Академия Листа в ореоле молодого вокального бренда

На III Международном конкурсе вокалистов Евы Мартон в Будапеште

Игорь Корябин, 12.10.2018 в 22:40

III Международный конкурс вокалистов Евы Мартон прошел в Будапеште с 10 по 16 сентября нынешнего года. Предыдущий конкурс и нынешний разделяют два года, которые пролетели, что один миг: кажется, это было еще вчера, ведь оба смотра слились в нерасторжимом единстве необычайно ярких музыкальных впечатлений. Вокальная конкурсная традиция Будапешта, заложенная на базе Академии Листа I Международным конкурсом вокалистов Евы Мартон в 2014 году, продолжает год от года развиваться и приумножаться. Академия Листа – сама по себе давно уже весомый мировой бренд, но творческие итоги прошедшего в этом году конкурса, складываясь с предыдущими, дают все основания говорить о довольно молодом еще певческом форуме как о новом значимом бренде этой Академии. Открывать этот вокальный бренд, постигать его живую душу рецензенту довелось на II и III конкурсах, но послевкусие от волшебной атмосферы их музыкального праздника настолько сильно, будто бы побывал на всех трех!

Для Академии Листа (ее президент – Андреа Виг) этот конкурс – во всех отношениях счастливое и любимое детище. В третий раз он проводится под генеральным патронатом президента страны Яноша Адера. Патроны будапештского конкурса – Миклош Кашлер (глава Министерства людских ресурсов Венгрии), Иштван Тарлош (мэр Будапешта) и Андраш Батта (музыковед, бывший президент Академии Листа, ныне ее профессор). Выдающаяся венгерская певица-сопрано Ева Мартон – председатель жюри, а в его составе в этом году, как и прежде, – знаменитые певцы, вокальные педагоги и представители мирового музыкального менеджмента. Кроме Евы Мартон от страны проведения конкурса в составе жюри – Андреа Мелат (меццо-сопрано, заведующая кафедрой сольного пения Академии Листа) и Сильвестр Оковач (в прошлом баритон, ныне генеральный директор Венгерской государственной оперы), которые входили в жюри и два года назад.

Знакомый нам по прошлому конкурсу Мигель Лерин (промоутер Международного конкурса вокалистов в Барселоне имени своего прадеда, знаменитого испанского тенора Франсиско Виньяса, и оперный менеджер) и на сей раз представляет в жюри Испанию. Итальянец Витторио Терранова, в прошлом тенор с мировым именем, а ныне педагог ряда вокальных академий по всему миру, художественный руководитель Академии бельканто и Международных курсов оперного пения Ферруччо Тальявини в Дойчландсберге (Австрия), также знаком нам по прошлому конкурсу. Наш бывший соотечественник Анатолий Гусев, уроженец Украины, в прошлом известный тенор, а ныне профессор вокала Музыкальной академии в Милане (Scuola Musicale di Milano), также был в жюри два года назад.

Оба названных выше певца и на сей раз де-факто представляют Италию, а наш бывший соотечественник Теймураз Гугушвили (известный лирико-драматический тенор, профессор кафедры сольного пения Государственной консерватории Тбилиси) – Грузию. Так что и в этом году в жюри – царство теноров: пусть не четыре, как два года назад, а три, но всё же созвездие! К двум первым как член жюри Теймураз Гугушвили присоединяется на этом конкурсе впервые. Немецкий баритон Франц Грюндхебер, Каммерзингер и Почетный артист Гамбургской и Венской государственных опер, впервые на этом конкурсе «шлет привет» от Германии и Австрии. Уроженец Берлина немецко-венгерского происхождения Петер Марио Катона в ранге директора по кастингу лондонского Королевского оперного театра «Ковент-Гарден» вновь после I Конкурса представляет в жюри Великобританию.

Распорядок трех туров прослушиваний в Академии Листа в точности повторяет прошлый конкурс: отборочный тур и полуфинал в сопровождении фортепиано прошли на камерной сцене в Зале Шолти, а финал в сопровождении оркестра – в Большом зале. Но есть и одно отличие: гала-концерт всех финалистов (как лауреатов, так и финалистов, не ставших лауреатами) состоялся не в Венгерской государственной опере, как в прошлые годы, а в Большом зале Академии Листа. Присуждение наград раздельно по женским и мужским голосам на этом конкурсе не предусмотрено: лауреаты I, II и II премий, как и обладатель Гран-при, выявлялись в общем зачете, а награждение на сей раз проходило в два этапа. После финала были вручены I, II и III премии, приз зрительских симпатий и две специальные премии (от Венгерской академии искусств и от Академии Листа), а вручение Гран-при и специальных призов состоялось после гала-концерта, который явился сжатой версией финала: финалисты пели по одной из двух арий, исполненных ими в финале.

В силу этого, погрузившись в живую конкурсную атмосферу лишь в дни полуфинала и финала, автор этих строк, не имея возможности задержаться еще и на гала-концерт, в живых музыкальных впечатлениях нисколько не потерял. Пришлось лишь постфактум узнать имя обладателя Гран-при (хотя сюрпризом для рецензента оно и не стало), а также адресатов специальных призов. Но при наличии у Конкурса Евы Мартон весьма информативного сайта, на котором отражены не только все актуальные новости, но и есть записи выступлений участников, сделать это оказалось вовсе не сложно, равно как и виртуально стать зрителем и слушателем пропущенного итогового гала-концерта. Живого восприятия это, понятно, заменить не может, однако быть в курсе дела позволяет уверенно!

Остается лишь сказать, что финал конкурса и гала-концерт прошли в сопровождении Оркестра Венгерской государственной оперы под управлением маэстро Балажа Кочара, музыкального руководителя этого театра. Не забыть и то, что идущий в ногу со временем Международный конкурс вокалистов Евы Мартон в Будапеште в аспекте информационно-новостного и прочего медийно-технического обеспечения – едва ли не самый открытый конкурс в мире, ведь абсолютно все прослушивания (отборочный тур, полуфинал и финал) сегодня доступны на официальном сайте конкурса в HD-качестве. Этот факт – заслуга великолепной команды профессионалов во главе с главным партнером-координатором конкурса по коммуникациям и развитию Имре Сабо Штейном. Выпуск бесплатной высококачественной печатно-издательской продукции (буклета и зрительской программы финала/гала-концерта), интерактивное обеспечение конкурсных прослушиваний, создание общедоступного видеоархива, интернет-трансляции туров и прямой эфир гала-концерта составляют необходимо-важную сферу деятельности этой команды, и с такой потрясающей технической оснащенностью конкурса рецензенту приходится сталкиваться впервые!

Из 68 участников, заявленных в официальном буклете конкурса, в Будапешт прибыл 61 конкурсант, но фактически в отборочном туре выступили ровно 60 участников из 23 стран (для сравнения на прошлом конкурсе в отборочном туре выступили 47 участников из 18 стран). В числе конкурсантов были и два участника, представлявшие одновременно две страны: один – Италию-Аргентину, другой – США-Мексику, так что приведенное выше общее число стран с неким избытком учитывает и это. Наиболее мощные национальные делегации представили Украина (14 участников), Венгрия (10 участников), Россия (9 участников) и Южная Корея (5 участников). От Китая, включая одного конкурсанта из Гонконга, было 4 участника, от Нидерландов – 2, а от всех остальных стран (не считая двух конкурсантов с двойным гражданством) – по 1 участнику. Конкурсанты-«одиночники» прибыли из 14 государств (Армении, Белоруссии, Бразилии, Великобритании, Греции, Казахстана, Канады, Монголии, Перу, Польши, Соединенных Штатов Америки, Финляндии, Чехии и Японии).

В полуфинал прошли 23 человека, в финал – 13 (на прошлом конкурсе эти показатели были соответственно 27 и 10). Для отборочного тура участники должны были подготовить песню Листа и две разноплановые арии, из которых исполнялась одна по выбору жюри (вторая – лишь в случае его особого решения). В полуфинале по выбору конкурсантов исполнялись две новые арии, а для финала требовалось подготовить еще три, не заявленные в предыдущих турах, из которых одна выбиралась жюри, а другая – участниками. Два прослушивания полуфинала прошли в течение одного дня 13 сентября, так что публике и жюри в этот день в исполнении 23 участников довелось прослушать 46 арий! Такому «нескончаемому» музыкальному марафону, в чём довелось убедиться и два года назад, теплая камерная атмосфера изящного и уютного зала Шолти способствовала как нельзя лучше. И на конкурсе этого года довелось встретиться с прекрасными, в целом, по фактуре – хотя и далеко не всегда безупречными по технике и стилю – молодыми голосами. 15 сентября в оркестровом финале 26 арий в исполнении 13 участников вывели конкурс на увлекательнейшую финишную прямую, а роскошные «золотые» интерьеры Большого зала Академии Листа по-прежнему несли особый торжественный настрой, свою неповторимую магию, мощное воздействие которой нельзя было не испытать и на этот раз.

Нынешний официальный конкурсный буклет – весьма обстоятельный и как всегда прекрасно изданный! – распределил все голоса участников по следующим категориям: сопрано (28 человек), меццо-сопрано (10 человек), теноры/контратеноры (10 человек), баритоны/бас-баритоны (10 человек) и басы (2 человека). К началу полуфинала раскладка стала такой: сопрано – 11, меццо-сопрано – 4, теноры/контратеноры – 4, баритоны/бас-баритоны – 4, а басы с дистанции сошли, причем в категории «теноры/контратеноры» контратеноров не обнаружилось. К началу финала картина оказалась, естественно, еще более компактной: сопрано – 6, меццо-сопрано – 3, тенор – 1, баритоны – 3. В этом году к полуфиналу было допущено меньше участников, чем два года назад – 23 против 27-ми, и из не прошедших в финал особо упомянуть хочется лишь трех конкурсантов.

Акцентированно-сильным, полетным, тембрально красивым и, что очень важно, вдумчивым, осмысленным звучанием в ариях Гульельмо из «Così fan tutte» Моцарта («Rivolgete a lui lo sguardo») и Валентина из «Фауста» Гуно («Avant de quitter ces lieux») запомнился артистичный, культурный, технически грамотный баритон Юрий Гадзецкий (Украина). Трем другим баритонам-полуфиналистам, прошедшим в финал, он составил весьма серьезную конкуренцию, но конкурс есть конкурс, и дойти до финала абсолютно все, увы, просто не могут! При такой же количественной раскладке полуфинала у теноров тенор Михайло Кушлык (Украина) с каватинами Фауста из одноименной оперы Гуно («Salut! Demeure chaste et pure») и Альмавивы из «Севильского цирюльника» («Ecco ridente in cielo») серьезной конкуренции своим собратьям по цеху не составил, особенно в части постижения весьма прихотливой стилистики Россини, но всё же смог оставить довольно приятное впечатление красивым лирическим тембром голоса, притом что кантиленной мягкости звучания ему всё же недоставало. В каватине Фауста коварная верхняя фермата прозвучала у певца вполне уверенно, убедительно, хотя брать именно этот номер для конкурса было всё же довольно рискованно.

При переходе из полуфинала в финал недосчитались лишь одной меццо-сопрано, то есть по минимуму, но «потери» в рядах сопрано оказались при этом более ощутимые – 5 человек, но ведь певиц-сопрано на этом конкурсе, по сравнению с меццо-сопрано, и было существенно больше. При этом сопрано Елизавета Соина (Россия), для которой конкурс как раз и закончился стадией полуфинала, от четверки не прошедших в финал певиц той же специализации всё же выгодно отличалась и выучкой, и общей вокальной культурой. Но ее холодная отстраненность, безэмоциональность, напористо-спинтовое, почти «стальное» звучание и в арии Лю из «Турандот» Пуччини («Signore, ascolta!»), и в арии Эльвиры из «Эрнани» Верди («Surta è la notte ... Ernani! Ernani, involami»), в которой бичом певицы оказались мелкая подвижная техника и пронзительный, «зашкаливающий ультразвуком» верхний регистр, никаких шансов для выхода в финал просто не оставили.

Среди 13 финалистов лауреатские места согласно решению жюри распределены следующим образом:

• Гран-при (€15000) – Галеано Салас (тенор, США-Мексика);
• I премия (€12000) – Бадрал Чулуунбаатар (баритон, Монголия);
• II премия (€9000) – Жужанна Адам (сопрано, Венгрия);
• III премия (€6000) – Юлия Музыченко (сопрано, Россия).

Результат голосования публики за лучшего певца по итогам финала следующий:

• Приз зрительских симпатий (€3000) – Галеано Салас (тенор, США-Мексика).

Названные выше лауреаты также отмечены и специальными призами:

• Галеано Салас – ангажементы от Венгерской государственной оперы, Венгерской филармонии, Национального театра Мишкольца, летнего Оперного фестиваля Bartók Plus в Мишкольце и Danubia Orchestra Óbuda (Будапешт);
• Бадрал Чулуунбаатар – ангажемент от Будапештского летнего фестиваля и приз от Витторио Террановы (концертный ангажемент по линии Società Umanitaria в Милане в декабре 2018 года);
• Жужанна Адам – концертные ангажементы лучшему венгерскому участнику от MÁV Symphony Orchestra (Будапешт) и Zugló Philharmony (Будапешт) в сезоне 2019/2020, от коллективов – Оркестра и Хора – Венгерского радио (Hungarian Radio Music Ensembles) в сезоне 2020/2021, а также участие в программе Fidelio Fortissimo Young Talents от венгерского медиа-портала Fidelio и предоставление персонализированных медиа-услуг от компании Papageno Consulting;
• Юлия Музыченко – ангажементы от Венгерской государственной оперы и Симфонического оркестра города Сольнока (Венгрия).

Специальными премиями и призами награждены также финалисты, не ставшие лауреатами, и один участник, не прошедший в финал:

• Илдико Медиморец (сопрано, Венгрия) – премия Венгерской академии искусств (€7800), присуждаемая по выбору Евы Мартон, ангажемент от Национального театра Печа и предоставление персонализированных медиа-услуг от компании Papageno Consulting;
• Назар Тацишин (тенор, Украина) – премия Академии Листа (в денежном эквиваленте €2200), обеспечивающая посещение мастер-класса «Турандот», проводимого Евой Мартон;
• Валентина Плужникова (меццо-сопрано, Украина) – ангажемент от летнего Оперного фестиваля Bartók Plus в Мишкольце и приз от Анатолия Гусева (две недели стажировки в Музыкальной академии в Милане);
• Чен Йибао (сопрано, Китай) – ангажемент от летнего Оперного фестиваля Bartók Plus в Мишкольце;
• Расул Жармагамбетов (баритон, Казахстан) – ангажементы от Симфонического оркестра Мишкольца и Müpa Budapest;
• Анна Шаповалова (сопрано, Россия) – ангажементы от Венгерской государственной оперы и Müpa Budapest.

Четверо лауреатов получили подарочные призы от Академии Листа:

• Беатрис Баптиста (меццо-сопрано, Бразилия);
• Инна Федорий (сопрано, Украина);
• Ксения Николаева (меццо-сопрано, Украина);
• Гагик Варданян (баритон, Армения).

Если на прошлом конкурсе Гран-при, который выиграл белорусский бас Александр Рославец, стал блестящей победой, завоеванной на волне подлинной вокальной зрелости и недюжинного профессионализма, то Гран-при, врученный Галеано Саласу, – пока еще аванс, который, несомненно, потребует подтверждения в будущем. Априори кажется, что все шансы для этого у певца есть. Оба названных обладателя Гран-при «соседних» конкурсов являются и обладателями приза зрительских симпатий. Но если Александр Рославец завоевал его истинным артистизмом и методично-скрупулезным стилистическим и техническим погружением в образы каждого оперного персонажа, арии которых он представил на конкурсе, то Галеано Салас в каждом из исполненных им номеров стопроцентно брал исключительным человеческим обаянием. Уже после полуфинала для рецензента не оставалась никакого сомнения, что и приз зрительских симпатий, и Гран-при достанутся именно этому наиприятнейшему сладкоголосому конкурсанту.

Его лирическое по фактуре звучание довольно масштабно, голос полетен, хорошо наполняет зал и весьма свободно ощущает себя в верхнем регистре, но едва намеченная округлость эмиссии, недостаточная для академических канонов, и некоторая тембральная «рыхлость», «резонированность» звуковедения в ущерб кантилене по-меломански вкусно пока еще в полной мере не убеждают. Это было очевидно как в полуфинале с каватиной Ромео из «Ромео и Джульетты» Гуно («L’amour! L’amour! ... Ah! Lève-toi, soleil!») и арией Эдгара из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти («Tombe degli avi miei ... Fra poco a me ricovero»), так и в финале. Под оркестр он исполнил арии Де Грие из «Манон» Массне («Ah! Fuyez, douce image») и Рудольфа из «Богемы» Пуччини («Che gelida manina»). При всём своем безграничном обаянии французскую музыку этот исполнитель поет пока вне стиля, с итальянским «надрывом», но драматизма в арии Пуччини недобирает, а бельканто Доницетти явно пережимает «звучком». Интерпретация этой же арии Назаром Тацишиным в полуфинале в чём-то даже предстала утонченнее, интереснее, и то, что он, не став финалистом, получил премию Академии Листа (возможность участия в мастер-классе Евы Мартон), несомненно, радует, ведь явный творческий потенциал есть и у этого певца!

На прошлом конкурсе было «проседание» с тенорами, на этом – с басами, но два баритона-финалиста, один из которых завоевал I премию, на сей раз оставили яркое, но диаметрально противоположное впечатление. Лауреат Бадрал Чулуунбаатар – молод, но уже вполне опытен. Как «силовик»-интерпретатор, этот сугубо драматический баритон, всегда работает в подобной манере, как ни странно, довольно непринужденно, естественно, даже изящно! Спетая им в полуфинале драматичнейшая ария Жерара из «Андре Шенье» Джордано («Nemico della Patria?!») его Елецкого (наилиричнейшую арию «Я вас люблю» из «Пиковой дамы Чайковского), конечно же, затмевает, но с музыкальной точки зрения ее интерпретация право на жизнь однозначно имеет! А в двух роскошно исполненных им в финале ариях его родного драматического амплуа – прологе (арии Тонио) из «Паяцев» Леонкавалло («Si può?») и арии Риголетто из одноименной оперы Верди («Cortigiani, vil razza dannata») – певец произвел поистине феноменальное, ошеломляющее впечатление!

Расул Жармагамбетов – исполнитель удивительно певучей, чарующей кантилены, певец вдумчивый, музыкально утонченный, и две его арии в полуфинале – ария Графа ди Луна из «Трубадура» Верди («Tutto è deserto ... Il balen del suo sorriso ») и ария Князя Игоря из одноименной оперы Бородина («Ни сна, ни отдыха измученной душе») – доказали это со всем великолепием. Поистине безупречной стала его трактовка в финале «шикарной» арии Ренато из «Бала-маскарада» Верди («Alzati! Là tuo figlio … Eri tu che macchiavi quell’anima») и арии Елецкого из «Пиковой дамы» Чайковского («Я вас люблю»), и ее прочтение на стилистику опуса, несомненно, легло существенно адекватнее и элегантнее, чем у Бадрала Чулуунбаатара в полуфинале, но в «состязании» с ним Расул Жармагамбетов в общем зачете всё же уступил. Что ж, повторимся: конкурс есть конкурс, и на конкурсах такое случается, что, в общем-то, обычное дело, когда выбрать из равных очень трудно.

Позади них с большим отрывом остался коллега по цеху Гагик Варданян, который в финале, спев арию Малатесты из «Дона Паскуале» Доницетти («Bella siccome un angelo») и сцену смерти Родриго из «Дона Карлоса» Верди («O Carlo, ascolta … Io morrò, ma lieto in core»), выступил заметно скромнее, хотя в полуфинале заинтересовал раритетной арией Альфонсо из «Фаворитки» Доницетти («Vien Leonora, a piedi tuoi») и арией Фрица (танцевальной песней Пьеро) из «Мертвого города» Корнгольда («Mein Sehnen, mein Wähnen»). Гагик Варданян получил статусный приз-подарок от Академии Листа. В такой же ситуации оказались и три финалистки нынешнего конкурса. Сопрано Инна Федорий из этой тройки в полуфинале и финале выступала довольно ровно и стилистически аккуратно, но ее манера спокойствия и предсказуемости азартом и самобытностью так и не зажгла. Зато две меццо Беатрис Баптиста и Ксения Николаева своими неожиданно мощными и зычными голосами (особенно вторая) не обратить на себя внимание просто не могли. Но при всей «экзотике», даже «уникальности» их звучания, адекватности стиля этим голосам катастрофически недоставало: их пение воспринималось на уровне лишь одного гротеска.

Совсем иное дело – меццо-сопрано Валентина Плужникова. При насыщенно-темной тембральной фактуре голоса эта певица подкупила не только рельефной артистичностью, психологизмом, но и техничностью. В полуфинале она взяла, прежде всего, изумительно яркой трактовкой арии Орсини из «Лукреции Борджи» Доницетти («Nella fatal di Rimini»). В финале конкурса бельканто триумфально вернулось с певицей в арии Леоноры из его же «Фаворитки» («O mio Fernando») и арии Изабеллы из «Итальянки в Алжире» Россини («Cruda sorte!»). И всё же II и III премии достались певицам-сопрано, так что и в третий раз без устали повторим: конкурс есть конкурс, на котором всё решает компетентное жюри!

Благодатное озарение этого конкурса – лирико-драматическая сопрано Жужанна Адам, и венгерская вокальная школа может по праву ею гордиться! Блестяще спев в полуфинале арию Тоски из одноименной оперы Пуччини («Vissi d’arte»), мощную психологическую глубину постижения образа певица обнаружила затем и в арии Лизы из «Пиковой дамы» Чайковского («Уж полночь близится … Ах, истомилась я горем»). В финале драматически проникновенно и в то же время изысканно элегантно она покорила арией Маддалены из «Андре Шенье» Джордано («La mamma morta»), но ярким образцом высшего «вокального пилотажа» певицы стала ария Леоноры из «Силы судьбы» Верди («Pace, pace mio Dio!»). Душевностью и теплотой в ариях Чио-Чио-сан из «Мадам Баттерфляй» Пуччини («Un bel di vedremo») и Елизаветы из «Тангейзера» Вагнера («Dich, theure Halle»), внося в них в финале свежесть живого, трепетного чувства, глубоко зацепила и лирико-драматическая сопрано Чен Йибао.

Если лауреатство Жужанны Адам (II премия) зиждется на прочном фундаменте мастерства, то Юлии Музыченко (III премия) – на восхитительном обаянии, прекрасных вокальных данных и… огромной сцене сумасшествия главной героини из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти («Il dolce suono … Ardon gl’incensi … Spargi d’amaro pianto»). Самый длинный номер финала слушать было довольно приятно, но стиль бельканто полновесно в нём так и не восторжествовал: количество в качество пока еще не переходит. А после арий Виолетты (È strano ... Ah, fors'è lui … Sempre libera) и Джильды («Gualtier Maldè! ... Caro nome») соответственно из «Травиаты» и «Риголетто» Верди, «широко в голос», но всё же вполне зачетно исполненных певицей в полуфинале, другая ария в финале – «дежурный» вальс Мюзетты из «Богемы» Пуччини («Quando me’n vo’») – удается ей намного лучше.

Как и победа Юлии Музыченко, премия Венгерской академии искусств, присужденная Илдико Медиморец, ассоциируется с весьма щедрым творческим авансом. Сравнивая трактовки арии Аиды из одноименной оперы Верди, представленные в финале этой певицей и сопрано Анной Шаповаловой, понимаешь, что наша певица, обладательница голоса мощной драматической фактуры, мастеровита значительно более, а ее выход в финал – уже победа! В то же время такие непохожие друг на друга трактовки арии Лизы в сцене у Канавки из «Пиковой дамы» Чайковского, представленные Жужанной Адам в полуфинале и Анной Шаповаловой в финале, – по-своему адекватны, интересны и музыкально значимы. Но на то ведь они и конкурсы, чтобы делать открытия, сравнивать и удивляться!

Фото: László MUDRA, Balázs MOHAI

Партнер Belcanto.ru — Театральное бюро путешествий «Бинокль» — предлагает поклонникам театра организацию поездки и услуги по заказу билетов в Будапештскую оперу, а также ряд европейских театров, концертных залов и музыкальных фестивалей.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

опера

Персоналии

Ева Мартон

просмотры: 1511



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть