Гендель в Большом — в ожидании импортозамещения

Мария Жилкина, 01.07.2015 в 00:01

27–28 июня 2015 года на Новой сцене Большого театра прозвучала опера Генделя «Ринальдо» в концертном исполнении (участвовали солисты Молодежной труппы Театра-ан-дер-Вин, оркестр BachConsort Wien, дирижер Рубен Дубровски). Этот концерт завершил фестиваль «Барокко. Путешествие», впервые проводившийся Большим театром в этом сезоне.

Опера Генделя «Ринальдо» (либретто Джакомо Росси по сценарию Аарона Хилла по эпической поэме Торквато Тассо «Освобождённый Иерусалим») не относится к числу редко исполняемых раритетов, хотя ей уже более 300 лет. Премьера в первой авторской редакции состоялась в 1711 году – фактически с нее начался британский этап жизни и творчества композитора. Чтобы сразу занять в Англии место на оперном небосклоне, автору пришлось писать «Ринальдо» в рекордно короткие сроки и активно использовать музыку своих более ранних произведений.

Оперу ожидал не только шумный успех на премьере, но и невероятное долголетие.

Она по сей день исполняется в Европе в театрах, а самые популярные арии прочно заняли свои места в хрестоматиях для студентов и сборных концертах суперзвезд. Однако, несмотря на популярность фрагментов, всю оперу целиком в России не услышишь и сегодня. Тем ценнее нам был европейский продукт, представленный гастролерами.

Один из самых интересных и перспективных дирижеров-интерпретаторов старинной музыки – Рубен Дубровски привез в Москву продукт, представляющий собой некую промежуточную версию между авторскими редакциями 1711 и 1731 года. Как во второй авторской редакции 1731 года в партии Готфрида выступал тенор, в партии Армиды – меццо-сопрано, и была купирована партия Эустацио, в то же время Арганта, как и на премьере в 1711 году, пел низкий мужской голос, и ряд ключевых арий взяли именно из первой редакции. В тексте оперы были сделаны купюры второстепенных арий и некоторые другие незначительные изменения (например, дуэт сирен передан солистке, исполняющей Армиду).

Благодаря купюрам относительно заметнее стали оркестровые «симфонии» — явно коронное блюдо дирижера.

То есть нельзя сказать, что в работе с солистами были замечены какие-то недочеты, напротив, все шло в высшей степени налажено и отточено, но в оркестровых номерах все же талант маэстро раскрывался с наилучшей стороны. Маэстро показал нам оркестр аутентичных инструментов (причем в не самой идеальной акустике Новой сцены) на удивление ярко звучащим, даже не просто звучащим, а выплетающим сложные музыкальные кружева так, что каждую партию слышно и сохранена полифоническая логика – это знак высшего мастерства. В общем, если говорить о лидерстве и лучших достижениях исполнения – это, несомненно, Рубен Дубровски и его оркестр BachConsort.

Среди солистов не было каких-то однозначно выдающихся прочтений, хотя в целом с задачами все справились, а два вечера подряд петь достаточно экспрессивную, виртуозно сложную музыку – это для молодых артистов сам по себе очень хороший результат.

У публики наилучший прием получил баритон Тобиас Гринхал (Аргант)

— закономерно, учитывая его эффектную сценическую внешность и техническую вооруженность, интонационно устойчивое, округлое звукоизвлечение, чем-то напомнившее молодого Хворостовского. Однако не отметить, что слишком активная эмиссия звука для барочной техники – удовольствие достаточно затратное и стилистически неоправданное, иногда расход дыхания оказывался совсем неэкономным, но к счастью его на пределе хватало, и в целом исполнение стоит назвать удачным.

А вот так же похвалить главного героя Ринальдо (контратенор Джейк Ардитти), к сожалению, не получится. Его исполнение приходится четко разделить на две части: удачная – виртуозно-бравурные арии, и не очень удачная – кантиленные части и ансамбли. Если второе в случае контратеноров – проблема нередкая и предсказуемая, этому типу голоса свойственно тонуть за более звонкими партнерами, то случившееся с исполнением сверхзнаменитой медленной Cara sposa, после которой озадаченный зал не издал ни единого хлопка – увы, неприятная неожиданность. То есть он ее не провалил, все ноты были на месте, но чем объяснить вход «со скрипом» в длинные верхние звуки, тягуче-размазанные переваливания с ноты на ноту и перехватываемое в произвольных местах, невзирая на фразировку, дыхание – это загадка.

Впрочем, и темповую середину этой арии, и быстрые номера контратенор спел вполне достойно, энергично и звучно. Но ведь барокко – это не только тщательно выровненные гаммы и пассажи, там и мелодизм, и трепетность ламенто имеют не меньшее значение, а с этим пока есть проблемы. Однако все же тестовый, на мой взгляд, для данной партии номер – это «Venti, turbini, prestate», он артисту удался, а значит, и партия, в целом, идёт в зачет.

В партии предводителя крестоносцев Готфрида блестяще выступил белорусский тенор Владимир Дмитрук,

уже известный русским по ряду вокальных конкурсов. Он подтвердил, что Гендель не напрасно активно ставил теноров на главные партии в своих произведениях вообще, и ввел тенора в обновленной редакции на эту партию, в частности. Певцу удалось представить непростую партию очень ярко, точно и стабильно, можно было бы даже сказать, идеально, если бы во время его исполнения подспудно не покидало сюрреалистическое ощущение, что предводителем крестоносцев стал как минимум вердиевский граф Ричард Уэрвик. Учитывая, что в отличие от гастрольной концертной версии, в самом венском театре это – осовремененная постановка с переносом действия из прошлых веков в наши дни, там, наверное, это ощущение доходит до абсурда.

Еще дальше от музыкальной эпохи оказались и обе исполнительницы женских партий

Виктория Бакан (Альмирена) и Наталия Кавалек-Плевняк (Армида). Пение обеих было приятным для слушания, окрашенным подобающими сюжету эмоциями, может, даже намного более эстетичным, с точки зрения традиционного академического вокала, чем иное «аутентичное» исполнение неопёртым белым звуком. Но вопреки сюжету «героиней», страдающей и экспрессивной, стала злая Армида-меццо, а «хорошая» Альмирена ушла на вторую позицию сопрано-субретки.

У Виктории Бакан оказалось красивое, очень светлое, несколько «рассыпное» наверху лирическое сопрано, отлично подходящее для легкомысленного дуэта про веселых птичек, но в «Lascia ch’io pianga» хотелось бы большей строгости и чего-то все-таки не обыденного. У Кавалек-Плевняк довольно объемный голос, что не мешает ей справляться и с быстротой мелких длительностей, но все же конек ее – речитативы, она заставила их реально слушать, а не мысленно «пропускать» в ожидании арии.

И наконец, еще один певец Молодежной труппы – Кристоф Зайдль (Маг) – спел единственную арию технично, но совершенно мимо образа. Может, ему и не нужно учиться быть серьезным на сцене и петь глубокомысленную и сверхлогичную барочную музыку, поскольку хорошие басы-буффо всегда в дефиците, а у него есть все шансы им стать.

Завершая статью, не можем в очередной раз не удержаться от риторического вопроса

— появится ли, наконец, в репертуаре Большого театра своя полноценно поставленная на сцене барочная опера?

Успешно закончился фестиваль барокко, представлявший собой череду концертных исполнений, вероятно, он имеет все шансы стать традицией. Руководитель Большого театра Владимир Урин лично присутствовал на гастрольном «Ринальдо». В озвученном анонсе сезона 2015-2016 годов на декабрь заявлена премьера оперы «Роделинда» Генделя. В общем, все факты за то, что долгожданная собственная постановка действительно случится.

Автор фото — Фёдор Борисович

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Большой театр

Персоналии

Георг Фридрих Гендель

Произведения

Ринальдо

просмотры: 3399



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть