Оттенки печали

«Кавалер розы» в Ковент-Гардене

Людмила Яблокова, 19.01.2017 в 23:29

«Кавалер розы» — это чудесная музыка, непредсказуемые повороты событий, великолепная интрига и венский шарм в одном флаконе. Романтическая комедия Рихарда Штрауса вернулась в Ковент-Гарден в новой постановке Роберта Карсена. События в ней происходят в 1911 году, в котором и состоялась премьера оперы, то есть, по сути, накануне Первой мировой войны.

Режиссер отнесся к этому факту со всей серьезностью: романтичность была отодвинута на второй план, зато военная тема муссировалась достаточно активно. Все события второго акта проходили в стилизованном, в черно-белых квадратах, зале.

Обстановка — настенные фрески воинствующих героев из греческих мифов,

фартучки горничных в черно-белых квадратиках, а также пара пушек, прислонившись к которым влюбленные Октавиан и Софи, обменялись первым поцелуем.

По либретто действие этого акта должно было происходить в доме отца Софи, Фаниналя, но эти апартаменты больше подходили откровенно воинствующему, грубому, наглому и самоуверенному барону Оксу. Здесь он точно чувствовал себя как дома.

«Кавалер розы» в Ковент-Гардене

Декорации первого и третьего акта в чем-то перекликались (сценограф Пол Стейнберг). Во-первых, обилие цвета бордо как в дорого убранной спальне Маршальши, так и «доме с дурной репутацией», где в частных комнатах барон Окс должен был встретиться с Мариандль, а на деле — с переодетым Октавианом. Во-вторых, и там, и здесь стены украшали в дорогих, богато отделанных рамах портреты военачальников или картины военных советов.

Поведение красивой, молодой и весьма сексуальной Маршальши было вполне понятно и оправданно в начале первого акта,

но чуть позднее вызвало серьезное недоумение: отчего же ей, такой цветущей, так уж горевать по поводу своей не совсем первой, но явно и не угасающей молодости. В третьем же акте, когда в совершенно очаровательном, пронзительном терцете Маршальша отказывается от своего юного любовника и дарит его Софи, окончательно веришь в искренность ее намерений.

Костюмы (Бриджит Рейфенсталь) новой постановки соответствуют времени, также, как и декорации. Своеобразно прочтение режиссером оперы: этот красочно оформленный спектакль, помещенный как раз в ту эпоху, когда опера и создавалась, должен донести до нас мысль, что это время подошло к концу — мир находится на грани катастрофической войны, которая изменит Европу навсегда.

Очень глубокая мысль, и все это было бы хорошо, если бы не было — местами — так скучно и так долго!

Когда из комической оперы выхолащивается самое главное — комизм, и все подается слишком серьезно, в том числе и то, что должно быть смешно, постановка от этого явно не выигрывает.

Я не в первый раз слушала и смотрела эту оперу, но только в этот раз осознала, что длится-то она четыре часа чистого времени. Ну, а если следовать известному афоризму о том, что счастливые часов не наблюдают, значит… оперное счастье обошло меня в этот раз стороной. Впрочем, и сам Штраус однажды утомился стоять за пультом, о чем и поделился на ушко с концертмейстером. «Но маэстро, вы же сами так написали». «Я знаю, но я никогда не предполагал, что сам должен буду дирижировать», — отозвался он.

На роль Маршальши была приглашена американская сопрано Рене Флеминг,

которая играла в пяти спектаклях из восьми. Она дебютировала на сцене Королевской оперы в 1989 году и с тех пор регулярно возвращалась на сцену как Амелия Гримальди (Симон Бокканегра), Русалка, Дездемона, Виолетта и т.д. Роль Маршальши ей хорошо знакома, она выступала с ней также и в Метрополитен-опера. Рене и выглядит замечательно, и звучит прекрасно и прочувствованно.

Выступление английской меццо-сопрано Элис Кут в партии Октавиана не было вполне убедительным в вокальном плане, хотя ей удалось изобразить трепетную любовь юноши к Софи, также, как и недоумение и растерянность в спальне Маршальши в тот момент, когда та принимает решение расстаться с ним. Английская сопрано Софи Беван (Софи, дочь Фаниналя) несравненна в пении и трогательна как актриса.

Британец Мэтью Роуз, обладатель сочного баса, сыграл барона Окса и комическим, но также циничным и даже зловещим. Йохен Шмекенбехер с энтузиазмом исполнил Фаниналя. Итальянский певец Джорджио Берруджи спел по сути самого себя — итальянского певца, однако заявив о себе, как об утонченном теноре.

Но надо сказать, что пение, также, как и игра оркестра, не были равноценными на протяжении этих четырёх часов —

каждый следующий акт был лучше предыдущего.

Дирижер Андрис Нелсонс, начинавший свою карьеру трубачом в Латвийской национальной опере, а затем изучавший дирижирование в Санкт-Петербурге, здесь выступает не впервые. Он вёл оркестр с некоторым озорством.

Самым трогательным и незабываемым оказался момент, когда три женских голоса — два сопрано и меццо — и оркестр слились воедино, и в этом ансамбле прозвучали такие разные оттенки печали!

Photo: Catherine Ashmore

На правах рекламы:
Любой мусор нужно убирать — вывозить его подальше от города, от коттеджного поселка. На сайте http://eco-servis.biz/ вам помогут с выбором контейнера. Важен его объем и качество — незачем переплачивать. Лучше всего проконсультироваться у специалиста.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Ковент-Гарден

Персоналии

Рене Флеминг, Рихард Штраус

Произведения

Кавалер розы

просмотры: 1598



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть