Финская дева и русский Кащей

Ирина Севастьянова, 28.04.2017 в 14:34

Фото: Ира Полярная / Опера априори

IV Международный фестиваль «Опера априори» завершился концертным исполнением опер «Дева в башне» Сибелиуса и «Кащей Бессмертный» Римского-Корсакова.

Фестиваль «Опера априори» появился недавно и заметно украсил концертный ландшафт Москвы. Программы всех четырех лет существования проекта уникальны: это и выступления певцов первой величины, российские и мировые премьеры, а также обращения к редко исполняемым сочинениям.

В этом году фестиваль покинул свое традиционное место — Большой зал консерватории — и рассредоточился по разным площадками столицы. В Концертном зале им. Чайковского выступил контратенор Франко Фаджоли с ариями из опер Россини, в Римско-католическом кафедральном соборе прозвучал «Реквием памяти Жоскена Депре», закрытие состоялось в зале им. Рахманинова в Филармонии-2.

Для финального концерта организаторы приготовили две оперные сказки.

«Дева в башне» (1896) и «Кащей Бессмертный» (1902) гармонично сочетались друг с другом. Во-первых, произведения написаны почти в одно время — на рубеже веков. Во-вторых, их объединяют и схожие сюжеты. Фабула опер проста: девушку, находящуюся в заточении, спасает храбрый герой. Конечно, на Сибелиуса и Римского-Корсакова оказали влияние и музыкальные драмы Вагнера. Несмотря на очевидные параллели, «Дева» и «Кащей» все же очень разные.

«Дева в башне» — единственная опера финского композитора Яна Сибелиуса; в России никогда ранее не исполнялась. Впрочем, и в Европе зазвучала лишь в конце прошлого века: сразу же после премьеры композитор решил переделать сочинение, но так к нему и не притронулся. Партитура долгое время пролежала в столе, а исполняться начала уже после смерти автора. «Деву в башне» впервые записал дирижёр Неэме Ярви в 1985 году с Гётеборгским симфоническим оркестром.

Национальный колорит сочинения и изысканная оркестровка, конечно же, тесно связаны с симфоническим творчеством Сибелиуса.

Да и партии певцов в опере по своей природе инструментальны: рисунки мелодий сложны, а тесситура неудобна. Дополнительную трудность опере добавляет и редкий для вокальных сочинений язык — шведский.

Лирическому и высокому голосу Натальи Мурадымовой (Дева) не хватало плотности центрального и нижнего регистров, зато верхние ноты взлетали легко и свободно. По сюжету непорочную Деву преследует злой служитель замка Фогт. Эту партию исполнил баритон Маркус Ниеминен — единственный представитель Финляндии в российской команде певцов. На помощь девушке пришли Возлюбленный — тенор Артём Сафронов и Хозяйка замка — меццо-сопрано Евгения Сегенюк.

Глас народа — хор (Государственной хоровой капеллы имени Юрлова) — словно флюгер, фиксировал сюжетные повороты. В целом же в опере Сибелиуса главная роль отведена оркестру. И в инструментальных эпизодах Московский камерный оркестр «Musica Viva» во главе с Олли Мустоненом создавал прекрасные звуковые картины в духе финских орнаментов.

Опера «Кащей Бессмертный» — «осенняя сказочка» в серо-коричневых тонах

— воспринималась как полная противоположность жизнеутверждающей музыке Сибелиуса. Либретто Римский-Корсаков создал сам. Композитор обладал цветным слухом и в ремарках к партитуре тщательно выписывал сценические нюансы во всех красках.

«Кащей» — это, вне всякого сомнения, сказка непростая. Современники Римского-Корсакова находили в опере даже политический подтекст: накануне Первой русской революции фольклорная история воспринималась как манифест к свержению самодержавия. На протяжении всего XX века «Кащея» рассматривали исключительно как детскую сказку. В наши дни услышать оперу можно лишь в концертных исполнениях.

Римский-Корсаков переосмыслил устойчивые амплуа певцов.

Например, партия Ивана-Королевича — лирического героя — написана не для тенора, как часто бывает в операх, а для баритона (Маркус Ниеминен). Зато тенору композитор отдал главную роль.

Кащея в концерте исполнил Станислав Мостовой. Артисту этот образ удался: царь получился у него противным и ядовитым старикашкой. Евгения Сегенюк (Кащеевна) — певица с крепкими и зычными низами — создала образ угрюмой и диковатой дочери злого царя, впрочем, не лишенной и человечности. Бурю-богатыря — персонажа, наделенного невероятной силой, — с блеском воплотил бас Пётр Мигунов.

Витиеватые ходы и ползущие мелодии в оркестровых партиях как нельзя лучше передавали атмосферу глухого заколдованного леса. И хотя добро в конце восторжествовало, от «Кащея» остался мутный осадок.

В следующем концертном сезоне фестиваль «Опера априори» переместится на новую площадку: в феврале 2018 года прозвучит программа из редких сочинений Бетховена и Мейербера на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Фото: Ира Полярная / Опера априори

На правах рекламы:
Приглашаем бесплатно посмотреть армянские сериалы на сайте https://serialner.ru/otar/. Истории любви, окруженные терпким национальным колоритом, доставят удовольствие всем любителям жанра.

реклама

вам может быть интересно

Фаталист со скрипкой Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Филармония-2

Персоналии

Ян Сибелиус

Коллективы

Musica Viva, Капелла имени Юрлова

Произведения

Кащей Бессмертный

просмотры: 1464



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть