматург и антиквар, писавший пьесы для многих лондонских театров. Сюжет под названием «Гюон Бордосский», основанный на героико-романтической поэме XIII века того же названия о любви христианского рыцаря и сарацинской принцессы, Планше заимствовал из «Синей библиотеки» — французского издания для народного чтения, начатого в XVII веке и получившего свое название по цвету переплетов. Это была лубочная серия, в которой публиковались «рыцарские романы, сказки и прочие истории». Кроме того, либреттист использовал английский перевод лучшего произведения немецкого просветителя X. М. Виланда (1733—1813) — фантастической поэмы-сказки «Оберон» (1780) и мотивы двух пьес Шекспира (1564— 1616) — «Сон в летнюю ночь» (1594 или 1595) и «Буря» (1611). Планше посылал в Дрезден либретто по частям по мере написания, так что композитор не имел представления о дальнейшем развитии сюжета. I акт он получил 30 октября 1824 года, II и III, соответственно, 18 января и 1 февраля следующего. Первый музыкальный набросок был сделан в Дрездене 23 января 1825 года, а год спустя опера была почти завершена. Дважды работа прерывалась. В июле 1825 года, в связи с резким обострением болезни, Вебер лечился в Эмсе. Полгода спустя он поехал в Берлин на постановку «Эврианты», которой долго добивался, преодолевая противодействие всесильного музыкального руководителя Берлинского театра, известного итальянского оперного композитора Г. Спонтини. Во время репетиций в декабре 1825 года Вебер почувствовал себя так плохо, что друзья были уверены: они видят его в последний раз. В таких условиях композитор писал музыку, полную юношеской свежести, жизненных сил и неиссякаемого вдохновения. Писал в спешке, на либретто, которое ему откровенно не нравилось. Либреттист не предусмотрел музыки в важнейшие драматургические моменты, даже любовного дуэта у героев, побеждающих все препятствия именно силой любви; вывел множество персонажей, которые наделены длинными прозаическими диалогами (жанр комической оперы в Германии и Англии предполагал диалоги вместо речитативов). Вебер мечтал о переделке либретто, но времени на это уже не оставалось. Зато он успел так изучить английский язык, что в автографе партитуры, хранящемся в Российской Национальной библиотеке, нет ни одной ошибки.

Приехав в Лондон, композитор начал репетиции 9 марта 1826 года, а 10 дней спустя дописал финал оперы. Еще несколько номеров были переделаны или сочинены заново в последние дни марта, когда Вебер познакомился с особенностями голосов английских исполнителей. Наконец 9 апреля была закончена увертюра. Премьера «Оберона» состоялась 12 апреля 1826 года в лондонском театре Ковент Гарден под управлением автора. Весь зал встал и восторженно приветствовал его при появлении в оркестре. Увертюра была повторена, как и три арии; некоторые номера прерывались аплодисментами. По окончании спектакля Вебер под бурные приветствия был вызван на сцену — честь, которой в Лондоне еще не оказывали ни одному композитору. Последующие 11 представлений под его управлением прошли при полном зале.

Музыка

«Оберон» пережил свое время благодаря великолепной музыке отдельных номеров — инструментальных, блещущих оркестровыми находками; сольных, оригинальных по форме или, напротив, традиционно эффектных; хоровых, с незамысловатыми мелодиями в народном духе. В один год с юным Мендельсоном (увертюра «Сон в летнюю ночь») Вебер в своем последнем произведении открывает прекрасный, загадочный мир эльфов.

Знаменитая увертюра, широко известная по концертным исполнениям, открывается соло валторны — зовом волшебного рога Оберона. В ней использованы лучшие темы оперы, образующие пестрый увлекательный хоровод. ВI акте ария Гюона «Я с юных лет к боям привык» рисует образ воинственного рыцаря и нежного влюбленного. Во II акте выделяется красочная сцена бури. Заклинание Пака «Воздуха, моря и земли духи, сбирайтесь на мой зов!» сменяется хором духов и великолепной симфонической картиной бушующего моря. Лучший номер оперы — большая сцена и ария Реции «Океан!», в которой тонко передана смена психологических состояний на фоне пейзажных зарисовок. Арию венчает восторженная мелодия «О, счастье! Гюон спешит ко мне». Единственная развернутая сцена образует финал акта: за колыбельной морской девы следуют воздушное дуэттино Оберона и Пака «Сюда! Сюда! Все эльфы к нам!» и заключительный хор духов. III акт начинается арией Фатимы «Аравия, мой край родной», где печальный запев уступает место беззаботному припеву, подражающему восточной манере пения. Комичен открывающий финал хор и танец рабов, зачарованных рогом Оберона; здесь Вебер использовал подлинную восточную мелодию.

А. Кенигсберг


Последняя опера Вебера. Премьерой дирижировал сам автор, будучи тяжело больным (скончался в Лондоне через 2 месяца). Сочинение написано в жанре зингшпиля, с разговорными эпизодами. Композитор использовал в опере подлинные восточные мелодии. Существует несколько редакций. Либретто было переведено на немецкий язык (оригинал на английском языке), речитативы дописаны Д. Бенедиктом. В этой редакции прошла русская премьера оперы (1863, Петербург). Получила известность редакция Малера (эта версия записана Конлоном). Очень популярны увертюра и ария Реции "Ozean, du Ungeheuer" (2 д.). В 1993 поставлена в Ла Скала.

Дискография: CD — EMI (с речитативами) Дир. Кубелик, Реция (Нильсон), Гийом (Доминго), Оберон (Гроуб), Шерасмин (Прей).

Е. Цодоков

реклама

Публикации

Главы из книг

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Карл Мария фон Вебер

Дата премьеры

12.04.1826

Жанр

оперы

Страна

Германия

просмотры: 14454
добавлено: 12.01.2011



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть