KURTÁG 90 как формула долголетия современной музыки

Торжества в Будапеште по случаю 90-летия Дьёрдя Куртага

Игорь Корябин, 26.02.2016 в 23:00

Дьёрдь Куртáг (Kurtág György). Автор фото — Marjai Judit

Венгерский композитор-авангардист, гуру современной академической музыки Дьёрдь Куртáг (Kurtág György) родился 19 февраля 1926 года в румынском Лугоже. Стало быть, 19 февраля года нынешнего всемирно известный маэстро – не только композитор, но также пианист и педагог – отметил свое 90-летие. Сия впечатляющая дата, конечно же, не могла не остаться не замеченной в Венгрии, куда композитор перебрался вскоре после Второй мировой войны. Эта страна фактически и стала его настоящей родиной, хотя за годы своей музыкальной карьеры он подолгу жил и работал во многих странах Западной Европы (с начала 2000-х годов композитор проживает во Франции).

Высшее музыкальное образование Дьёрдь Куртаг получил именно в Будапеште в Музыкальной академии имени Ференца Листа (Liszt Ferenc Zeneművészeti Egyetem). Во времена своего выдающегося основателя, учредившего Академию в 1875 году, это учебное заведение в обиходе называли просто Музыкальной академией (Zeneakadémia). Ее нынешнее здание, монументальная историческая постройка с великолепным Большим и Камерным концертными залами, продолжает функционировать и по сей день. Свои двери для абитуриентов и слушателей это здание распахнуло в 1907 году – спустя более трех десятилетий после смерти Листа. Именно на этой овеянной легендами XX века концертной площадке в день рождения маэстро Дьёрдя Куртага и состоялось центральное событие фестиваля его музыки, а сам восьмидневный марафон прошел под названием KURTÁG 90.

90-летие Дьёрдя Куртага — событие в музыкальной жизни Будапешта

Организатор фестиваля-чествования Дьёрдя Куртага, состоявшегося в Будапеште с 14 по 21 февраля, – Будапештский музыкальный центр (Budapest Music Center – BMC), один из лидеров информационной поддержки и пропаганды венгерских музыкантов, специализирующихся в сфере классической, джазовой и альтернативной современной музыки. Большинство событий фестиваля прошло именно в этих стенах, но помимо упомянутого концерта в Академии один концерт состоялся также во Дворце искусств (современном театрально-концертном комплексе Müpa Budapest). Партнером форума выступило венгерское музыкальное издательство EMB (Editio Musica Budapest), а расширением фестивальной программы стал филармонический концерт на сцене Венгерской государственной оперы (22 февраля): среди прочих сочинений в нем звучала и музыка Дьёрдя Куртага. Наряду с этим в качестве важного теоретического дополнения к фестивалю в Институте музыковедения Исследовательского гуманитарного центра Венгерской академии наук прошла специальная научная конференция (25 февраля).

Автор фото — Marjai Judit

Автору этих строк довелось впитать впечатления двух фестивальных дней – 18 февраля в Будапештском музыкальном центре и 19 февраля в Академии Листа. Важным аспектом этих впечатлений явилось то, что собственный эскиз творческого портрета Дьёрдя Куртага вашему покорному слуге удалось зарисовать для себя в атмосфере очень теплой и трогательной идиллии «семейного интерьера», ведь к художественному творчеству как таковому самое непосредственное отношение имеет вся семья композитора. На всех фестивальных мероприятиях знаменитого юбиляра сопровождала его супруга Марта Куртаг (Márta Kurtág), известная венгерская пианистка, с которой он познакомился в годы учебы в Будапеште. Конечно же, присутствовали на торжествах и двое их детей.

Дьёрдь Куртаг-младший (ifj. Kurtág György), также окончив Академию Листа и пойдя по стопам отца, стал композитором. Своей специализацией он избрал сферу электронной музыки и синтезатор, так что новую экспериментальную музыку отец и сын нередко сочиняют вместе: их сотрудничество началось с 1999 года. По словам Дьёрдя Куртага-мл., если его отец мыслит в музыке «категориями секунд», то сам он в электронной музыке уже оперирует «категориями минут», ведь изменилось время: другим – более стремительным – стал ритм нынешней жизни. В частности, одна из подобного рода совместных композиций отца и сына была представлена на концерте в Академии Листа 19 февраля.

Юдит Куртаг (Kurtág Judit) – профессиональный видеохудожник и фотограф. В данное время она занята весьма масштабным и уникальным проектом – съемкой и монтажом видеоматериалов к своему фильму «Kurtág Home Video» о творчестве своих родителей. Эта работа начата ею в 2010 году, и на сегодняшний день уже отснято порядка 50 часов первичного материала. В рамках юбилейного фестиваля Дьёрдя Куртага 18 февраля несколько смонтированных фрагментов из этого фильма впервые были показаны в Будапештском музыкальном центре на частном мероприятии (концерте) для друзей семьи композитора и приглашенных представителей отечественной и зарубежной прессы.

Автор фото — Marjai Judit

Предполагается, что фильм выйдет после того, как состоится премьера оперы Дьёрдя Куртага «Конец игры» по одноименной пьесе Сэмьюэла Беккета, над которой композитор работает в данный момент. Ее премьера ожидалась на Зальцбургском фестивале прошлого года, но была отозвана самим автором. Премьера была перенесена на 2016 год, но в ноябре прошлого года умер режиссер Люк Бонди, который должен был ставить спектакль. И теперь пресс-релиз фестиваля KURTÁG 90 премьеру долгожданного опуса маэстро анонсирует на ноябрь 2016 года уже на сцене миланского театра «Ла Скала». Дай-то бог, чтобы намеченное, наконец, свершилось, хотя, признаться, немалый скепсис вызывает тот факт, что на момент написания этих заметок на официальном сайте «Ла Скала», где анонсированы все постановки и мероприятия сезона 2015/2016, никакого анонса этой премьеры с конкретными датами так и нет. Если воспользоваться поисковиком сайта, то следы этих намерений отыскать можно, но следы – это еще не сами намерения.

Будапештский музыкальный центр. 18 февраля 2016 года

Следует заметить, что в этот день в BMC состоялись два мероприятия. Изюминкой публичного концерта явилось первое представление знаменитым венгерским пианистом (также и дирижером) Золтаном Кочишем (Kocsis Zoltán) фортепианных работ своего учителя Дьёрдя Куртага из нотного альбома, авторизованного самим композитором (снабженного аннотациями и ремарками). Изюминкой же частного мероприятия стало то, что перед концертом-сюрпризом в честь Дьёрдя Куртага состоялась неформальная, намеренно камерная встреча юбиляра с журналистами. На ней он появился в сопровождении супруги, сына и дочери. Модератором встречи, формально имевшей формат пресс-конференции, выступил друг семьи композитора, молодой венгерский музыковед-теоретик Гергей Фазекаш (Fazekas Gergely).

Весьма символично, что его дед когда-то учился вместе с Дьёрдем Куртагом в Академии Листа, так что преемственность музыкальных династических поколений на этой встрече прослеживалась и со стороны «вопрошавших», и со стороны «ответствовавших». Дьёрдь Куртаг с прессой всегда общается неохотно, но на сей раз он был в хорошем настроении, много шутил, не вдаваясь в излишне сухие академические акценты, чему, по-видимому, как раз и способствовала сама семейная домашняя обстановка: встреча происходила в небольшом помещении BMC, можно сказать, буквально с глазу на глаз.

Автор фото — Marjai Judit

…«Что нужно композитору для сочинения музыки?» – «Сесть за фортепиано и вооружиться пером с бумагой». – «Какое впечатление оставила увиденная вами в 1957 году новая на то время пьеса Сэмьюэла Беккета “Конец игры”?» – «Поначалу довольно странное, так как один из ее персонажей по имени Клов проассоциировался для меня едва ли не самим Богом». – «Какой по жанру видится ваша будущая опера по этой пьесе?» – «Настроения и чувства персонажей Беккета непрерывно меняются, то и дело становясь диаметрально противоположными, так что определить жанр моей оперы однозначно невозможно». – «Каково ваше отношение к тексту литературного первоисточника при написании музыки?» – «Не позволять в нем никаких драматургических интервенций: авторский текст должен оставаться неизменным». – «Что для вас как для композитора творчество Беккета?» – «Можно сказать, всё! Это творческий хлеб каждого дня, и вкушать его – огромное благо. В этом и состоит моя композиторская миссия…»

…«Каковы ваши впечатления от нынешнего приезда в Будапешт?» – «Ответить сложно, ведь в данный момент я нахожусь вместе с вами в Будапештском музыкальном центре, который меня сюда и пригласил», – от прямого ответа маэстро ушел, но было очевидно, что своему нынешнему приезду в Будапешт он рад. – «Какую роль в творчестве играет ваша супруга Марта, ведь с ней вы составляете еще и великолепный фортепианный дуэт?» – «Она всегда мой главный критик и цензор. Она прекрасно меня понимает, замечательно разбирается в музыке и литературе, которая служит основой для музыки. Я полностью доверяю ее вкусу и всегда с ней соглашаюсь». – «А накануне вашего завтрашнего 90-го дня рождения вспоминаете ли вы свою прожитую жизнь?» – «Я вспоминаю всё, что написано за эти годы, ведь все мои сочинения автобиографичны по своей сути. – «А есть ли русские композиторы, которые оказали на вас особое творческое влияние?» – «Однозначно Мусоргский!» – «Согласны ли вы с тем, что в Венгрии трудно найти массовую аудиторию для исполнения современной музыки?» – «Это и так, и одновременно не так. Когда, к примеру, Дьёрдь Лигети вернулся в Венгрию, аншлаг на его концертах был просто невероятный! Но успех – вещь изменчивая. Сегодня, раз проводится целый фестиваль, интерес к моей музыке в Венгрии, мне кажется, есть, но это сегодня: завтра всё может измениться…

Автор фото — Marjai Judit

Эксклюзив с юбиляром с глазу на глаз удался, но всё же главные впечатления от пребывания в Будапештском музыкальном центре связаны непосредственно с самой музыкой. Честно говоря, даже не мог представить, что далекий от привычного репертуарного мейнстрима мир звуков и звучностей сможет так заворожить! Новые для меня впечатления оказались интригующе свежими, волнующими, неожиданно увлекательными, так что черёд погрузиться в атмосферу эксклюзивного вечера-сюрприза для близкого круга друзей семьи Дьёрдя Куртага и приглашенных журналистов закономерно настает и на страницах настоящих заметок.

В начале вечера с приветственным словом к собравшимся и юбиляру обратился известный барочный флейтист и дирижер Янош Бали (Bali János), а затем первым номером программы была исполнена композиция под названием «Music from the “children”» («Музыка из детства»). Ее таинственные модуляции весьма непривычных тембров, воспринимавшиеся словно живой импровизацией «здесь и сейчас», сосредоточенно четко рождало трио в составе Дьёрдя Куртага-мл. (электроника), Миклоша Лукаша (Lukács Miklós, цимбалы) и Ласло Гёза (Gőz László, духовые). Тромбонист Ласло Гёз, в 1996 году как раз и основавший BMC, на сей раз играл в этом опусе и на каком-то «экзотическом фаготе», и на меди, похожей на какой-то засурдиненный «экзотический корнет», и даже… на морской ракушке! Воистину, на чем только не играют настоящие профессионалы-духовики!

Автор фото — Marjai Judit

Затем нон-стоп прозвучали два относительно новых (прошлогодних) опуса известного венгерского композитора Петера Этвёша (Eötvös Péter): совсем короткая миниатюра «O rose!» для фортепиано соло и пятиминутное трио «Molto tranquillo» для фортепиано, двух чередующихся флейт и виолончели. Партию фортепиано исполнил Петер Киш (Kiss Péter), партии флейт – Гергей Итзеш (Ittzés Gergely), партию виолончели – Юдит Сабо (Szabó Judit). На контрасте с релаксирующей эксзистенциальностью обеих пьес Петера Этвёша четыре фортепианные миниатюры самогó Дьёрдя Куртага в переложении для скрипки, альта и электроники сразу же обозначили настойчиво «пульсирующую» в них музыкальную программность.

Первая – «Цветок для Мияко». Вторая – «Знаки». Третья – «Памяти Т. Кикучи» (T. Kikuchi). Четвертая – «Посвящение Баху». Партию скрипки уверенно провела японка Хироми Кикучи (Hiromi Kikuchi), партию альта – японец Кен Хакии (Ken Hakii), главный альтист Королевского оркестра Консертгебау, а свою опытную руку на пульсе электронной составляющей звучания по-прежнему держал Дьёрдь Куртаг-мл. Под управлением Барнабаша Дукая (Dukay Barnabás) ударная группа «Амадинда» (Amadinda Percussion Group) ансамблем четырех маримб представила опус дирижера «Floating mist on the face of the depths» («Плавающий туман на поверхности глубин»). Дирижер и музыканты группы – Золтан Рац (Rácz Zoltán), Золтан Ваци (Váczi Zoltán), Аурель Холло (Holló Aurél) и Карой Бойтош (Bojtos Károly) – легко погрузили слушателей в состояние музыкальной медитации: вечер завершился в атмосфере благостного спокойствия и полного умиротворения.

В этом отчете намеренно пропущены три пункта программы, чтобы сказать о них отдельно. Первый – фрагмент фильма «Kurtág Home Video». В нем маэстро читает выдержки из пьесы Беккета «Конец игры» во французском оригинале («Fin de partie»), сочиняет музыку оперы за фортепиано, а затем рассказывает о своей метóде «психологических резонансов», применяемой им в этой партитуре. Суть ее – в том, что даже самые короткие звучности должны иметь эмоциональное продолжение, остающееся в сознании слушателя. Думается, что для оперы по пьесе в эстетике театра абсурда, этот момент действительно чрезвычайно важен. Второй экранный фрагмент запечатлел изумительное исполнение Дьёрдем Куртагом и Мартой Куртаг Сонатины (вступления) из кантаты И. С. Баха «Gottes Zeit ist die allerbeste Zeit» («Actus Tragicus») [BWV 106]. Транскрипция Сонатины для фортепиано в четыре руки создана Дьёрдем Куртагом.

Автор фото — Marjai Judit

Однако наиболее эксклюзивным моментом вечера, имевшим довольно неожиданное продолжение, стало первое живое исполнение на публике фрагмента (пролога) из оперы маэстро «Конец игры». Его представили контральто из Уэльса Хилари Саммерс (Hilary Summers) и французский пианист Арно Арбé (Arnaud Arbet). Эту певицу помнят в Москве по проекту Уильяма Кристи 2010 года. Хилари Саммерс предстала тогда в барочном репертуаре – в партиях Юноны («Актеон» Марка-Антуана Шарпантье) и Колдуньи («Дидона и Эней» Генри Пёрселла). Так что на сей раз лично для меня в лице этой исполнительницы произошел весьма неожиданный контрастный скачок от музыки барокко к музыке сегодняшнего дня – к музыке, которая только пишется и премьера которой еще лишь предстоит…

Когда анонсировалась несостоявшаяся зальцбургская премьера, название оперы фигурировало во французском варианте «Fin de partie», однако на сей раз небольшой фрагмент из нее Хилари Саммерс исполнила на английском. «Fin de partie» превратилось в «Endgame», и это заставило теряться в догадках, каким же будет язык оперы. В оригинале пьеса была написана на французском, а затем самим автором переведена на английский. До нынешнего исполнения пролога вопроса не возникало: казалось, что вербальная основа оперы Дьёрдя Куртага – французская. Однако в любом случае услышать этот небольшой эпизод на английском было чрезвычайно интересно! Но еще более интересно было присутствовать на стихийном «мастер-классе» композитора, который он дал певице: после исполнения фрагмента оперы маэстро, поднявшись на сцену, сам сел за рояль, и мы стали свидетелями десятиминутного живого творческого процесса, в котором рождалась – шлифовалась и оттачивалась – вокальная интерпретация. И это был поистине царский подарок от композитора – музыкальный подарок из первых рук!

Музыкальная академия имени Ференца Листа: 19 февраля 2016 года

Полный слушательский аншлаг наблюдался и в этот вечер. Вместе с Мартой Куртаг давний выпускник Музыкальной академии, а ныне маститый композитор с мировым именем и 90-летний юбиляр, в роскошном зрительном зале своей Alma mater также присутствовал в качестве слушателя, а в программе монографического концерта звучали его сочинения. Согласитесь, момент сам по себе довольно волнующий даже с точки зрения его простого осознания! Три опуса Дьёрдя Куртага были исполнены в первом отделении, три – во втором, за дирижерским пультом Концертного оркестра Будапешта (Concerto Budapest) весь вечер находился маэстро Андраш Келлер (Keller András), а перед началом программы мы стали свидетелями видеопоздравления, адресованного Дьёрдю Куртагу главным дирижером Берлинского филармонического оркестра Саймоном Рэттлом.

Фото: Zeneakadémia / Mudra László

Программу юбилейного концерта открыли тягучие и нежные, истаивающие и нарастающие звучности «Посланий для оркестра» (op. 34, 1991–1996), создав атмосферу погружения в особый симфонический мир композитора – гармонически изломанный, прихотливый, но при этом удивительно светлый, позитивный, романтический. Неожиданно, но органично вплетенные в общую звуковую палитру этого опуса голосá фортепиано и хора воспринимались как равноправные и самодостаточные оркестровые партии. В начале второго отделения в качестве парной пьесы были исполнены «Новые послания для оркестра» (op. 34a, 1998), произведение, финальная точка в котором, кажется, окончательно композитором еще не поставлена. «Новые послания» обнаружили уже более плотную симфоническую фактуру, явно выраженные драматические акценты, хотя тембральные градации яркости и матовости, прозрачности и мягкости, плавности и восхитительной «фоновой тишины», к которой так любит прибегать композитор, хорошо были слышны и здесь.

В линии нового оркестрового повествования наметились островки дискретности, ступеньки подъемов и «сбросов», появился более напористый стиль симфонических высказываний, хотя вряд ли еще конфликтный. Скорее, это отстраненная созерцательность, наполненная основательностью разума, ощущением космоса и глобальной первозданности. Настоящий конфликт, хотя и мирно разрешаемый, можно было ощутить во втором номере вечера – «Двойном концерте» («Double concerto», op. 27/2, 1989–1990) для фортепиано, виолончели и двух камерных ансамблей. В нем удивительно красиво – в эстетике благородства и возвышенности – сразились пианистка из Сербии Тамара Стефанович (Tamara Stefanovich) и виолончелистка из Великобритании Луиза Хопкинс (Louise Hopkins). Их дуэт-соревнование, их дуэт-слияние был просто восхитителен!

Фото: Zeneakadémia / Mudra László

Сочинение под титлом «...quasi una fantasia...» (ор. 27/1, 1987–1988) для фортепиано и камерного ансамбля давно уже стало «классикой современной музыки». И замечательный – изысканно тонкий и выразительный – французский пианист Пьер-Лоран Эмар (Pierre-Laurent Aimard), ансамбль музыкантов Concerto Budapest и дирижер Андраш Келлер напомнили об этом с новой силой – со всем энтузиазмом своего профессионализма и творческого вдохновения. Если «Двойной концерт» претендовал на явную кульминацию первого отделения, то «...quasi una fantasia...» – на ожидаемо высокий локальный всплеск на «водоразделе» программы, на то самое эмоциональное продолжение, что, закрепившись в сознании, настойчиво возвращало память ко всему услышанному до этого.

В авторах центрального сочинения второго отделения под названием «Диалог для синтезатора и оркестра» («Zwiegespräch») помимо Дьёрдя Куртага числились еще две персоналии – уже известный нам Дьёрдь Куртаг-мл. и Оливье Кюандé (Olivier Cuendet), композитор и дирижер из Швейцарии, осуществивший транскрипцию этого совместного опуса отца и сына для оркестра. В обсуждаемом исполнении Дьёрдь Куртаг-мл. также взял на себя электронику и клавишные.

Фото: Zeneakadémia / Mudra László

Опус создан в намеренно шумовой, звукоподражательной манере конкретной музыки. Воспринимать эту «музыку для эстетов» всегда непросто, а само восприятие возможно лишь на уровне рассудка и разума, а не души и чувства – и это факт объективный. По композиционной форме, по своим акустическим «примочкам» данный опус довольно интересен, но определенно затянут, а в содержательно-эмоциональном аспекте явно однообразен, даже банален. Но кто знает: возможно, ради этой банальности всё и затевалось, ведь пути исканий современной музыки воистину неисповедимы!

Наконец, финальным интригующим аккордом вечера, хотя слово «аккорд» в данном случае вряд ли уместно, стало исполнение опуса под названием «Маленькая торжественная музыка в честь Пьера Булеза» («Petite musique solennelle en hommage à Pierre Boulez»). Приуроченное к 90-летию знаковой фигуры французского музыкального авангарда, это сочинение впервые прозвучало на Люцернском фестивале прошлого года. Не дожив до своей очередной годовщины, Пьер Булез ушел из жизни в начале января этого года, но музыка Дьёрдя Куртага – загадочная и вечная, величественная и фанфарная, просветленная и умиротворяющая – осталась. Ее нынешнего исполнения ждали с особым настроем, ведь оно стало первым исполнением этого опуса в Венгрии. И оценить степень собирательной философичности этого сочинения мы смогли по достоинству…

Тишина как продолжение музыки… Звучащая тишина… Звук как продолжение музыки… Музыка как продолжение звука… Резонанс как продолжение кульминации… Кульминация как продолжение резонанса… Из этих формул, кажущихся на первый взгляд бессмысленными, как раз и рождается музыка… Музыка Дьёрдя Куртага. Именно эти формулы и слагаются в формулу долголетия… Долголетия самогó маэстро и долголетия самóй современной музыки.

Авторы фотографий: Marjai Judit (Budapest Music Center),
Mudra László (Zeneakadémia)

реклама

вам может быть интересно

Денис Мацуев попал в яблочко Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Пьер Булез

просмотры: 2498



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть