Оперная стать Калевалы

Нора Потапова, 21.03.2017 в 19:50

Возможности позиционировать себя в год столетия независимости Финляндия использует, кажется, на все сто. Во всяком случае, в области культуры.

Вслед за очень интересной хельсинской премьерой «Леди Макбет Мценского уезда» в старинной столице финнов городе Турку реализовался значительный оперный проект Die Kalewainen in Pochjola. На русский переводимое как «Сыновья Калевы в Похьёле», это музыкально-сценическое произведение пролежало в забвении на полках архива городской библиотеки больше 120-ти лет, и вот теперь, наконец, поставлено. С большим, надо сказать, размахом и успехом.

Турку числится культурной столицей финского государства, что и подтвердил масштаб проекта.

Для его сценической реализации использовали помещение старого паровозного депо, преобразованного в огромный театрально-выставочный комплекс Logomo. Размеры сценической площадки и постановочные технологии впечатляют. Спектакль прошёл блоком в шесть представлений, но, думаю, показы будут повторяться — эффектное действо с очень красивой музыкой безусловно того требует.

Опера была написана в конце XIX века человеком, много лет проработавшим капельмейстером Музыкального общества. Карл Мюллер-Бергхаус, немец по происхождению, скрипач, дирижёр и композитор, страстный поклонник Вагнера, щедро исполняемого оркестром Турку (старинное название города — Або), любил и знал финский эпос.

Калевала, как ни странно, вообще была собрана, записана и обработана, лишь в XIX веке языковедом и врачом Элиасом Лённротом. А в 1890 году по её мотивам родилась большая четырёхактная опера Мюллера-Бергхауза, которой тогда не суждено было увидеть свет рампы.

Партитура сделана мастерски и звучит так современно, что закрадывается мысль: а не приложил ли руку к её оркестровке замечательный финский дирижёр Лейф Сегерстам, композитор, музыкальный руководитель проекта? Так или иначе, но

это грандиозное творение, полное мелодического великолепия и вкусных гармонических оборотов вагнеровского толка,

по-вагнеровски сильное, романтичное, разливающееся бесконечной звуковой волной. И пусть эта музыка вторична, а драматургия её несколько размыта, пусть длинноты не всегда оправданы — мощь и красота художественной ткани в целом дарит подлинное слуховое наслаждение. И оно многократно усилено мастерством исполнения: тончайшей проработкой оркестровой ткани, столь качественной, что кажется — абсолютно ничто не может порушить гармонию звучания.

Сегерстам, кстати сказать, управляет звуковой массой спокойно, сдержанно, без малейшего намёка на внешнюю экстатичность. Да и располагается оркестр в самой глубине сценической площадки, позади грандиозных станков, многолюдного хора и солистов. И лишь множественные мониторы удобно для вокалистов и заинтересованной публики транслируют работу дирижёра.

Скупым жестом маэстро ведёт с исполнителями заинтересованный диалог,

словно бы не управляя музыкой и певцами, а только уважительно поддерживая их под локоток. Хотя понятно, что это иллюзия: удержать и направить подобную махину способна лишь сильная воля интеллектуального лидера крупного масштаба. А Сегерстам, между тем, ещё и увлекающаяся художественная натура, композитор, с азартом сочиняющий несметное количество небольших оркестровых произведений под названием «симфонии». И с удовольствием раздаривающий поклонникам диски с записями — в качестве автографа вы вполне можете получить 110-ю или 238-ю симфонию.

Солисты-вокалисты этого проекта отличаются благородной культурой пения, и хотя параметры сценической площадки требуют технического усиления, качественная аппаратура делает это корректно, не деформируя тембры голосов.

Великолепны низкие мужские голоса: героический баритон Томми Хакала — герой Илмаринен и благородный бас — Петри Линдроос — Вяйнямейнен. Хороши крепкое сопрано Йоханны Русанен-Картано, злой волшебницы Лоухи и особенно бархатное меццо Анны Даник — Луоннотар. Красивый тенор Кристиана Жаслина слегка покачивался и, к сожалению, был не стабилен на верхах. Звучное сопрано Кайса Ранта вполне корректно озвучила партию женственной героини.

Хотя опера написана не на финском, а на вполне переводимом немецком, детально разобраться в сюжете человеку непосвященному трудно.

В общих чертах, это история о том, как сыны земли Калевы пошли на север, чтобы породниться с дочерями земли Похьёлы. Злая потенциальная тёща героев волшебница Лоухи дочерей замуж отдавать не спешит и строит женихам всяческие козни, пытаясь их извести. Всё же благородному баритону удаётся сторговаться: цена за деву севера Исмо — чудо-мельница благоденствия и любви САМПО, выковать которую Илмаринен должен собственноручно. Но удаётся это не сразу. Первые три попытки дают осечки, однако не совсем; а вернее, совсем не осечки: согласно либретто, народ финский получают СВЕТ, СИЛУ и ИЗОБИЛИЕ. А с четвёртого раза — ЛЮБОВЬ, которая и есть САМПО. Всё в высшей степени гуманно и экономически разумно.

Вот этот самый ритуал ковки отнюдь не меча, а мирного САМПО — и есть кульминация. Станки выстраиваются в массивный круг, его внутренность заполняется одноликой хоровой массой, Илмаринен и Исме — на разных полюсах окружности. И следует мощный оркестрово-хоровой пласт с участием солистов, в котором вся сила в красоте звучания и сногсшибательном освещении 60-ти (!) прожекторов-пушек.

В финале сцены, когда САМПО выковалось, лучи соединяются в огромную сияющую звезду. Это очень красиво.

Правда, после этой кульминации во второй части представления трём героям ещё приходится повоевать с войском Лоухи, Илмаринену «взять на абордаж» высокую лестницу из станков, освободить Исме и спеть вместе с хором много красивой нелёгкой музыки. За это время три претендента на руку девы севера побратались, экстравагантный тенор (в первой части весь в голубом атласе, вышитом цветами) остепенился, и все поняли, что счастливая Родина — то, что надо, а злой волшебнице следует удалиться со сцены.

Работа режиссёра Тиины Пуумалайнен с актёрами в этой постановке в целом свелась до уровня разводки — кто куда. Далее каждый действует по мере собственного понимания. Однако в представлении подобного типа важна общая организация спектакля, а она великолепна. Даже не стоит выяснять, чья это заслуга — режиссёра, художника Теппо Ярвинена или технологов.

Сценическое пространство освоено логично, красиво и удобно для поющих артистов.

Освещение блистательно. Звук сбалансирован оптимально. Быстрые передвижения больших хоровых масс, сохраняющих единый характер и состояние; бесшумные и совершенно не антимузыкальные чистые перемены — создание крупных сложных композиций из станков-секций на глазах зрителей; простые и остроумные решения — типа палаточного лагеря, когда перекинутые через стойку и подсвеченные изнутри куски белой ткани мгновенно убираются с окончанием эпизода — всё продумано и отрепетировано, а производится спокойно, дельно, без грохота, с сохранением общего темпоритма.

Рабочих сцены, совершающих эти манипуляции, трудно отличить от артистов хора, настолько они пластичны и научены слышать музыку. В свою очередь, артисты хора демонстрируют идеальную дисциплину передвижений и великолепное мощное звучание.

Реализация проекта осуществлена совместными усилиями Филармонического оркестра Турку и Музыкального фестиваля Турку с приглашением лучших финских певцов-солистов. Эта уникальная акция ещё раз говорит о том, как бережно и щедро финны относятся к своей культуре. Видимо, герою эпоса Илмаринену удалось-таки выковать САМПО — мельницу благоденствия и любви.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

просмотры: 1274



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть