Медитация по Иоанну

Екатерина Романова, 03.05.2017 в 11:41

Чуть поодаль от шумного центра Амстердама, на краю парка Вондел есть укромный уголок, где за плотной живой изгородью расположился концертный зал Оргельпарк. Раньше это место было церковью, ныне же стало центром органной музыки с большой коллекцией органов всевозможных размеров и видов и с не менее обширным и разнообразным репертуаром. Репертуар Оргельпарка включает в себя не только классику, но и джаз, тематические концерты и концерты-лекции.

Именно в формате концерта-лекции 8 апреля 2017 была представлена программа под названием «Страсти по Иоанну сегодня». Нидерландский композитор и органист Клаас Хук предложил публике новую аранжировку «Страстей по Иоанну» Баха. Этот проект появился в результате его исследования исполнительских практик XIX века.

Хук решил отойти от популярного ныне аутентизма и переосмыслить пассионы через традицию Листа, Вагнера и Малера.

С точки зрения этой традиции, главную роль в музыке играет не четкий ритм, а непрерывное изменение, развитие и развертывание звука. Аранжировка Клааса Хука также строится на вариациях темпа и постоянных динамических изменениях, которые призваны показать пластичность монументальной формы «Страстей» и создать подвижный и дышащий звук, превратив все произведение в единое непрерывно развивающееся музыкальное высказывание.

концертный зал Оргельпарк

Тонкость, динамичность и сдержанность слышны с самого начала. Вступительный хор «Herr, unser Herrscher» в исполнении камерного хора Аско (Asko Kamerkoor) разворачивается плавно и постепенно, заставляя слушателя сосредоточиться на музыкальном движении, слиться с ним. Исполнение, построенное не на масштабности, а на гибкости и детализированности, подчеркивает красоту и значимость каждой музыкальной фразы. Хотя сами артисты хора поют с огромной самоотдачей, и чувства буквально читаются на их лицах, дирижер Йос Лейссинк постоянно контролирует и сдерживает эту бурю, не давая ей прорваться наружу.

История Страстей Христовых рассказывается сдержанно и интимно — без экзальтации, но с внутренним напряжением.

Интимность звучания подчеркивает камерный оркестр: две скрипки, альт, виолончель и фисгармония. Партию фисгармонии, популярнейшего в XIX веке инструмента, исполнил сам Клаас Хук. Благодаря прекрасной акустике и вдумчивому исполнению публика могла четко услышать не просто голос каждого инструмента, а словно саму его душу.

В состав солистов вошли исполнители, сочетающие в своем репертуаре современную и старинную музыку: тенор Марсел Бекман (Евангелист), меццо-сопрано Хелена ван Хел (Христос) и баритон Синан Вюрал (Пилат).

концертный зал Оргельпарк

Ключевая в «Страстях» партия Евангелиста прозвучала как взволнованный и целостный рассказ, заставляющий погрузиться в историю и сопереживать ей. Чистый и выразительный голос Марсела Бекмана то словно растворялся и ускользал в другое измерение, то с силой и экспрессией заполнял все уголки концертного зала. Исполнение партии Христа женщиной оказалось неожиданностью, но при этом прозвучало вполне уместно.

Все же персонажи пассионов не тождественны театральным персонажам, здесь важна именно музыкальная драматизация и звуковой образ. Образ, созданный голосом Хелены ван Хел, получился сдержанным и суровым. В нем слышалась твердость духа, но в то же время простота и естественность.

В целом такой состав образовал лаконичную и яркую музыкальную картину: взволнованный тенор, мужественное меццо-сопрано и печальный задумчивый баритон.

Еще одной неожиданностью версии Клааса Хука стали изменения в партитуре.

Хук убрал арии, сосредоточившись на речитативах и хоралах, что позволило «уплотнить» историю и сделать звучание более строгим. При этом рефлексивная составляющая, которая содержалась в ариях, была переложена на музыкальные интермедии, специально сочиненные для этого проекта Виллемом Боогманом. Он написал три вариации на тему Баха, которые в зашифрованном виде опираются на отсутствующие арии, но словно переносят их в другое музыкальное измерение.

концертный зал Оргельпарк

Первое интермеццо смешивает в себе разные временные пласты: в нем есть фрагменты барокко, что-то от современной музыки, что-то от музыки Востока, есть просто бытовые шумы. Интермеццо №2 представляет собой напряженный и местами взволнованный музыкальный разговор, построенный на обсуждении всеми инструментами одной ноты. Интермеццо №3 имеет неожиданную концовку.

Сыграв последние ноты, музыканты достают небольшие камешки и по одному бросают их в деревянные ящики, стоящие на полу.

Звук падающих камешков в абсолютной тишине — спокойный, простой, естественный, грустный — создает эффект некоего акустического ваби-саби, мимолетного несовершенного совершенства.

Проект Клааса Хука можно в целом описать как вдохновляющий музыкальный эксперимент, раскрывший тонкие оттенки и грани баховской музыки. За счет нового подхода к аранжировке, сокращений и интермедий в этой версии уменьшилась сфера драматических аффектов «Страстей», зато более выпукло предстала линия лирической медитации и внутреннего сосредоточения. Это взгляд на евангельскую историю то ли из отдаленного будущего, то ли из вечного настоящего, где нет времени.

«Страсти по Иоанну сегодня» стали удивительным акустическим опытом — обновляющим и освежающим, после которого цвета кажутся ярче, а звуки четче.

Фотографии автора

реклама

вам может быть интересно

Мужской ум Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Иоганн Себастьян Бах

Произведения

Пассионы, Страсти по Иоанну

Словарные статьи

амстердам

просмотры: 1594



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть