Десять арий, которые потрясли зал

Игорь Корябин, 14.12.2015 в 14:29

Фото: Федор Борисович / golos-publiki.ru

Памяти Елены Образцовой: закрытие I Международного музыкального фестиваля Динары Алиевой «Opera Art»

7 декабря – в вечер закрытия в Большом зале Московской консерватории I Международного музыкального фестиваля Динары Алиевой «Opera Art» – сошлось многое. Сам концерт – оркестровый рецитал Динары Алиевой – был посвящен памяти Елены Образцовой, с которой исполнительницу связывало не только творчество, но и большая человеческая дружба. Перед началом программы вместе с хозяйкой фестиваля на сцене появилась дочь Елены Образцовой Елена Макарова: к Динаре Алиевой и к публике, собравшейся в этот вечер в зале, она обратилась с теплыми словами благодарности.

Практически всё первое отделение состояло из произведений Пуччини, что было неслучайно.

В этот день перед началом концерта прошла торжественная церемония передачи в дар Московской консерватории бронзового бюста этого композитора – величайшего итальянского гения XIX–XX веков. Автором сей работы стал скульптор Катиб Мамедов, а инициатором ее передачи как раз и выступила Динара Алиева. Отныне постамент с бюстом Пуччини занял свое постоянное место в фойе партера Большого зала.

Наконец, весьма неординарным событием стало то, что за дирижерский пульт Госоркестра России им. Е.Ф. Светланова в этот вечер встал маэстро из Израиля Даниэль Орен. Впрочем, широкой публике это имя вряд ли что скажет. Однако меломаны хорошо знают его, прежде всего, как дирижера оперного – импульсивного, темпераментного, хорошо чувствующего и понимающего весь мощный накал музыкальных страстей этого жанра (особенно – в итальянской опере).

Фирменный стиль оперных интерпретаций маэстро – всегда ярко наполненная, богатая на оттенки оркестровая палитра,

никогда не теряющая выверенности и сбалансированности своей симфонически-плакатной фактуры.

Со всей очевидностью в этом мы убеждаемся и на сей раз. В качестве оркестровых пьес звучат интермеццо из опер «Сельская честь» Масканьи и «Манон Леско» Пуччини, а также увертюры к операм «Кармен» Бизе и «Сила судьбы» Верди. Но, конечно же, главное внимание приковано к Динаре Алиевой, к восхитительным лирико-драматическим обертонам ее сильного и чувственного голоса: вслед за дирижером свой вербальный диалог с публикой она ведет взволнованно и страстно. Десять оперных арий программы «Шедевры мировой оперы» – восемь заявленных и две на бис – предстают одной неразрывной цепью захватывающего музыкального марафона.

Сей вокальный забег – явно на длинную дистанцию, и в этот вечер певица, кажется, выкладывается на все двести процентов.

Первый эмоциональный всплеск, как уже было сказано, связан с музыкой Пуччини. Открывает программу просветленно-мечтательная ария Магды («Chi il bel sogno di Doretta») из оперы «Ласточка». Затем на контрасте с ней мы последовательно внимаем арии Сестры Анджелики («Senza mamma») и молитве Тоски («Vissi d’arte») из соответствующих одноименных опер, а также арии главной героини («Sola, perduta, abbandonata...») из оперы «Манон Леско». Последняя ожидаемо становится сильной отрезвляющей кульминацией: в трактовке Динары Алиевой этот крик боли, отчаяния и безысходности Манон предстает философски-психологическим срезом архетипа маленького человека, затерявшегося в мире жестокой бездушной цивилизации.

После лирической зарисовки вокально-романтического портрета Магды драматизм в музыке Пуччини развивается по нарастающей.

Мы проходим путь от необычайно тонких, хотя и однозначно тяжелых, мучительных переживаний Сестры Анджелики до хрестоматийной экстатично-торжественной молитвы Тоски, а уже от нее – к роковому финалу Манон. Сама по себе техническая сторона этих интерпретаций певицы, конечно же, впечатляет, но еще больше поражает то, насколько мастерски она умеет варьировать степени и оттенки чувственных состояний своих героинь – от лирически романтических до психологически глубоких и предельно трагических.

Начало второго отделения ненадолго выводит на лирическую тропинку

благодаря речитативу и арии Микаэлы («C’est des contrebandiers le refuge ordinaire … Je dis que rien ne m’épouvante») из оперы Бизе «Кармен». Сцена и ария расставания с Де Грие («Allons! Il le faut! … Adieu, notre petite table») – монолог другой Манон из второго акта одноименной оперы Массне – уже наполняют слух ощущением катастрофы предстоящей утраты.

Холодная и в то же время обжигающая альпийско-тирольская патетика смятенных чувств в романсе Валли («Ebben? Ne andrò lontana») – главной героини одноименной оперы Каталани – поднимает еще на одну ступеньку лестницы драматической страстности, всё более и более раскрывающейся в певице. На ее вершине – знаменитая мелодия Леоноры («Pace, pace mio Dio») из финальной картины оперы Верди «Сила судьбы», подлинно мастерский росчерк исполнительницы как в вокальном, так и в артистическом отношении.

Зажигательное болеро Елены («Mercè, dilette amiche») из оперы Верди «Сицилийская вечерня» и ариозо Лауретты («O mio babbino caro») из оперы Пуччини «Джанни Скикки» завершают вечер на волнах романтического бельканто и «лирического веризма». Этот вечер удается на славу, а I Международный музыкальный фестиваль Динары Алиевой «Opera Art» завершается лишь только затем, чтобы в следующем году открыться вновь…

Фото: Федор Борисович / golos-publiki.ru

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть