Шопен. Пять мазурок Op. 7

Mazurkas, Op. 7

Мазурка Op. 7 No. 1, си-бемоль мажор
Мазурка Op. 7 No. 2, ля минор
Мазурка Op. 7 No. 3, фа минор
Мазурка Op. 7 No. 4, ля-бемоль мажор
Мазурка Op. 7 No. 5, до мажор

Фридерик Шопен (Frédéric Chopin)

Обосновавшись осенью 1831 года в Париже, Шопен в 1832 году издает две серии своих мазурок (ор. 6 и ор. 7), часть которых, очевидно, была написана еще до польского восстания, а часть — за время вторичного пребывания в Вене.

Все эти мазурки сходны тем, что ни одной из них (за исключением, отчасти, мазурок ор. 6 No. 1 и ор. 7 No. 3) не присущи еще развитые черты „мазурки-поэмы" — типа, созданного Шопеном позднее, опять-таки под влиянием лирических чувств гражданской скорби.

Напротив, связи с танцевальным бытом в мазурках двух указанных опусов повсюду очень заметны.

Из мазурок ор. 6, посвященных Паулине Платер, и ор. 7 иные имеют ярко выраженный народный характер (например, мазурка ор. 7 No. 4), иные связаны с интонациями городских бальных танцев (начало мазурки ор. 7 No. 1), а мазурка ор. 7 No. 3 в своей первой теме носит явные следы влияния песенного сентиментализма.

Мазурка Op. 7 No. 1, си-бемоль мажор. Яркий, живой осколок танцевального быта. Показательно (в плане стойкости отдельных оборотов) совпадение фигуры такта 7 с аналогичными фигурами из мазурок ор. 7 No. 3 и ор. 7 No. 5. Форшлаги и трели очень динамичны. Характерны бойкие скачки септим (такты 5, 6, 32) и нон (такты 9 и 10). Замечательна своим колоритом третья тема, построенная на органном пункте квинты альтерированной субдоминантовой гармонии В-dur (септаккорд второй ступени с повышенными основным тоном и терцией и пониженной квинтой, тогда как наверху соответственный пентахорд с полуторатоном: b-c-des-e-f). Привлекателен смелый вариант при повторении первой темы, внесенный в печатный экземпляр прижизненного издания самим Шопеном и имеющийся в оксфордском издании его сочинений:

Эта мазурка послужила темой для „Блестящих вариаций на мазурку Шопена" Ф. Калькбреннера.

Мазурка Op. 7 No. 2, ля минор. В этой мазурке, в отличие от предыдущих, очень сильна роль интонаций речи. Достаточно вслушаться хотя бы в первые восемь тактов, где вздохи и мольбы так своенравно сменяются энергичным кадансом, или проследить развитие (с такта 17) жалобных интонаций. Б. Асафьев, характеризуя эту мазурку как „томное ариозо", писал, что она, „пожалуй, в своей светотеневой „мерцаемости"... является одной из живописнейших". Любопытно, однако, что в своей первоначальной редакции эта мазурка начиналась энергичным народным танцем, имитирующим волынку (пример 35), и лишь затем композитор отказался от идеи разительного контраста.

Случай интересный, поскольку он свидетельствует о борьбе в музыке Шопена народножанровых и чисто лирических принципов; иногда они совмещались или контрастировали, иногда же один из принципов одерживал верх. В мазурке ор. 7 No. 2 весьма развита плагальность (например, в тактах 1-2, тактах 5-6, где натуральная доминанта ля минора оказывается одновременно тоникой ми минора, упорная плагальность в fis-moll средней части). Привлекает внимание и хроматическая модуляционность в тактах 17-24 с блужданием вокруг до минора, ми-бемоль мажора и ре минора. Это блуждание усиливает выразительность жалобно-неуверенных мелодических интонаций данного фрагмента. Терцевый тональный план всей мазурки в целом способствует плавной текучести ее образов.

Мазурка Op. 7 No. 3, фа минор. Здесь (в развитой трехчастной форме), напротив, даны сильные контрасты. В тактах 1-4 примечательно полифоническое, обыгрывание тонической квинты. Плагальность весьма развита, равно как и другие, ранее отмечавшиеся черты фольклора. Проведение мелодии в басу в средней части очень выразительно и многозначительно, как всегда у Шопена в подобных случаях (наверху в это время характерно фольклорная „толчея" голосов). Б. Асафьев усматривал в этой мазурке образ страстной „любовной беседы то шепотом, то лирически напевной (dolce) — своего рода серенады, прерываемой акцентами и „шумами" танца, но среди танца же ведущейся". Так или иначе, но нельзя не заметить в данной мазурке зарождение черт сюжетной „поэмности" — в контрасте элегических жалоб и бодрых восклицаний, в постепенной подготовке центральной радостной кульминации, в замыкании формы к репризе первой, сосредоточенно печальной темы.

Мазурка Op. 7 No. 4, ля-бемоль мажор. Как бы „этюд" бытового танца с характерными синкопами оберка. Очень широко развитие фольклорной особенности — „толчеи" средних голосов. Приметны и „волыночные" органные пункты — особенно в средней части, где смелы диссонирующие наслоения — столкновения на квинте des-as. Эта мазурка может служить одним из многих примеров органического слияния народности и изысканности в музыке Шопена. С одной стороны — ясность, лапидарность и мужественность народного рисунка. С другой стороны — тончайшие, капризные оттенки изящной лирики. Недаром эта мазурка стала для Б. Асафьева „своего рода звуковым образом Лядова" (как пианиста) и побуждала к сопоставлениям с пейзажной лирикой „Мира искусства" и „Союза русских художников" (Б. Асафьев. Шопен в воспроизведении русских композиторов („Советская музыка", 1946, No. 1, стр. 34—35).

Мазурка Op. 7 No. 5, до мажор. Любопытный образец „бесконечной" мазурки. Здесь, в отличие от предыдущей, лирическое начало не выделяется и все внимание обращено на лаконичнейшую и рельефнейшую запись быстро мелькающих фигур танца. Ярки нонаккорды (такты 7, 11, 15), характерен фольклорный ход вводного тона вниз (такт 19).

Ю. Кремлев

реклама

вам может быть интересно

Словарные статьи

Мазурка 24.02.2012 в 11:30

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Композитор

Фридерик Шопен

Год создания

1831

Жанр

фортепианные

Страна

Польша

просмотры: 1399
добавлено: 13.07.2016



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть