«Не только любовь» — не только музыка!

На фестивале к 85-летию Родиона Щедрина в Московской филармонии

Игорь Корябин, 31.12.2017 в 20:09

Юбилейная дата приходится на 16 декабря, но рамки празднования 85-летия Родиона Щедрина охватили период с 5-го по 31 декабря 2017 года. Основная масса мероприятий, связанных с исполнением музыки композитора-юбиляра, пришлась на Санкт-Петербург. По количеству постановок его сценических опусов Мариинский театр – абсолютный лидер, единственный в России театр, давший в последние годы музыке маэстро продолжительный зеленый свет. И первым событием нынешнего большого фестиваля Родиона Щедрина стал показ 5 декабря на сцене Концертного зала Мариинского театра первой оперы композитора «Не только любовь», написанной им в 1961 году.

В программу фестиваля у себя на стационаре Мариинский театр включил также оперу «Левша», русскую хоровую оперу «Боярыня Морозова», оперу-феерию «Рождественская сказка», балеты «Кармен-сюита», «Конек-Горбунок» и «Анна Каренина». А в Мюнхенской филармонии «Гастайг» 19 и 20 декабря состоялись два концертных исполнения оперы «Очарованный странник»: в них приняли участие Мюнхенский филармонический оркестр, Мюнхенский филармонический хор, солисты Мариинского театра и Академии его молодых оперных певцов (дирижер – Валерий Гергиев).

Фестивальных событий по линии Московской филармонии, представивших музыку Родиона Щедрина в Концертном зале им. П.И. Чайковского, было четыре. 15 декабря приношение юбиляру осуществил Российский национальный оркестр (дирижер и солист – художественный руководитель и главный дирижер Михаил Плетнев), а 16-го, 21-го и 22 декабря – Симфонический оркестр, Хор и солисты Мариинского театра, а также солисты Академии его молодых оперных певцов (дирижер – Валерий Гергиев). Дальнейшее рассмотрение посвящено концерту 22 декабря – опере «Не только любовь» (премьера ее постановки в Санкт-Петербурге прошла относительно недавно – 1 марта 2017 года).

В этом сезоне Симфонический оркестр, Хор и солисты Мариинского театра во главе с дирижером Валерием Гергиевым Москву уже навещали: в конце сентября состоялось концертное исполнение «Золота Рейна» Вагнера. Щедрин, понятно, не романтик Вагнер. Щедрин – мир особого иррационального склада. В звучащей нон-стоп более двух с половиной часов чистой музыке Вагнера, «поющей» богов, мифологию и волшебство, раствориться безо всякого театрально-постановочного антуража было необычайно легко, так что часы пролетели, как один миг! Напротив, музыка оперы «Не только любовь», которую с высот XXI века, пожалуй, можно уже назвать исторической, в визуально-игровом обеспечении, несомненно, еще как нуждается!

Мелодекламационный язык музыкальной драмы Вагнера – большая стремительная река, поток непрерывный и всепоглощающий. Напротив, опера Щедрина на сюжет колхозной послевоенной жизни советской эпохи – маленькая (хотя и в трех актах) тихая заводь с причудливо-изменчивым набором наполняющих ее дискретных течений. Интегрированные в музыку пласты – фольклорно-хоровой, пластически-танцевальный, вокальный (на грани реализма и сочного гротеска) и разговорно-драматический. В иные моменты вокальный пласт в части прорисовки образа главной героини, председателя колхоза Варвары Васильевны (ее монолог в третьем акте), пронизан мощнейшим – едва ли не вагнеровским! – драматизмом, но шлягерно-ярких, врезающихся в память вокальных фрагментов в опере, пожалуй, всего лишь два. Это эффектно-колоритные песня и частушки Варвары «По лесам кудрявым, по горам горбатым … Эх! Ай, чук, чук, чук, наловил дед щук» во втором акте и меланхолически-протяжная, полная неизбывной любовной тоски песня Наташи «Туманно красное солнышко» в третьем.

В любовном треугольнике между пáрными вершинами – Наташей и возвращающимся из города в село Володей Гавриловым – как раз и встает Варвара. Вихрь страсти к нему охватывает ее, как наваждение, но председатель советского колхоза «Красный луч» должна быть «выше любви». Делая «заведомо правильный» выбор между чувством и долгом, линию Наташи и Володи усилием воли она приводит, в конце концов, к былому миру и согласию. Фольклорно-метафоричный язык оперы – «колючий» и нежный, терпкий и психологически глубокий, но, несмотря на всю его очевидную «русскость», наверное, для начала 60-х годов прошлого века он в правду был вызывающе нов, непривычен. На фоне всевозможного околомузыкального андеграунда XXI века этот язык – едва ли уже не классика, но поскольку сюжетная основа музыки неразрывно связана с конкретной весьма специфичной средой и образами, которые в нашей памяти заметно успели покрыться патиной забвения, эту оперу и нужно не только слышать, но и видеть.

К счастью, именно такую возможность и подарил нам Мариинский театр: оркестр, расположившись на месте убранного партера, на сей раз отдал концертный подиум во власть мизансцен спектакля. Сегодня, когда «заидеологизированность» советской эпохи отошла в прошлое, само обращение к колхозной тематике внутреннего «эстетического сопротивления» уже не вызывает, и в ней вполне можно отыскать даже романтические подтексты. И хотя эта опера – зарисовка вовсе не романтическая, а жизненно-проблемная, в которой страсть лишь кипит, но сюжетно развитого выхода не находит, легкий флер «советской романтики» на постановочный аспект – аспект довольно минималистичный – всё же наброшен. Трудно сказать, в какой мере полными в мобильной версии на сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского в Москве оказались сценографические, световые и даже мизансценические решения, но ясно одно: того визуального минимализма, который чрезвычайно важен для погружения в эту музыку, оказывается вполне достаточно.

В постановочную команду вошли режиссер Александр Кузин, сценограф Александр Орлов, художник по костюмам Ирина Чередникова, художник по свету Александр Сиваев и балетмейстер Гали Абайдулов. В качестве хора деревенских парней и девушек на сей раз задействован ансамбль солистов Академии молодых оперных певцов Мариинского театра (хормейстер – Павел Теплов, ответственный концертмейстер – Лариса Гергиева). Партии персонализированных героев, за исключением двух солистов Мариинского театра, также исполняют солисты Академии его молодых оперных певцов. Музыкально-постановочную команду возглавляет маэстро Валерий Гергиев, занимающий, как и было отмечено ранее, место за дирижерским пультом. При этом известен факт того, что сам композитор свой опус на либретто Василия Катаняна (1902–1980) по мотивам рассказов Сергея Антонова (1915–1995) о тружениках послевоенной деревни всегда отождествлял не иначе как с «колхозным “Евгением Онегиным”», поэтому жанровое авторское уточнение «лирическая опера в трех действиях с эпилогом» предпослано сему произведению далеко неспроста.

В либретто использованы тексты «современных» той эпохе частушек, что придает опере живую народную окраску, а визуальную живость сообщают постановке и три березки, и заброшенная посреди сцены на заднем плане борона, и многочисленные скамейки, как конструктивные элементы, из которых, словно из кубиков, складываются абстрактные театральные локализации, предусмотренные сюжетом. Все они, расцвеченные пестротой простых сельских «нарядов», апеллируют к нехитрой визуальной эстетике театрально-зрелищного концерта, развернутой концертной сюиты с мощной хоровой и танцевально-действенной тканью. При этом высокого градуса яркой театральности сей постановочный подход не только не снижает, но в условиях филигранно выстроенной музыкальной ансамблевости с прихотливо-ускользающим, но ощутимо воздействующим мелодическим полем, предстает едва ли не единственно верным, бьющим точно в цель.

Лирическое и драматическое, сатирическое и комическое, – всё в этой опере спаяно в единый, неразрывный конгломерат. Но композитор, принявший на вооружение либретто, полное подтекстов, зашифрованных смыслов и потаенных чувств, наполняющих души героев, создал музыку поразительно сильной, поистине говорящей недосказанности. Именно это опера Щедрина и заявляет в полный музыкально-выразительный голос на уровне весьма лаконичных аллюзий, словно искусно снимающих гипертрофированную кальку абстрактно-символического восприятия с коллизий реальной жизни. Именно это в партиях главного музыкально-драматургического «квадрата» оперы и заставляют ощутить слушателей певцы-солисты, «квартет» которых впечатляюще хорош как в вокальном, так и в актерском плане.

В этом «квартете» вершина бригадира трактористов Федота Петровича, безответно влюбленного в председателя колхоза, музыкально прорисована не столь подробно, как вершины собственно «конфликтного» треугольника, образованного Варварой Васильевной, Володей Гавриловым и его невестой Наташей. Противостояние Федота и Володи – лишь внешнее, обусловленное сюжетом, но в партии Федота Петровича солист Мариинского театра, бас Павел Шмулевич, несомненно, запоминается: его персонаж весьма фактурен и располагает к доверию. Солисту Академии молодых оперных певцов Мариинского театра, тенору Александру Трофимову, сполна удается типаж этакого напускного «бретёра» и циника, пытающегося быть развязным и по-городскому высокомерным. При этом само внутреннее «устройство» его героя проявляет себя по ходу спектакля вполне позитивно, а в финале вдруг вызывает к этому персонажу даже толику простой человеческой симпатии.

Образ Наташи в трактовке солистки Академии молодых оперных певцов Мариинского театра, сопрано Натальи Павловой, в вокально-актерском аспекте выразителен, нежен, подкупающе лиричен, но, естественно, главный стержень этого юбилейного проекта, его психологически-смысловая путеводная нить – образ Варвары Васильевны, изысканно тонко и чувственно созданный солисткой Мариинского театра, меццо-сопрано Екатериной Сергеевой. Заметим, голос исполнительницы на сегодняшнем этапе его развития по фактуре не слишком объемен и плотен, но, благодаря высочайшей культуре пения и природному артистическому темпераменту, певица выстраивает драматические градации партии весьма продуманно, создает поразительно разноплановый, богатый спектр оттенков от проникновенной лирики в завязке оперы до вихря страсти в монологе финала.

На редкость слаженный ансамбль складывается и в партиях второстепенных героев. Три тракториста в бригаде Федота Петровича – баритон Ярослав Петряник (Иван Трофимов), а также тенорá Илья Селиванов (Мишка) и Савва Хастаев (Гришка). Девушка с высоким голосом – сопрано Маргарита Иванова. Разведёнка Катерина – меццо-сопрано Екатерина Бондаренко. Руководитель духового самодеятельного оркестра Кондурушкин – бас-баритон Денис Беганский. Анютка – сопрано Екатерина Латышева. Парень – тенор Александр Шагун. Трактористка – сопрано Оксана Моторина. Девушки (солистки в ансамбле) – Оксана Моторина, Ангелина Казарьян, Анна Шульгина, Анна Князева, Анастасия Богданова и Екатерина Гринь.

В звучании обсуждаемого проекта впечатляют и удивительно прозрачные, изысканно-полифонические хоровые страницы, которые выступают не просто фольклорным фоном. Они – словно подспудные движители всех событий, а нагрузка хора в этой опере сродни функции хора в древнегреческой трагедии, только на сей раз это не резонер и не комментатор, а непосредственно-живой активный участник, без которого события сюжета потеряли бы весьма самобытную и терпкую среду своего произрастания. Валерий Гергиев, сегодня, кажется, продирижировавший практически всеми оперными опусами Родиона Щедрина, – несомненно, главный специалист по музыке этого композитора в России, и эту музыку прославленный дирижер всегда творит ярко, импульсивно, докапываясь до самых потаенных, сокровенных глубин ее истинно русских образующих истоков, в чём мы смогли ожидаемо убедиться и на сей раз...

25 декабря 1961 года – вскоре после мировой премьеры в Новосибирском театре оперы и балета, состоявшейся 5 ноября того же года – премьера оперы Родиона Щедрина «Не только любовь» прошла в Большом театре. За дирижерским пультом находился тогда молодой маэстро Евгений Светланов, лишь начинавший в то время свой творческий путь, красной строкой вписанный сегодня в летопись отечественной музыкальной истории XX века. Эта опера, будучи по тем временам непонятой и по достоинству недооцененной, исчезла из репертуара вплоть до начала 70-х, когда была поставлена Борисом Покровским в его авторском театре в новой камерной редакции. Но, как птица Феникс, из пепла долгого забвения она вдруг возродилась именно в наше постсоветское время!

Парадокс? На первый взгляд, да. Но в том, что ностальгическая тяга к подобного рода мощному и яркому музыкальному материалу кануть в Лету просто не смогла, ничего удивительного ведь нет! Первой реализацией этого опуса в XXI веке стала постановка «Санкт-Петербург Оперы», осуществленная Юрием Александровым. Ее эстафету как раз и принял Мариинский театр, и свой отрезок творческого пути, приуроченного к 85-летию композитора-классика XX и XXI века (ведь творчество маэстро продолжается и по сей день!), гости столицы, доставившие нам музыку Родиона Щедрина из города на Неве, прошли на редкость убедительно и впечатляюще!

Фото предоставлены Московской филармонией

На правах рекламы:
Натяжные потолки — наиболее практичный вариант для любой квартиры. Демократичные цены и большой выбор представлены на сайте http://domodedovo.50potolkov.ru. Отличный вариант для жителей Московской области.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть