Светлана Дзантемировна Адырхаева

Svetlana Adyrkhaeva

Светлана Дзантемировна Адырхаева / Svetlana Adyrkhaeva

Вечер Светланы Адырхаевой в Большом театре

В танце Светланы Адырхаевой, дочери горячего осетинского народа, не было открытых страстей. Он был замешен на потаенной внутренней экспрессии, восточной загадочности и эталонном балетном академизме. Эта чарующая смесь делала искусство и личность Адырхаевой завораживающими и таинственными, а ее традиционный в самом высоком смысле танец «дышал» страстями, что обуревали ее героинь, изнутри.

Она стала одной из звезд сияющего созвездия балерин золотого века русского балета, а по ее биографии можно сверять этапы российской истории. Например, страна думала о сильной балетной державе и создавала национальные курсы в профессиональных учебных заведениях: сразу после войны педагоги вагановской школы отправились в Северную Осетию в поисках способных ребят.

Так Светлана, не знающая ни одного русского слова, попала из маленького горного селения Хумалаг в Ленинградское хореографическое училище. Осетинский набор должен был открыть театр во Владикавказе. Но театральное здание и через девять лет, к выпускным экзаменам, оказалось недостроенным (что тоже примета истории), а потому целевой курс отправили «укреплять искусство» Урала, открывать Челябинский театр. Там Светлана Адырхаева, которую худрук вагановской школы Федор Лопухов называл «черкешенкой» и мечтал определить в Кировский театр (не разрешили разъединять курс), сразу стала примой, станцевав Одетту-Одиллию в «Лебедином озере» в 17 лет.

А еще советское братство почитало отчеты о достижениях своих республик. Декады литературы и искусства в столице готовились тщательно, проводились пышно и широко освещались центральной прессой. В 1960-м Москве «отчитывалась» Осетия. Адырхаева танцевала во всех концертах, едва успевая менять костюмы: фрагменты «Лебединого», «Жизели», «Спящей красавицы», «Лебедь» Сен-Санса и два номера на музыку осетинских композиторов, которые поставил Сергей Корень. Тогда Светлану и заметила Галина Уланова, и, думаю, почувствовала родную благородную основу чистой классики петербургского толка. И — точеные ноги с изящной стопой с крутым подъемом. (Неслучайно, на суперобложке книги Асафа Мессерера «Уроки классического танца» — совершенной красоты ноги Светланы Адырхаевой.)

Уже перед заключительным декадным концертом стала известна головокружительная новость — через две недели юная танцовщица должна дебютировать в Большом театре в главной партии «Лебединого озера» в дуэте с Николаем Фадеечевым. Такие ситуации часто практиковали советские чиновники от культуры, призывая в главную труппу страны питомцев вагановской школы. Ранее — Уланову и Семенову, чуть позже — Григоровича. Со всеми судьба переплела творчество Адырхаевой: Галина Уланова и Марина Семенова стали ее педагогами, а Юрий Григорович любил ставить на чуткое тело Светланы. Без малого три десятилетия Адырхаева танцевала в Большом, исполняя почти все главные партии репертуара.

В конце 80-х она оказалась среди тех звезд, которых отправили на пенсию, но характер не позволил бездействовать: она много преподавала (в ГИТИСе, Гуманитарном университете Натальи Нестеровой), вместе с мужем, экс-солистом балета Большого театра Алексеем Закалинским, создала свой театр балета, рассыпавшийся по российской традиции тех лет из-за разорения спонсоров.

Семь лет назад ее педагогический опыт понадобился Большому, куда пригласили Адырхаеву педагогом-репетитором и доверили юных — десяток девочек из одного выпуска. Они, уже повзрослевшие, и примкнувшие к ним за эти годы новые ученицы вышли на сцену Большого в посвященном юбилею Светланы Адырхаевой вечере, в любимых партиях своего педагога. Программа включала третью картину из второго акта «Лебединого озера», второй акт «Спартака», а завершал концерт дивертисмент. За единственным исключением (номер Якобсона) все исполненное — фрагменты из больших хореографических полотен, которые Светлана Дзантемировна считает основой основ Большого. Каждая ученица по-своему использовала подаренную возможность выйти на сцену с сольным номером.

Черный лебедь не лучшим образом подходит самой именитой адырхаевской ученице Анне Антоничевой, но выбор именно этого акта понятен: в Невестах вышли ученицы, сразу предъявив и добротно отрепетированный текст, и более скромные актерские возможности. Сомнамбулическими Одиллией и Зигфридом (Дмитрий Гуданов), а заодно и всей публикой, «повелевал» Злой Гений (Николай Цискаридзе). Интересно, если бы танцовщик встретился на сцене с кем-то из плеяды танцовщиц ХХ столетия (например, Семеновой, Плисецкой или самой героиней вечера), смогли бы красноречивые движения его рук повлиять на отношения героев? Утонченная Антоничева — Фригия была замечательна (как и в адажио из «Каменного цветка»), легка, лирична, покорна. Неизменно потрясающая своей результативной работоспособностью.

Екатерина Крысанова дебютировала в партии Эгины, но партия властной куртизанки сопротивлялась и облику травести, и девичьи звонкому танцу балерины. Зато в дивертисменте Крысанова поразила дважды. Дуэт ее Китри с Базилем (Андрей Меркурьев) из «Дон Кихота» оказался практически безупречным по технике и точным актерски. И уж никак нельзя промолчать об «Охотнике и птице» Леонида Якобсона — художественный и исполнительский класс Крысановой сделал этот шедевр едва ли не лучшим номером программы. Как и монолог Мехменэ Бану (одна из самых значительных и любимых ролей Адырхаевой) в трактовке Ульяны Лопаткиной, приехавшей поздравить юбиляршу, — царственно отрешенной, со «страдающими» руками. Выразительностью и профессионализмом запомнился танец учениц Адырхаевой: открыто темпераментной Анны Леоновой, еще робкой и трогательной Ольги Стеблецовой, делающей в последнее время успехи Анастасии Сташкевич и других. Отдельными номерами дивертисмента стали кадры кинохроники, запечатлевшие танец самой Светланы Адырхаевой — изящный, осмысленный и гармоничный.

Поздравили Светлану Дзантемировну и соотечественники: в центральной ложе аплодировали глава Республики Северная Осетия — Алания Таймураз Мамсуров и полномочный представитель РСО — Алания при Президенте РФ Александр Тотоонов, в зале — представители московской осетинской общины. «Под занавес» публику «зажгли» маленькие джигиты Ансамбля народного танца РСО — Алания (худрук Таймураз Кокаев).

Владимир Болотников

реклама

вам может быть интересно

Виланд Вагнер Театральные деятели

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Дата рождения

12.05.1938

Профессия

балерина

Страна

Россия, СССР

просмотры: 216
добавлено: 29.05.2008



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть