Романсы XX века — это актуально!

Новый альбом Александры Дурсеневой на фирме «Мелодия»

Игорь Корябин, 29.12.2017 в 20:07

Вторая половина 2017 года принесла меломанам выход на фирме «Мелодия» трех альбомов с записями русской вокально-камерной музыки. Один из них (MEL CD 10 02529) – дань классическим романсам Петра Чайковского и Сергея Рахманинова.

Ноябрьский релиз этого альбома стал продолжением переиздания архивных записей легендарной певицы XX века Елены Образцовой совместно с Фондом ее имени. Представленная подборка концертных записей из Большого зала Московской консерватории интересна тем, что, наряду с романсами Рахманинова в ансамбле с Важей Чачавой (1986), в ней впервые представлены интерпретации в ансамбле с первым концертмейстером певицы Александром Ерохиным (Рахманинов – 1973, Чайковский – 1975).

Интереснейшие бонусы этого диска – впервые изданные песнопения с соло певицы из «Литургии Святого Иоанна Златоуста (op. 31, № 2) и «Всенощного бдения» (op. 37, № 2) Рахманинова (оба исполнены в 1980 году с Московским камерным хором под управлением Владимира Минина).

Два других альбома — целенаправленное погружение в музыку XX века.

К его второй половине отсылает июльский релиз (MEL CD 10 02512) – студийные записи вокальных циклов Дмитрия Шостаковича (1906–1975) в исполнении Елены Зеленской (сопрано). «Семь стихотворений Александра Блока» (op. 127, 1967) и «Сатиры» («Картинки прошлого») на слова Саши Чёрного (op. 109, 1960) – записи 2009 года, «Четыре песни» на слова Евгения Долматовского (op. 86, 1951) – 2016-го (партия фортепиано – Евгения Чеглакова, скрипки – Александр Калашков, виолончели – Дмитрий Миллер).

Каждый из опусов (концептуальный блоковский цикл и едкие «Сатиры»), занимая свою индивидуально очерченную философско-творческую нишу, в интерпретации певицы вырастает в одновременно мощную и нежную экспрессию вокально-жестких музыкальных формул композитора. На контрасте с ними пленительно-мелодичный цикл на стихи Долматовского – пусть лишь точечно, но зато прицельно емко! – возвращает нас к совершенно другому – «песенному» – Шостаковичу…

А декабрьский релиз (MEL CD 10 02509) – второй студийный альбом Александры Дурсеневой (меццо-сопрано) – так и называется «Романсы XX века». Его открывают «Весна монастырская» (op. 6, № 1, 1907) Игоря Стравинского (1882–1971) из песенного диптиха на слова Сергея Городецкого и два номера из разных опусов Сергея Прокофьева (1891–1953): «Кудесник» (op. 23, № 5, 1915) на слова Николая Агнивцева из «Пяти стихотворений для голоса и фортепиано» и «Катерина» (op. 104, № 6 из тетради № 1, 1944) из «Обработок русских народных песен для голоса с фортепиано (в буклете диска ошибочно указан op. 9).

И хотя все эти три включенных номера – гости наших концертных залов далеко не частые, подлинными музыкальными изюминками альбома становятся два раритетных вокальных цикла, записанные полностью впервые. Один из них – «Шесть романсов» (op. 4, 1936) Владимира Юровского старшего (1915–1972), пять из которых – на слова Перси Биши Шелли (в переводе Константина Бальмонта), и один – на слова Сергея Городецкого. Другой цикл – «Плач гитары» Марка Минкова (1944–2012), написанный в начале 70-х годов на слова Федерико Гарсии Лорки (в переводах Марины Цветаевой, Бориса Дубровина, Валерия Столбова, Марка Самаева и Анатолия Гелескула).

Хотя первый альбом Александры Дурсеневой на фирме «Мелодия» (MEL CD 10 02318) и был романтически назван «Русские песни», его составили записи, в основном, студийные (2014), именно романсов – Николая Римского-Корсакова, Александра Бородина, Антона Рубинштейна, Модеста Мусоргского, Николая Метнера и Сергея Рахманинова. Три романса Петра Чайковского, записанные с пианистом Владимиром Слободяном и вошедшие в тот диск, оказались записями 1994 года из архива певицы – все остальные были сделаны тогда с Любовью Орфёновой.

На диске 2017 года ситуация обратная: Любовь Орфёнова аккомпанирует певице лишь в единственном романсе Стравинского, а все остальные звучат под аккомпанемент Владимира Слободяна. Альбом «Романсы XX века» издан при поддержке Банка «Интеза», и 13 декабря в Белом зале Геологического музея имени В.И. Вернадского – в сáмом центре Москвы, в двух шагах от Кремля! – состоялась его довольно необычная презентация.

Совместный концерт Александры Дурсеневой и Владимира Слободяна был выстроен нестандартно — интересно и увлекательно.

Не ставя целью озвучить вживую все аудиотреки нового альбома, этот вечер, заметно расширив программу и выведя ее за пределы камерного жанра, предстал мини-антологией творчества певицы. Первый вокальный номер концерта весьма эффектно и впечатляюще напомнил собравшимся в зале о том, что героиня презентации – солистка Большого театра России (в его труппе она – с 1994 года) и что одной из первых ее партий в главном музыкальном театре страны стал Ваня в опере Михаила Глинки «Жизнь за царя». Ария Вани «Бедный конь в поле пал» была исполнена в начале вечера, а знаменитая хабанера Кармен из одноименной оперы Жоржа Бизе – в финале.

Де-юре голос певицы – меццо-сопрано, а де-факто – редкое по нашим временам густое, яркое, фактурно-мощное контральто, и поэтому ария Вани прозвучала так психологически выразительно, так «вокально-вкусно»! Да и «визитная карточка» Кармен была вручена нам в ярко-самобытном, драматически аффектированном, но – главное при этом – в стилистически точном музыкальном дизайне. Арию Вани мы услышали в обрамлении «Полонеза» Глинки (для фортепиано) и его же «народной» песни «Коса» («Я пойду, пойду косить / На зеленый луг») на слова Александра Корсака. Блоком музыки Глинки вечер открылся неспроста: на сей раз это напоминание о том, что в 1993 году на Международном конкурсе вокалистов имени М.И. Глинки Александра Дурсенева получила II премию и приз за лучшее исполнение опуса Глинки. А в числе других важных конкурсных наград певицы можно назвать также I премию на Международном конкурсе камерного пения «Янтарный соловей» в Калининграде (1994) и III премию на Международном конкурсе вокалистов имени Станислава Монюшко в Варшаве (1995).

Сотрудничество с Владимиром Слободяном, опытным музыкантом-коучем, во многом обогатило исполнительский стиль Александры Дурсеневой именно в камерном репертуаре. Она называет его своим «советником по музыке», и поэтому неслучайно и то, что на подступах к опусам, вошедшим в новый альбом, в этот вечер прозвучали и два романса Чайковского, запечатленные еще на первом диске. Это «Мой гений, мой ангел, мой друг» на слова Афанасия Фета и «Примирение» на слова Николая Щербины. На концерте в качестве «эпиграфа» им был предпослан «Декабрь» из фортепианного цикла композитора «Времена года». Но если записи 1994 года романсов Чайковского, по сути дела, зафиксировали начало восхождения певицы на музыкальный Олимп, то, исполненные уже зрелым мастером, они, можно сказать, подвели некий промежуточный итог ее камерного творчества за прошедшие два с лишним десятилетия: их «отягощенность» мудростью и опытом жизни была очевидна.

А далее цепь музыкальной интриги презентации выковывалась так.

На хрестоматийной прокофьевской «Катерине» мы не на шутку взбодрились. На неизвестной нам доселе «Жиге» из балета Владимира Юровского старшего «Алые паруса» в переложении для фортепиано с интересом и удивлением встрепенулись. Два номера – «Ландыш» на слова Городецкого и «Доброй ночи» на слова Шелли – из «Шести романсов» Владимира Юровского старшего пригласили в светлую музыкально-созерцательную романтику поэтически-юношеского мира композитора: в год написания цикла ему исполнился всего 21 год! Нежность и хрупкость интонационных движений, мелодическая фактура, пленяющая искренностью и удивительно емкой простотой, – то, что принесли интерпретации этого альбома, и то, что, безусловно, присуще не только этим номерам, но и всему циклу. Написанный в XX веке, он всё же гораздо ближе к седой благочинной старине века-предшественника: именно такое – и весьма сильное! – ощущение возникает при прослушивании всего цикла в аудиозвучании.

Вокальный цикл «Плач гитары» Марка Минкова на слова Федерико Гарсии Лорки в камерном творчестве Александры Дурсеневой словно открывает новое поле музыкальной выразительности. Прозвучавшие в этот вечер «Гитара» и «Пейзаж» – два номера, которые всегда прочно ассоциируются с цветаевскими переводами.

Но не ощутить экспрессивную метафизику Лорки, не плениться испанскими зарисовками настроения и страсти решительно невозможно,

слушая всю запись цикла, все шесть частей, предстающие стилистически тонко выдержанной музыкальной линией полета души, сфокусированным выплеском очищающей энергетики сильного чувства. Преломлённые в пронзительно-чувственном психологизме вокальной интерпретации, в вербальности русских переводов (не только, естественно, Цветаевой), а также в мелодически богатом, животворящем мироощущении самóй музыки — русской по духу, но выявляющей на сей раз необычайно терпкую «испанскость», – эти шесть пьес, шесть камерных миниатюр, рождают большое эмоционально сильное впечатление!

Последняя часть цикла – «Кармен» (в переводе Анатолия Гелескула) – в концерте не прозвучала, но прежде чем завершить презентацию нового альбома альтернативным французским портретом свободолюбивой цыганки, обессмерченной гением Бизе, певица неожиданно предложила услышать нам романс «Зимний вечер» Николая Метнера на слова Александра Пушкина. Этот опус в первый альбом певицы не вошел, но его нынешнее исполнение – еще один мостик, элегантно перекинутый в прошлое. Метнер – композитор, творчество которого, конечно же, ассоциируется, прежде всего, с XX веком, но в XX веке его музыка (в том числе и романсы) звучала в наших концертных залах довольно редко, лишь «по случаю», да и сегодня в XXI веке, увы, ситуация та же.

Прошлое, неразрывно связанное с настоящим, — это и две «мини-баллады» Стравинского и Прокофьева («Весна» и «Кудесник»),

музыкально живописно и драматически заостренно представленные на новом диске.

Когда-то «Плач гитары» Минкова входил в концертный репертуар знаменитой меццо-сопрано Зары Долухановой, а сегодня этот цикл впервые запечатлен в отечественной дискографии! Музыкальное академическое наследие Владимира Юровского старшего сегодня практически неизвестно, но хотя бы немного мы смогли прикоснуться теперь и к нему!

Сегодня, когда в коллекции меломанов – уже два альбома Александры Дурсеневой, в отношении ее камерного творчества у нас появилось и прошлое, и настоящее. Оглядываясь на презентацию ее последнего альбома, понимаешь, что наше заповедное, наше исконно-русское, но то, что порой остается вдали от магистралей академического мейнстрима, и на этот раз вскрывает еще один богатейший пласт потаенных глубин вокально-камерной музыки.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть