Жан-Мари Леклер

Jean-Marie Leclair

Жан-Мари Леклер / Jean-Marie Leclair

До сих пор в программах концертирующих скрипачей можно встретить сонаты выдающегося французского скрипача первой половины XVIII века Жана-Мари Леклера. Особенно известна до-минорная, носящая подзаголовок «Поминание».

Однако чтобы понять его историческую роль, необходимо знать обстановку, в которой развивалось скрипичное искусство Франции. Дольше, чем в других странах скрипка оценивалась здесь как инструмент плебейский и отношение к ней было пренебрежительное. В дворянско-аристократическом музыкальном быту царила виола. Ее мягкий, приглушенный звук вполне отвечал запросам музицирующих дворян. Скрипка обслуживала народные праздники, позже — балы и маскарады в аристократических домах, играть на ней считалось унизительным. До конца XVII века сольного концертного скрипичного исполнительства во Франции не существовало. Правда, в XVII столетии приобрели известность несколько скрипачей, вышедших из народа, обладавших недюжинным мастерством. Это — Жак Кордье по прозвищу Бокан и Луи Константен, но как солисты они не выступали. Бокан давал уроки танцев при дворе, Константен работал в придворном бальном ансамбле, называвшемся «24 скрипки короля».

Часто скрипачи выполняли функции танцмейстеров. В 1664 году появилась книга скрипача Дюмануара «Женитьба музыки с танцем»; автор одной из скрипичных школ первой половины XVIII века (изд. в 1718 г.) Дюпон именует себя «учителем музыки и танцев».

О пренебрежительном отношении к скрипке свидетельствует и тот факт, что первоначально (с конца XVI в.) в придворной музыке ее использовали в так называемом «Ансамбле конюшни». Ансамблем («хором») конюшни называлась капелла духовых инструментов, обслуживавшая королевские охоты, выезды, пикники. В 1582 году скрипичные инструменты были выделены из «Ансамбля конюшни» и из них образован «Большой ансамбль скрипачей» или иначе «24 скрипки короля» для игры на балетах, балах, маскарадах и обслуживания королевских трапез.

Большое значение в развитии скрипичного искусства Франции имел балет. Пышной и красочной придворной жизни этот род театральных представлений был особенно близок. Характерно, что и впоследствии чуть ли не национальным стилевым признаком французской скрипичной музыки становится танцевальность. Элегантность, грация, пластика штрихов, изящество и упругость ритмов ,— качества, присущие французской скрипичной музыке. В придворных балетах, особенно Ж.-Б. Люлли, скрипка начала завоевывать положение солирующего инструмента.

Далеко не всем известно, что крупнейший французский композитор XVII века Ж.-Б. Люлли великолепно играл на скрипке. Своим творчеством он содействовал признанию этого инструмента во Франции. Он добился создания при дворе «Малого ансамбля» скрипачей (из 16, затем 21 музыканта). Соединив оба ансамбля, получил внушительный оркестр, который сопровождал парадные балеты. Но самое главное — скрипке поручались в этих балетах сольные номера; в «Балете муз» (1866) Орфей выходил на сцену, играя на скрипке. Есть сведения, что Люлли лично исполнял эту роль.

Об уровне мастерства французских скрипачей в эпоху Люлли можно судить по тому, что в его оркестре исполнители владели инструментом только в пределах первой позиции. Сохранился анекдот, что когда в скрипичных партиях встречалась нота до на квинте, которую можно было «достать» вытягиванием четвертого пальца, не покидая первой позиции, по оркестру проносилось: «осторожно — до!»

Даже в начале XVIII века (в 1712 г.) один из французских музыкантов — теоретик и скрипач Броссар утверждал, что на высоких позициях звук скрипки форсирован и неприятен; «одним словом. это уже не скрипка». В 1715 году, когда до Франции дошли трио-сонаты Корелли, их никто из скрипачей не мог сыграть, так как не владел тремя позициями. «Регент, герцог Орлеанский, большой любитель музыки, желая их услышать, вынужден был дать спеть их трем певцам... и только через несколько лет нашлось три скрипача, кои могли их исполнить».

В начале XVIII века скрипичное искусство Франции стало бурно развиваться и к 20-м годам уже сформировались школы скрипачей, образовавших два течения: «французское», наследовавшее национальные традиции, восходившие к Люлли, и «итальянское», находившееся под сильным влиянием Корелли. Между ними разгорелась ожесточенная борьба, подстать будущей войне буффонов, или столкновениям «глюкистов» и «пиччинистов». Французы всегда отличались экспансивностью в своих музыкальных переживаниях; кроме того, в эту эпоху начала вызревать идеология энциклопедистов и по каждому общественному, художественному, литературному явлению велись страстные споры.

К скрипачам «люллистам» относились Ф. Ребель (1666—1747) и Ж. Дюваль (1663—1728), к «итальянскому» направлению «кореллианцев» — М. Масчити (1664—1760) и Ж.-Б. Сенайе (1687—1730). «Французское» течение вырабатывало особые принципы. Для него были характерны танцевальность, грациозность, короткие маркированные штрихи. В противоположность этому скрипачи, находившиеся под влиянием итальянского скрипичного искусства, стремились к певучести, широкой, насыщенной кантилене.

Насколько сильны были разногласия между двумя течениями, можно судить по тому, что в 1725 году знаменитый французский клавесинист Франсуа Куперен выпустил произведение под названием «Апофеоз Люлли». В нем «описывается» (каждый номер снабжен поясняющим текстом), как Аполлон предложил Люлли свое место на Парнасе, как там он встречается с Корелли и Аполлон убеждает обоих, что совершенства музыки можно достичь только при объединении французских и итальянских муз.

На путь такого объединения стала группа наиболее талантливых скрипачей, среди которых особенно выделились братья Франкер Луи (1692—1745) и Франсуа (1693—1737) и Жан-Мари Леклер (1697—1764).

Последнего из них можно с полным основанием считать основоположником французской классической скрипичной школы. В творчестве и исполнительстве он органически синтезировал разнообразнейшие течения той поры, отдав глубочайшую дань французским национальным традициям, обогатив их теми средствами выразительности, которые были завоеваны итальянскими скрипичными школами. Корелли — Вивальди — Тартини. Биограф Леклера, французский ученый Лионель де ля Лоранси, расценивает 1725—1750 годы как время первого расцвета французской скрипичной культуры, насчитывавшей уже к тому времени немало блестящих скрипачей. Среди них центральное место он отводит Леклеру.

Леклер родился в Лионе, в семье мастера-ремесленника (по профессии галунщика). Отец его женился на девице Бенуа-Феррье 8 января 1695 года и имел от нее восьмерых детей — пять мальчиков и трех девочек. Старший из этого потомства и был Жан-Мари. Он появился на свет 10 мая 1697 года.

Если верить старинным источникам, то юный Жан-Мари дебютировал на артистическом поприще в 11-летнем возрасте в качестве танцора в Руане. Вообще это было не удивительно, так как многие скрипачи во Франции занимались танцмейстерством. Однако, не отрицая его деятельности в этой области, Лоранси высказывает сомнение, действительно ли Леклер выезжал в Руан. Скорее всего оба искусства он изучил в родном городе, да и то, видимо, исподволь, так как в основном рассчитывал заняться профессией отца. Лоранси доказывает, что существовал другой танцор из Руана, носивший имя Жана Леклера.

В Лионе же он и женился 9 ноября 1716 года на Марии-Розе Кастанье, дочери продавца ликеров. Ему в то время было немногим более девятнадцати лет. Уже в это время он, очевидно, занимался не только ремеслом галунщика, но и осваивал профессию музыканта, так как с 1716 года числился в списках приглашенных в лионскую оперу. Первоначальное скрипичное образование он, вероятно, получил у отца, который приобщил к музыке не только его, но и всех своих сыновей. Братья Жана-Мари играли в лионских оркестрах, а отец числился виолончелистом и учителем танцев.

У жены Жана-Мари имелись родственники в Италии, и, может быть, через них Леклер был приглашен в 1722 году в Турин первым танцором городского балета. Но его пребывание в пьемонтской столице было кратковременным. Через год он переехал в Париж, где опубликовал первый сборник сонат для скрипки с цифрованным басом, посвятив его г-ну Боннье, государственному казначею провинции Лангедок. Боннье за деньги приобрел себе титул барона де Моссон, имел собственный отель в Париже, две загородные резиденции — «Па д'этруа» в Монпелье и замок Моссон. Когда в Турине закрылся театр, в связи со смертью принцессы Пьемонтской. Леклер прожил два месяца у этого мецената.

В 1726 году он снова переехал в Турин. Королевским оркестром в городе управлял знаменитый ученик Корелли и первоклассный скрипичный педагог Сомис. У него Леклер стал брать уроки, делая поразительные успехи. В результате уже в 1728 году он смог с блистательным успехом выступить в Париже.

В этот период ему начинает покровительствовать сын незадолго перед тем умершего Боннье. Он поселяет Леклера в своем отеле на улице св. Доминика. Ему Леклер посвящает второй сборник сонат для скрипки соло с басом и 6 сонат для 2-х скрипок без баса (соч. 3), опубликованный в 1730 году. Леклер часто играет в Духовном концерте, упрочивая свою славу солиста.

В 1733 году он вступает в число придворных музыкантов, но ненадолго (примерно до 1737 г.). Причиной его ухода была забавная история, происшедшая между ним и его соперником, выдающимся скрипачом Пьером Гиньоном. Каждый настолько был ревнив к славе другого, что не соглашался играть второй голос. Наконец они договорились ежемесячно меняться местами. Гиньон уступил Леклеру начало, но когда месяц истек и тому предстояло пересесть на вторую скрипку, он предпочел покинуть службу.

В 1737 году Леклер ездил в Голландию, где познакомился с крупнейшим скрипачом первой половины XVIII века, учеником Корелли — Пьетро Локателли. Этот оригинальный и сильный композитор оказал на Леклера большое влияние.

Из Голландии Леклер возвратился в Париж, где и оставался до самой смерти.

Многочисленные издания произведений и частые выступления в концертах упрочили благосостояние скрипача. В 1758 году он купил двухэтажный дом с садом на улице Карем-Пренан в предместье Парижа. Дом находился в тихом уголке Парижа. Леклер жил в нем в одиночестве, без слуг и жены, которая чаще всего гостила у друзей в центре города. Пребывание Леклера в столь отдаленном месте беспокоило его почитателей. Герцог де Граммон неоднократно предлагал поселиться у него, Леклер же предпочитал уединение. 23 октября 1764 года рано утром садовник, по фамилии Буржуа, проходя около дома, заметил приоткрытую дверь. Почти одновременно подошел садовник Леклера Жак Пейзан и оба заметили валяющиеся на земле шапку и парик музыканта. Испугавшись, они позвали соседей и проникли в дом. В вестибюле лежал труп Леклера. Он был убит ударом в спину. Убийца и мотивы преступления так и остались не раскрытыми.

Полицейские протоколы дают подробное описание вещей, оставшихся от Леклера. Среди них стол в античном стиле, отделанный золотом, несколько садовых кресел, два трюмо, инкрустированный комод, еще один маленький комод, любимая табакерка, спинет, две скрипки и др. Самую главную ценность составляла библиотека. Леклер был образованным и начитанным человеком. Его библиотека состояла из 250 томов и содержала «Метаморфозы» Овидия, «Потерянный рай» Мильтона, произведения Телемака, Мольера, Виргилия.

Единственный сохранившийся портрет Леклера принадлежит художнику Алексису Луар. Он хранится в кабинете эстампов Национальной библиотеки Парижа. Леклер изображен вполоборота, держащим в руке страницу исписанной нотной бумаги. У него полное лицо, пухлый рот и живые глаза. Современники утверждают, что он имел простой характер, но был человеком гордым и склонным к рефлексии. Цитируя один из некрологов, Лоранси приводит следующие слова: «Он отличался гордой простотой и светлым характером гения. Он был серьезен и вдумчив и не любил большого света». Меланхоличный и склонный к одиночеству, он чуждался жены и предпочитал жить вдали от нее и детей.

Слава его была исключительной. По поводу его произведений сочинялись стихи, писались восторженные рецензии. Леклер считался признанным мастером сонатного жанра, создателем французского скрипичного концерта.

Его сонаты и концерты чрезвычайно интересны с точки зрения стиля, поистине жадной фиксацией интонаций, характерных для французской, немецкой и итальянской скрипичной музыки. У Леклера некоторые части концертов звучат совсем «по-баховски», хотя в целом он далек от полифонического стиля; обнаруживается масса интонационных оборотов, заимствованных у Корелли, Вивальди, а в патетических «ариях» и в искристых финальных рондо он истый француз; недаром современники так ценили его творчество именно за национальную характерность. От национальных традиций идет и «портретность», изобразительность отдельных частей сонат, чем они напоминают клавесинные миниатюры Куперена. Синтезируя эти столь различные элементы мелоса, он сплавляет их так, что достигает исключительной монолитности стиля.

Леклер писал только скрипичные произведения (исключение — опера «Сцилла и Главк», 1746) — сонаты для скрипки с басом (48), трио-сонаты, концерты (12), сонаты для двух скрипок без баса и т. д.

Как скрипач Леклер в совершенстве владел тогдашней техникой игры и особенно славился исполнением аккордов, двойных нот, абсолютной чистотой интонирования. Один из друзей Леклера и тонкий знаток музыки Розуа называет его «глубоким гением, который превращает в искусство саму механику игры». Очень часто по отношению к Леклеру употребляют слово «ученый», что свидетельствует об известном интеллектуализме его исполнительства и творчества и заставляет думать, что многое в его искусстве сближало его с энциклопедистами и намечало пути к классицизму. «Его игра была мудрой, но в этой мудрости не было никакой нерешительности; она была следствием исключительного вкуса, а не от недостатка смелости или свободы».

Вот отзыв другого современника: «Леклер первый сомкнул приятное с полезным в своих произведениях; он очень ученый композитор и играет двойные ноты с таким совершенством, которое трудно превзойти. Он обладает счастливым соединением смычка с пальцами (левой руки. — Л. Р.) и играет с исключительной чистотой: и если, возможно, его иногда упрекают в том, что в его манере передачи есть известная холодность, то это происходит от недостатка темперамента, который обычно является абсолютным хозяином почти всех людей». Приводя эти отзывы, Лоранси выделяет следующие качества игры Леклера: «Обдуманная смелость, несравненная виртуозность, сочетаемая с совершенной коррекцией; быть может некоторая суховатость при определенной четкости и ясности. Помимо этого — величавость, твердость и сдержанная нежность».

Леклер был превосходным педагогом. Среди его учеников — известнейшие скрипачи Франции — Л'Аббе-сын, Довернь и Бертон.

Леклер, наряду с Гавинье и Виотти, составил славу французского скрипичного искусства XVIII столетия.

Л. Раабен

реклама

вам может быть интересно

Джеролд Моргулас Композиторы

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Дата рождения

10.05.1697

Дата смерти

22.10.1764

Профессия

композитор, инструменталист

Страна

Франция

просмотры: 944
добавлено: 28.09.2017



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть