Венгерский этюд с белорусским Гран-при

На II Международном конкурсе вокалистов Евы Мартон в Будапеште

Игорь Корябин, 07.10.2016 в 21:42

Фото: Zeneakadémia / Mudra László

II Международный конкурс вокалистов Евы Мартон прошел в Будапеште с 19 по 25 сентября. Он проводится с периодичностью раз в два года, и нынешний конкурс эту свою регламентную установку смог обозначить на практике впервые. Конкурс Евы Мартон еще совсем молодой, а его первые лауреаты, в 2014 году получившие путевку в большую творческую жизнь, сегодня по стезе вокального академического исполнительства идут, несомненно, гораздо более уверенно. Вспомним их имена: Гран-при – меццо-сопрано Сильвия Вёрёш (Венгрия), I премия – баритон Александру Агение (Румыния), II премия и Приз зрительских симпатий – Татьяна Журавель (Украина), III премия – Марцелина Беше (Польша). Именно они и заложили начало новой конкурсной традиции, которая сегодня не забыта и продолжает приумножаться на новом вокальном витке.

Как и впервые два года назад, конкурс организован и проводится Академией Листа при поддержке Венгерского министерства людских ресурсов под генеральным патронатом президента страны. Председатель жюри – выдающаяся венгерская певица-сопрано Ева Мартон, а в жюри этого года – представители мирового музыкального менеджмента, певцы и вокальные педагоги. Мигель Лерин (оперный менеджер, промоутер Международного конкурса вокалистов в Барселоне имени своего прадеда, знаменитого испанского тенора Франсиско Виньяса) и Кристина Шеппельман (уроженка Германии, генеральный арт-директор барселонского театра «Лисеу») представляют Испанию.

От Италии в жюри – Витторио Терранова (в прошлом тенор с мировым именем, ныне вокальный педагог, преподающий во многих школах, институтах и академиях по всему миру) и Анатолий Гусев (наш бывший соотечественник, уроженец Украины, в прошлом тенор, ныне профессор вокала Музыкальной академии на Foro Buonaparte в Милане). От Китая в жюри – Ма Хонгхай (в прошлом тенор, ныне профессор вокала и оперы Центральной консерватории музыки в Пекине), от Южной Кореи – Ким Сунг Бин (в прошлом тенор, ныне декан академических дисциплин и профессор музыки Daeshin университета). Любопытно, что в жюри – целое царство теноров: с чего бы это? Кроме Евы Мартон страну конкурса в жюри представляют Андреа Мелат (меццо-сопрано, заведующая кафедрой сольного пения Академии Листа) и Сильвестр Оковач (в прошлом баритон, ныне генеральный директор Венгерской государственной оперы).

Прослушивания участников в Академии Листа проходили в три тура: отборочный тур и полуфинал в сопровождении фортепиано – на камерной сцене в Зале Шолти, финал в сопровождении оркестра Венгерской государственной оперы и награждение лауреатов – в Большом зале. Гала-концерт лауреатов и финалистов, а также вручение специальных призов состоялись в Венгерской государственной опере. Финал конкурса и гала-концерт прошли под управлением музыкального руководителя театра, маэстро Балажа Кочара. Присуждение наград раздельно по женским и мужским голосам не предусмотрено: лауреаты I, II и II премий, как и обладатель Гран-при, выявлялись в общем зачете.

В этом году в отборочном туре выступили 47 участников из 18 стран, в полуфинал прошли 27 человек, в финал – 10. Самый многочисленный конкурсный десант (12 человек), превысивший даже число участников из Венгрии (8 человек), оказался из России. 6 участников представили Южную Корею, по 3 человека – Румынию и Китай, по 2 – США и Польшу. По 1 участнику прибыло из Белоруссии, Великобритании, Германии, Италии, Казахстана, Кипра, Монголии, Тайваня, Украины, Хорватии и Чехии.

Для отборочного тура регламентировалось подготовить песню Листа и две арии разного характера, из которых исполнилась одна по выбору жюри (вторая – лишь в случае его особого решения). В полуфинале по выбору конкурсантов исполнялись две новые арии, а для финала требовалось подготовить еще три, не заявленные в предыдущих турах, из которых одна выбиралась жюри, а другая – участниками.

В число слушателей нынешнего конкурса автору этих строк довелось влиться с начала полуфинала. За два его прослушивания в течение одного дня 22 сентября пропустить через себя 54 арии в исполнении 27 участников оказалось делом далеко не простым! Но теплая камерная атмосфера изящного и уютного зала Шолти, прекрасные, в целом, по фактуре – хотя и далеко не всегда безупречные по технике – молодые голоса, а также весьма разнообразный, богатый репертуар превратили оперный марафон в нескончаемый праздник академического вокала. В финале, состоявшемся 24 сентября, моя задача как слушателя оказалась проще, но еще более увлекательной: прослушивание 20 арий в исполнении 10 участников под аккомпанемент оркестра вывело конкурс на качественно новый уровень, а состязания в роскошных «золотых» интерьерах Большого зала Академии Листа приобрели особую торжественность и респектакбельность.

Из участников, не прошедших, к моей досаде, в финал, необходимо хотя бы конспективно отметить ряд интересных выступлений. Сопрано Этелка Шеллеи (Венгрия) запомнилась, прежде всего, удивительно искренней интерпретацией арии Шимены «Pleurez, pleurez, mes yeux» из «Сида» Массне. Бас Фенгрун Сонг (Китай) – редко исполняемой в концертах арией Альвизе «Ombre di mia prosapia» из «Джоконды» Понкьелли. Меццо-сопрано Ксения Чубунова (Россия) – проникновенной чувственностью и тонкой лирической поэтикой предсмертных стансов Сафо «O ma lyre immortelle» из одноименной оперы Гуно. Эксцентричный и обаятельный баритон Тобиас Гринхол (США) не на шутку сумел заинтересовать интерпретацией пролога «Public, attendez sans impatience» из оперы «Груди Тирезия» Пуленка. Меццо-сопрано Злата Хершберг (Россия) – глубоким психологическим постижением таинства сцены гадания Марфы «Силы потайные, силы великие» из «Хованщины» Мусоргского. Меццо-сопрано Светлана Курышева (Россия) – стилистической выразительностью и сильной эмоциональностью арии Далилы «Samson, recherchant ma présence» из «Самсона и Далилы» Сен-Санса.

Лауреатские места среди 10 финалистов согласно решению жюри распределены следующим образом:

• Гран-при (€15000) – бас Александр Рославец (Белоруссия);
• I премия (€12000) – баритон Энхболд Анхбаяр (Монголия);
• II премия (€9000) – сопрано Лилла Хорти (Венгрия);
• III премия (€6000) – сопрано Луцина Яжомбек (Польша).

Результат голосования публики за лучшего певца по итогам финала следующий:

• Приз зрительских симпатий (€3000) – бас Александр Рославец (Белоруссия).

Две финалистки, не ставшие лауреатами, отмечены специальными премиями:

• Премия Ричарда Бонинга (€5000) – сопрано Сильвия Ольшиньска (Польша). Учреждена в память о Джоан Сазерленд, легендарной певице-сопрано XX века, которая в ноябре этого года могла бы отметить свое 90-летие. Вручена по выбору учредителя;
• Премия Венгерской академии искусств и Фонда Академии Листа (€8000) – сопрано Ким Юнхи (Южная Корея). Вручена по выбору Евы Мартон.

В числе остальных финалистов, отмеченных специальными призами:

Азат Малик (баритон, Казахстан);
Полина Шамаева (меццо-сопрано, Россия);
Ксения Хованова (сопрано, Россия);
Теодора Рафтис (сопрано Кипр).

Пять финалистов – Ким Юнхи, Азат Малик, Полина Шамаева, Ксения Хованова и Теодора Рафтис – в качестве подарка от конкурса получили членство на инновационном онлайн-ресурсе HELLO STAGE. Эта интернет-платформа сообщества профессионалов классической музыки предназначена для практического «соединения» музыкантов и потенциальных работодателей – агентов, менеджеров, промоутеров.

В качестве спецпризов Сильвия Ольшиньска получила приглашения выступить в Венгерской филармонии и в постановках оперных театров Печа и Мишкольца, а Ким Юнхи – приглашение на Будапештский летний фестиваль. Обе певицы на автора этих строк произвели впечатление вполне добротное, но довольно сдержанное. То, что в отношении присуждения спецпремий на первую из них пал выбор Ричарда Бонинга, а на вторую – Евы Мартон, всё же кажется несколько странным. Но в данном случае речь идет о выражении частного мнения маститых профессионалов. На конкурсах же обычно гораздо более неоднозначны ситуации с коллегиальными решениями жюри, которые возникают практически всегда. Однако на то они и конкурсы (и этот не исключение!), что на них профессиональное решение жюри есть решение жюри, а страсти в зрительских кулуарах всегда кипят несравненно более сильные, чем на сцене.

Сильвия Ольшиньска, обладая лирическим по фактуре голосом, в финале исполнила арию Клеопатры «Se pietà di me non senti» из «Юлия Цезаря» Генделя и вальс Мюзетты «Quando m’en vo» из «Богемы» Пуччини. Ким Юнхи, произведя эффект неожиданности напористо-звонким лирико-драматическим звучанием, ведь мы привыкли, что голоса из Азии, как правило, высокие и лирически-тонкие, в финале исполнила арию Чио-чио-сан «Un bel di vedremo» из «Мадам баттерфляй» Пуччини и арию Шимены «Pleurez, pleurez, mes yeux» из «Сида» Массне. И если в полуфинале сопрано из Польши с репертуаром Беллини и Пуленка выступила существенно интереснее и стилистически точнее, чем в финале с Генделем и Пуччини, то сопрано из Южной Кореи свои позиции в финале, напротив, улучшила, заинтересовав, в первую очередь, не «запетой до дыр» арией Чио-чио-сан, а прихотливо-изысканным драматизмом и довольно точной стилистической выделкой арии Шимены.

Спецприз, врученный тембрально-благородному, пластично-мягкому и артистически вальяжному баритону Азату Малику из Астаны, – приглашение в Мишкольц на летний Bartókplus Opera Festival, а также на двухнедельную стажировку в Академию на Foro Buonaparte в Милане (приз Анатолия Гусева). Этот певец попал в мои фавориты еще в полуфинале: признаться, давно не слышал такого роскошного вдумчиво-музыкального исполнения арии Грязного «С ума нейдет красавица» из «Царской невесты» Римского-Корсакова! А после этого монументального опуса большого стиля певец с тонким вкусом и артистизмом представил довольно редко звучащую в концертной практике игривую арию Каскара «Zazà, piccola zingara» оперы «Заза» Леонкавалло. В финале же его воздушно-легкое исполнение арии Дон Жуана «Fin ch’han dal vino» из одноименной оперы Моцарта и вправду было подобно пузырькам шампанского! Возможно, в арии Жерара «Nemico della Patria» из «Андре Шенье» Джордано певцу и не доставало драматизма, но в отношении стиля она была представлена весьма грамотно и достойно!

Делающая свои первые и пока робкие шаги в профессии меццо-сопрано Полина Шамаева – с этого года солистка московского театра «Новая Опера» – в качестве спецприза неожиданно смогла выиграть престижное приглашение в Венгерскую государственную оперу на сезон 2017/2018. В полуфинале она на редкость забористо и колоритно исполнила песню и частушки Варвары «По лесам кудрявым» из оперы «Не только любовь» Щедрина и любопытно обыграла арию Консепсьон «Oh! La pitoyable aventure!» из «Испанского часа» Равеля. Однако в финале под оркестр каватина Розины «Una voce poco fa» из «Севильского цирюльника» Россини и куплеты Князя Орловского «Ich lade gern mir Gäste ein» из «Летучей мыши» Иоганна Штрауса (сына) прозвучали малоудачно, как-то шаблонно, без ощущения в них музыкантской индивидуальности.

Ксения Хованова из Екатеринбурга, еще одна финалистка, обладательница большого и красивого лирико-драматического сопрано, как в полуфинале, так и в финале выступила досадно неровно, больше «давя звуком», чем ведя кантиленно-выразительную линию. Конечно, исполненные ею арии сами по себе были «убойные». В полуфинале – молитва Тоски «Vissi d’arte» из одноименной оперы Пуччини и каватина Леоноры «Tacea la notte placida» из «Трубадура» Верди, а в финале – снова Верди: мелодия Леоноры «Pace, pace mio Dio!» из «Силы судьбы» и ария Амелии «Ma dall’arido stelo divulsa» из «Бала-маскарада». Но оперное пение – не только ведь голос, а еще и стилистически точное владение им. В названном же репертуаре нужна и драматическая кантилена, и эмоциональное наполнение, а в каватине Леоноры из «Трубадура» – еще и колоратурная техника, но, увы, на сей раз мы внимали практически одной лишь сплошной напористой вокализации.

Другая финалистка-сопрано Теодора Рафтис, возможно, в чем-то проигрывая в самóм качестве голоса, в сфере своей лирико-колоратурной специализации впечатлила куда больше. В финале восхитительно нежно и грациозно она спела сцену сумасшествия Офелии «À vos jeux, mes amis … Partagez-vous mes fleurs» из «Гамлета» Томá и миниатюрную арию Фиакермилли «Die Wiener Herrn verstehn sich» из «Арабеллы» Рихарда Штрауса. Но итальянское бельканто (сцена и романс Джульетты «Eccomi, in lieta vesta ... Oh! Quante volte» из «Капулети и Монтекки» Беллини) и ария Кунигунды «Glitter and be gay» из «Кандида» Бернстайна заставили обратить внимание на певицу еще в полуфинале: в трактовках обоих опусов ощущалось и чувство стиля, и вокальная культура. Что ж, контраст, между достижениями Ксенией Ховановой и Теодоры Рафтис в их собственных амплуа разительно очевиден, но решение жюри их примирило: обе певицы так и остались финалистками.

Присуждение III премии довольно спорно и неоднозначно, но она досталась сопрано Луцине Яжомбек, голосу малокантиленному, холодному, жестко-спинтовому. К ее премии в качестве спецприза добавились приглашения на Будапештский летний фестиваль и в Академию Листа (вокальный рецитал в Зале Шолти). Исполненная певицей в полуфинале сцена письма Татьяны «Пускай погибну я» из «Евгения Онегина» Чайковского своей нарочитой напористой «громкостью» и всего лишь планомерно заученной «отработкой тактов» утомила: единственно, что было здорово, так это хорошее русское произношение! Но абсолютно ничем не запомнились прозвучавшие в финале ария Манон «Sola, perduta, abbandonata» из «Манон Леско» Пуччини и ария Амелии «Morro, ma prima in grazia» из «Бала-маскарада» Верди: их можно было лишь просто принять к свéдению.

II премия, доставшаяся сопрано Лилле Хорти (Венгрия), сáмой молодой финалистке, и врученные ей ангажементы от ряда оркестров и концертных учреждений Будапешта, никаких сомнений не вызывают. Еще одним спецпризом стало предложенное певице участие в программе Fidelio Fortissimo Young Talents от венгерского музыкального медиа-портала Fidelio. В полуфинале от малоэффектной, неброской арии Судзели «Son pochi fiori» из «Друга Фрица» Масканьи Лилла Хорти вдруг сделала неожиданно резкий кульбит в сторону партии бельканто, священной для всех сопрано. В ее исполнении прозвучал большой выход Нормы «Casta Diva ... Fine al rito» из одноименной оперы Беллини.

Конечно, многое в этом исполнении воспринималось лишь на обаянии молодости, но по большому счету дерзновение певицы оказалось оправданным. А уже финал, на котором были представлены ария Валли «Ebben? Ne andrò lontana» из одноименной оперы Каталани и каватина Леоноры «Tacea la notte placida» из «Трубадура» Верди, в пользу певицы склонил окончательно. При этом ее репертуарные метания от Масканьи к Беллини и от Каталани к «колоратурному» на сей раз Верди для такой молодой исполнительницы, голос которой еще окончательно не сформировался, несколько настораживают. Так по пути какого же репертуарного амплуа пойдет эта исполнительница дальше? Ответа на этот вопрос пока нет, и дать его сможет лишь время.

Лауреат I премии, баритон Энхболд Анхбаяр, и обладатель Гран-при, бас Александр Рославец, приглашения в Венгерскую государственную оперу на сезон 2017/2018 получили в качестве спецпризов, однозначно, закономерно. При этом закономерно и то, что приз зрительских симпатий достался именно Александру Рославцу, обладателю подлинно кантиленного, свободно льющегося мощного голоса с широким рабочим диапазоном, с прекрасным владением стилистикой итальянского, французского и немецкого репертуара, который и был представлен им на конкурсе.

В полуфинале это были ария Банко «Come dal ciel precipita» из «Макбета» Верди и ария Каспара «Schweig, schweig, damit dich niemand warnt!» из «Вольного стрелка» Вебера, и уже тогда лично у меня никаких сомнений не осталось: вот он, потенциальный и единственный кандидат на обладание Гран-при! Прозвучавшие в финале эмоционально щедрая развернутая ария Сильвы «Infelice!.. Е tuo credevi» из «Эрнани» Верди и взорвавшие зал куплеты Мефистофеля «Le veau d’or est toujours debout!» из «Фауста» Гуно не оставили в этом уже абсолютно никаких сомнений.

Москва же знает Александра Рославца как артиста Молодежной программы Большого театра России, каковым он являлся в 2014–2016 годах. И как тут не вспомнить весь путь этого исполнителя от диплома X Международного конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой (2015), I премии VII Международного конкурса оперных певцов «Санкт-Петербург» (2015) и II премии VI Международного конкурса оперных артистов Галины Вишневской (2016) до нынешнего триумфа в Будапеште!

Всё познается в сравнении, и как в полуфинале, так и в финале монгольский баритон, который исполнял что Верди, что Моцарта, что Гуно практически одинаково «стерильно», прибегая к узконаправленной звонко-резонирующей эмиссии, оставил по большому счету лишь уверенное ощущение вполне качественной добротности. Никаких эмоциональных переживаний, которые всегда ждешь от этой музыки, его интерпретации так и не вызвали. И наименее интересно в исполнении Энхболда Анхбаяра в финале прозвучала именно ария Ренато «Alzati! La tuo figlio» из «Бала-маскарада» Верди – крепкий кантиленно-драматический орешек для баритонов, по которому, как по лакмусовой бумаге, очень четко можно судить о стилистической, технической и артистической оснащенности исполнителя.

В сравнении с монгольским баритоном белорусский бас сумел на сей раз вызвать восторг не иначе как на грани мощного катарсиса. Уже в полуфинале стало ясно, что этот певец далеко ушел от других. Он выступал последним, исполненные им куплеты Мефистофеля завершили конкурс на высокой творческой ноте, а Гран-при заслуженно уехал в Белоруссию!

Фото: Zeneakadémia / Mudra László

реклама

вам может быть интересно

Возвращение к музыке Классическая музыка
Как сочетать несочетаемое? Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Венгерский оперный театр

Персоналии

Ева Мартон

Словарные статьи

будапешт

просмотры: 2773



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть