«Ифигения в Тавриде» в Гамбургской опере

Ольга Борщёва, 13.10.2016 в 18:44

«Ифигения в Тавриде» в Гамбургской опере

Трагедии Еврипида «Ифигения в Авлиде» и «Ифигения в Тавриде», послужившие основным источником для более поздних интерпретаций древнегреческого мифа, объединяет не только общая героиня, но и то, что обе они строятся на мотиве человеческого жертвоприношения.

Ифигения, дочь микенского царя Агамемнона, была брошена отцом в огонь в ущелье Авлиды, чтобы повисшие паруса «тысяч ахейских кораблей», плывущих в Трою, снова наполнились ветром. Но чудесным образом она вознеслась из пламени костра в Тавриду (Крым), где при храме Артемиды участвовала в ритуальных убийствах чужеземцев и ненароком собиралась проводить в последний путь своего брата Ореста. Но Орест и Ифигения узнали друг друга, обманули местного царя и спаслись на корабле, захватив с собой статую богини.

Премьера «Ифигении в Авлиде», сорок второй оперы Глюка, прошла в Париже в 1774 году;

спустя пять лет французская публика восторженно приняла «Ифигению в Тавриде», уже сорок восьмую его оперу. Либретто авлидской Ифигении в сравнении с трагедией Еврипида менее жёсткое: в конце царевну ждёт не костёр, а свадьба с Ахиллом (что, впрочем, одно и то же, скажут нам исследователи античности, ведь Ахилл и Ифигения – это олицетворение солнца и огня).

Либретто таврической Ифигении, напротив, более кровавое. Ифигения не только «обряжает на смерть гостей», но и умерщвляет эллинов своей рукой. Таврический царь у Еврипида после вмешательства богини отпускает беглецов с миром и сам остается жить; в опере Глюка царя убивает Пилад, друг Ореста.

Гамбургская постановка «Ифигении в Тавриде», осуществлённая французским режиссёром Филиппе Кальварио и английским сценографом Йоном Морреллом в 2009 году, кажется единокровной сестрой «Троянцев», поставленных Михаэлем Тальхаймером здесь же в прошлом сезоне.

Те же бесформенные костюмы с грубыми ботами, окровавленные ладони, подвижная стена, вдоль которой стекает то кровь, то вода, абстрактность и ржавый металл.

Таврида предстаёт как «мир, который не может быть родиной, не связанный с каким-либо реальным местом и цивилизацией, мир после апокалипсического шока, лишенный надежды, не привязанный к какому-либо определённому времени или религии».

Отдельное спасибо постановщикам за бесформенную «каменную» бабу (статую Дианы/Артемиды). Моё предположение, что баба окажется той самой машиной, из которой появится богиня, само собой, оправдалось. Диана (Катя Пивек) была больше похожа на валькирию, но без присущей валькириям вокальной монументальности.

Трудно предположить, почему у режиссёров складывается такой угрюмый образ античности.

Ведь самая страшная греческая трагедия в итоге всегда оказывается жизнеутверждающей: хаос преодолевается, начинается новый жизненный цикл.

Тем более высоки заслуги итальянского дирижёра Рикардо Минази: «благородная простота и спокойное величие» музыки Глюка просвечивали сквозь грубое оформление; звучание всех голосов, а также всех инструментов в камерном оркестре Resonanz было гармонично и соразмерно вписано в единое музыкальное полотно.

В этом году Рикардо Минази получил две премии ECHO Klassik (в номинациях «Концертная запись: музыка XIX века» и «Оперная запись: опера XVII-XVIII веков», совместно с другими музыкантами).

Гимн жриц Дианы Chaste fille de Latone, prête l’oreille à nos chants… («Целомудренная дочь Латоны, услышь нашу песнь…»), звучащий в четвертом действии накануне жертвоприношения Ореста, был невесомым и прозрачным, как загробный призрак (хормейстер Эберхард Фридрих).

Орест (Виктор Руд) и Пилад (Райнер Трост) явились, конечно же, не античными героями, а современными страдальцами-невротиками.

Пилад медленно провёл ножом по горлу царя Тоаса (Александр Тихомиров), выступила «кровь».

Хотя голос Анны Катерины Атоначчи временами слегка тремолировал и терялся, ей удалось сделать Ифигению настоящей классицистской героиней, возвышенно скорбящей, естественно-благородной в любом окружении. Только благодаря Атоначчи спектакль оказался не лишённым высокой сценической красоты.

Представление 9 октября 2016 года.

Фото: Jörn Kipping

На правах рекламы:
В сегодняшних реалиях копирайтинг зачастую является незаменимым средством при создании качественного интернет-сайта. Копирайтинг должен быть интересным и уникальным, именно это сочетание позволит достичь нужного результата.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть