Опера и эстрада: примирение возможно?

На V Международном конкурсе вокалистов имени Муслима Магомаева

Игорь Корябин, 30.10.2018 в 20:51

Как показывает Международный конкурс вокалистов имени Муслима Магомаева, это возможно, особенно когда оба его дня (полуфинал и финал) по давно сложившейся традиции проходят в сопровождении полноценного симфонического оркестра, и в этом данный конкурс, проводящийся с периодичностью раз в два года, несомненно, уникален. Так было, естественно, и в нынешнем очередном его году, но вместе с тем, хотим мы этого или нет, специфика эстрадных, рассчитанных исключительно на микрофонное пение залов, в которых этот блицконкурс и проводится, эффект художественной отдачи от оперного академического вокала при необеспеченности живой акустикой неизбежно снижает.

Опера и эстрада – два равноправных направления конкурсных состязаний, но опере обрести на них свою истинную суть во сто крат сложнее. Если же смириться с неизбежным и принять правила игры объективно такими, каковы они есть, то жить после этого сразу становится намного легче. Когда два года назад рецензент, просто не мыслящий пения в неакустических залах, оказался на этом конкурсе в качестве слушателя впервые, с непривычки было тяжело, а для слуха – некомфортно. Но соответствующий настрой на нынешний – пятый по счету – конкурс на волне «уроков» и расклада двухлетней давности, ведь ничего ровным счетом не изменилось, помог отнестись к его художественной «реальности, данной нам в ощущениях», заведомо по-философски.

Ровным счетом ничего не изменилось ни в регламенте проведения конкурса, ни в способе мгновенного открытого голосования, поименные результаты которого в каждый из двух дней по-прежнему можно было отслеживать на зрительских мониторах. Да и состав жюри с его председателем Тамарой Синявской (профессором, в прошлом блистательной солисткой Большого театра России, народной артисткой СССР, президентом Фонда культурно-музыкального наследия Муслима Магомаева и вдовой певца) за исключением лишь одной персоналии остался прежним. Вместо Ларисы Долиной в этом году в него влился известный эстрадно-оперный певец Алессандро Сафина (Италия). Регалии других членов жюри имеются в обзоре прошлого конкурса, так что дадим просто список: Фархад Шамси оглы Бадалбейли (Азербайджан), Дмитрий Бертман (Россия), Винченцо Де Виво (Италия), Франко Фарина (Италия), Ханс-Йоахим Фрай (Германия), причем, из-за накладок в личном графике последней персоналии, жюри недосчиталось ее во второй день.

Но это, как говорится, дело житейское – вовсе не форс-мажор! Форс-мажор был явно в другом – в том, что у V Международного конкурса вокалистов имени Муслима Магомаева, который состоялся 19 и 20 октября нынешнего года, на сей раз не было… буклета! Два года назад буклет еще был жив, а в этом году вдруг почил в бозе! Автор этих заметок твердо и непреклонно придерживается принципа: «Если у конкурса нет буклета, то нет и конкурса!» Многим подобное утверждение покажется слишком уж категоричным, даже несправедливым, ведь свершившимся историческим фактом конкурс этого года, конечно же, стал: его полуфинал (первый день) прошел в зале «Вегас Сити Холл», а финал (второй день) – в «Крокус Сити Холл». Но давайте рассуждать дальше: когда конкурс состоялся, когда лауреатам вручены установленные регламентом премии, что останется от него в памяти посетивших его меломанов? Конечно, сами имена лауреатов, большей частью неуверенно воспринятые на слух, да еще и телеверсия финала с награждением лауреатов. Но всё это – категории эфемерные, преходящие: рано или поздно из памяти они сотрутся…

А если бы к своей коллекции меломаны смогли приобщить буклет конкурса, где фигурировали бы имена и фотографии как членов жюри, так и всех участников (не только финалистов) с потенциально заявленной ими программой туров, где содержались бы собственные комментарии, сделанные по ходу прослушиваний, где были бы, наконец, обозначены личные приоритеты и отмечены лауреаты, то в этом случае память сохранялась бы долгие годы! Взяв в руки буклет IV Конкурса, рецензент словно вернулся в прошлое, ведь за два прошедших года воды утекло много, и очень многое просто забылось, но буклет с собственной «разметкой» сразу же воскресил всё! И никакая пресс-конференция в канун конкурса, никакие шаблонные, формально написанные пресс-релизы, с которыми на этот раз пришлось иметь дело, качественно составленного буклета заменить просто не могут!

Вопросы пресс-конфенеции 17 октября в пресс-центре ТАСС (детали организации конкурса, этапы и регламент его проведения, состав участников, отбор в полуфинал, а также интернациональный состав конкурсантов, подавших заявки на участие в этом году) – информация, что так и просится в буклет и должна непременно быть представлена в печатной, а не только в вербальной и виртуальной форме. Полный виртуальный регламент (то есть на сайте Фонда культурно-музыкального наследия Муслима Магомаева), конечно же, есть, но при своей генеральной стабильности от конкурса к конкурсу он дается на конкретный год и конкретные даты, допуская «незаметно-легкое» варьирование (там же можно найти и архивные регламенты прошлых конкурсов). Например, два года назад Гран-при регламентом предусмотрен был, а в этом – нет (но сие нужно воспринимать, просто как данность, ведь это прерогатива Фонда как учредителя конкурса). Другое дело, что эта важная информация непременно должна быть со слушателем в зале, то есть в буклете. Но если в этом году буклета нет вообще, то и в буклете IV Конкурса регламента просто не было. А должен бы быть, ведь лишь написанное пером нельзя уже вырубить топором…

А всё остальное можно! Как, например, информацию по репертуару, представленную в пост-релизе, что, вообще, полный нонсенс, не говоря уже о том, что в печатном виде она должна бы быть доступна аккредитованным журналистам не после, а в процессе самогó конкурсного прослушивания! В отношении оперных арий формат в этом «знаменитом» пост-релизе такой: ария такого-то персонажа – и всё: ни оперы, ни композитора! Но идентифицировать арии, в принципе, довольно легко и на слух. А что касается эстрадного репертуара, то в пост-релизе дается лишь просто название опуса – и всё! Однако в большинстве случаев требуется указание не только композитора, но и автора слов, а также и перевод, если название дается, скажем так, на редком иностранном языке. Конечно, на прослушиваниях был ведущий, объявлявший репертуар конкурсантов, но и он сам в нём изрядно «плавал». А воспринимать эту информацию на слух в эстрадной части, лишь за исключением названий самых известных хитов и шлягеров, а также ряд непростых имен зарубежных участников, было вообще крайне сложно. Ох, как же не хватало буклета!..

И, в знак немого протеста против сложившейся ситуации, в этом обзоре вообще не будет названо ни одно исполненное произведение, а к оглашению результатов в финале этих заметок подойдем так же формально, как это «мастерски» сделано в пост-релизе. Но даже если в этом году и не было буклета, слушатель в зале должен был бы иметь перед глазами программу, и программы публика настойчиво спрашивала у билетеров в зале, но те, естественно, лишь разводили руками. И возникает извечный русский вопрос: почему, когда затевается действительно хорошее, важное и нужное дело, досадные моменты организации снижают его здоровый пафос? На конкурсах за рубежом давно уже отказались от конферанса (а если он и есть, то лишь дополняет буклет): вся необходимая информация для публики – именно буклет, но на сей раз об этом даже и не задумались…

В нынешнем году для полуфинала были отобраны 18 конкурсантов из 12 стран (России, Украины, Азербайджана, Узбекистана, Молдавии, Израиля, Турции, Испании, Канады, Китая, Монголии и Южной Кореи). В финал вышли 10 участников, и трое из них стали лауреатами крупных премий в денежном выражении, а семеро – просто закрепили за собой статус финалистов (обладателей дипломов без денежного поощрения). Как и два года назад, оба дня конкурсантам аккомпанировал Симфонический оркестр Москвы «Русская филармонии», за дирижерским пультом которого находился Дмитрий Юровский, наш замечательный маэстро, младший представитель знаменитой дирижерской династии (и вовсе никакой не немецкий он дирижер, как с явной претензией на «сверхзнание» дела сказано в пресс-релизе, обнародованном к пресс-конференции, а самый что ни на есть русский: паспорт значения не имеет!). Регулярно выступая за рубежом, сегодня он, являясь главным дирижером Новосибирского театра оперы и балета, успешно работает в России.

Разница между IV и V Конкурсами лишь в том, что два года назад маэстро Юровский был еще главным дирижером «Русской филармонии», а с сезона 2018/2019 оставив свой пост, на сей раз выступил с этим коллективом в качестве приглашенного дирижера. За семь плодотворных сезонов руководства Дмитрием Юровским (начиная с сезона 2011/2012) стиль игры этого оркестра поднялся на весьма значительный уровень, и в конкурсном аккомпанементе это не замедлило проявиться во всём своем великолепии, музыкальной красочности и исключительном профессионализме. Прекрасно ощущая и чувствуя душу певца, дирижер каждого исполнителя подавал невероятно чутко и бережно. Шутка ли: в первый день сыграть 36 разноплановых номеров, а во второй – 20 плюс еще две песни, которые как эксклюзивный подарок конкурсу перед началом прослушиваний весьма вдохновенно исполнил член жюри Алессандро Сафина! Одним словом, праздник удался на славу, и, находясь в ауре его захватывающей атмосферы, невольно приходилось ловить себя на мысли, что в антураже типично эстрадных микрофонных залов именно эстрадные номера закономерно дарили свою наибольшую нежность. Так что на этой прекрасной, чудесной ноте лишь остается назвать имена лауреатов и финалистов.

Лауреаты:

• Эльмира Караханова (сопрано, Россия) – I премия ($25000);
• Бьйон Мин Гил (бас, Южная Корея) – II премия ($15000);
• Руслана Коваль (сопрано, Украина) – III премия ($10000).

Финалисты:

• Константин Сучков (баритон, Россия);
• Виталий Лашко (баритон, Украина);
• Аббосхон Рахматуллаев (тенор, Узбекистан);
• Хурэлбаатар Оюунчимэг (бас, Монголия);
• Алексей Ботнарчук (бас, Молдавия);
• Владимир Печенкин (баритон, Россия);
• Айше Шеногул (сопрано, Турция).

Список финалистов представлен в порядке личного приоритета автора этих заметок, и открывающий его потрясающе фактурный, невероятно музыкальный и выразительный баритон Константин Сучков на этом конкурсе оказался явно недооцененным по своим очевидным заслугам и творческой уникальности. Между тем, звонкий, резонирующий бас Бьйон Мин Гил (обладатель II премии), по-видимому, лишь этим внешним лоском и пленивший, но тонкой музыкальностью так и не расположивший, – всего лишь один из многих, достаточно «серийный образец» с азиатского вокального конвейера. Безусловно, вызывает восторг присуждение I премии Эльмире Карахановой, сложившейся опытной исполнительнице со своей яркой творческой индивидуальностью, чего о довольно сильной и мастеровитой вокалистке Руслане Коваль (III премия) сказать пока затруднительно.

Отсев участников при переходе от полуфинала к финалу, в целом, предстает довольно резонным, но есть одно весьма интересное обстоятельство. На прошлом конкурсе баритон Виталий Лашко, выступив в полуфинале, в финал не прошел, а на этом конкурсе всё-таки стал финалистом! За два прошедших года певец значительно набрал в мастерстве, и пусть на сей раз лауреатом он не стал, выход в финал как новый рубеж творческих достижений – всё равно важная для него победа. Но ведь именно для этого и нужны конкурсы!..

Фото предоставлены департаментом коммуникаций «Crocus Group»

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Тамара Синявская, Дмитрий Юровский

Коллективы

Русская филармония

просмотры: 1062



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть